Смертные чародеи

Размер шрифта: - +

Магический суд. 1

  В открытое окно начал проникать густой белый туман, забирая в себя холод комнаты. Из него сложилось очертание существа. Лайна поднялась с постели и вытерла слезы. Красные глаза придавали чародейке нечто страшное во внешности, жуткое, чего раньше никогда не было. Высший Хранитель вышел из тумана и, посмотрев на девушку, закрыл глаза.
 - Ноэ? - переспросила девушка, как будто не веря своим глазам. - Что ты хочешь от меня?
 - Ты должна идти со мной.
 - Да, я знаю. Я не уберегла чародея. Люди его казнили.
 - Те, кто живет среди людей,
  Всегда готовы к смертной казни.
  Ведь даже собственных детей
  Убьют, при не похожей стати.
  Визита цель другая у меня:
  Мы приговор выносим магу.
  Он предал силу нашего добра
  И должен понести за это плату.
 - Но приговор выносят Высшие Хранители. Зачем нужна я?
 - О, тебе знаком тот сильный маг,
  И тем страшней предательство его.
  А сделать сам бы все я рад,
  Но не хватает мненья твоего.
  Ноэ подал Лайне руку. Чародейка поколебалась с мгновение, но потом, взяв ее, почувствовала, что ее тело становилось не контролируемым и легким. Почти все ощущения покинули ее, кроме одного, что она чувствовала рядом с собой Ноэ. Лайна последний раз оглядела комнату, увидев склонившего голову элима, и поднялась в воздух.
 - Лайна!
  В комнату вбежала Илия, но лишь туман в следующую секунду вылетел с ветром на улицу. Чародейка не видела ни земли, ни неба, только белый туман.
 - Лайна. Лайна, очнись.
  Девушка открыла глаза. Голова кружилась, и легкая дымка никак не уходила из нее. Последнее, что она помнила, это туман. Дымка начала рассеиваться, и Лайна смогла оглядеться.  Она находилась в каком-то огромном зале. Настолько огромном, что потолка не было видно, он тонул в тени. Величественные колонны, наверное, подпирающие этот самый невидимые потолок, стояли на большом расстоянии друг от друга, но чародейка видела их порядком около сотни. Та часть зала, в которой находилась рыжеволосая, была ярко освещена, и в этом свету она разглядела магов, чародеев, эльфов, Хранителей. Казалось, тут собрались все представители магического мира. За спинами крайних из них было темно.
 - Лайна! - голос был знаком, и девушка обернулась на него. Белые длинные волосы, большие синие глаза...
 - Гир! Что происходит? Где мы?
 - Мы во Вратах, Лайна.
  Чародейка недоверчиво посмотрела на эльфа.
 - Подожди, у меня еще туман в голове.
 - Нуарсул помнишь? В Нуарсуле главное место и центр нашего мира - Врата, тут еще происходят главнейшие советы и суды мира магии.
  Рыжеволосая прервала его:
 - Гир, я помню, что такое Врата. Но я не понимаю, что мы тут делаем.
 - Я сам удивлен. Они кого-то будут судить, а нам надо вынести приговор. Мой отец где-то возле Хранителей.
 - Мы не можем выносить приговор, судить могут только Высшие Хранители, - девушка не договорила и обернулась, услышав шум крыльев. Рокне осторожно подходил к ним, пробираясь сквозь толпу магов, и его крылья были высоко подняты, что бы кого-нибудь случайно не задеть. Это и вызывало много шума. Он подошел к чародейке с эльфом и облегченно опустил все четыре крыла. - Я вообще ничего не понимаю, - простонала в растерянности Лайна. - Почему мы здесь?
 - Я шел, что бы объяснить вам это, - отозвался рилан. - Не знаю, кто он, но мы судим предателя.
  Гир отрицательно покачал головой и возразил:
 - Мы ведь никогда не могли вмешивались в такие суды.
 - Раньше не могли, - рилан тяжело вздохнул и посмотрел на молчавшую, но встревоженную Лайну. - Мы судим какого-то сильного мага, и высшие Хранители не хотят брать на себя полную ответственность за его судьбу. Это все, что я знаю.
  Зал стих, потому что собрались Высшие Хранители. Разные существа с огромной силой, решающие судьбы как им заблагорассудится. Ноэ, Ворсал, Харик, Критерион и Ластер - пять имен, властвующих над жизнью и смертью светлых сил. Они заняли свои места на трибуне, по бокам которой были двери.
  Еще немного и в зале раздался твердый, почти металлический голос Ластера. Он всегда был самым разговорчивым.
 - Я вас приветствую, друзья.
  Впервые собраны мы вместе.
  Судить предателя пора
  По вашей, кровной мести.
  Он не обычный чародей,
  Способен горы с места сдвинуть,
  Но продал он своих друзей
  И заслужил от них погибнуть, - голос Ластера стал звучать тише. -
  Все, находящиеся здесь,
  Прекрасно с ним знакомы.
  Иным он в души смог залезть
  И водрузить на них короны, - Высший Хранитель замолчал, давая время присутствующим, еще не зная, кто предатель, уже осудить его. -
  Я попрошу ввести его,
  Но вас хочу уверить:
  Не зная имя своего,
  Он лишь безумью верит.
  А заключив союз со злом,
  Он телом больше не владеет.
  И как поступите потом...
  Ответ у вас внутри созреет.
  Правая дверь у трибуны распахнулась, и первые ряды стоящих существ от неожиданности подались назад. Среди них наступил переполох, и у подножия трибуны образовался большой полукруг. В результате этого, Лайна с Гиром и Рокне теперь находились прямыми очевидцами происходящего и хорошо все видели.
 - Не знает имя своего и лишь безумью верит, - прошептал поникшим голосом Гир слова Ластера.
  В образовавшийся полукруг ввели существо, которое даже невозможно было описать. Тело его лишь отдаленно напоминало человеческое. На лапах длинные когти, без труда могущие разорвать одним движением любую плоть. Прямой широкий хвост. Морда, не похожая ни на одно известное Лайне существо. Огромные желтые глаза с яростью озирались по сторонам, и то и дело были видны острые, как кинжалы, зубы.
 Этот зверь ворчал и скалился на всех. Несколько раз от попытался кинуться на стоящих впереди магов, но зверя останавливали цепи, обвивающие его тело. Цепи держали одиннадцать кишар, но они с трудом сдерживали ярость бывшего чародея. Сердце Лайны бешено колотилось от присутствия этого двухметрового зверя, и девушка, сама не знала, что бы это значило. Гир, увидев замешательство и некоторый испуг на ее лице, взял чародейку за руку, что бы хоть немного подбодрить ее.
 - Душа его настолько же черна,
  Сколь раньше было в ней добра.
  На этот раз говорил Ноэ, и в его голосе чувствовалась глубокая печаль, только еще больше испугавшая Лайну. Чародейка подалась ближе к эльфу, потому что чем больше она смотрела на зверя-мага, тем сильнее ее била дрожь, вызываемая идущей от него ненавистью. Гир крепче сжал руку Лайны, но чувствовал то же самое.
  Ноэ продолжал:
 - Он сильный храбрый маг,
  Не раз спасавший много жизней.
  И злу противнейший был враг,
  Но, погубила мысль о ней.
  Она красива и умна,
  Но силы в них обоих много.
  Любовь пресечена была.
  Мы поступили очень строго.
  Это было раскаяние всех Высших Хранителей, которое озвучил Ноэ. Никто из них не решался сказать имя чародея, а неизвестность порождала все более страшные мысли.
 - Сильный добрый маг, имеющий много друзей и перешедший на темную сторону из-за любви? - Гир недоверчиво повторял все услышанное про зверя и еще больше запутывался, высказывая нелепые предположения.
  Лайна пересилила себя и, оторвав взгляд от страшного зверя, посмотрела на Ноэ. Высший Хранитель смотрел на нее и печально произнес:
 - Энай, - был приговор.
  Среди присутствующих пронесся изумленный, испуганный, но одновременно с этим не верящий ропот. Кто-то крикнул, что-то про ошибку, и это стало началом. Зал всполошился и наполнился криками, призывающими Высших Хранителей не врать, сказать правду или, в самом худшем случае, хотя бы вернуть ему внешность. 
 От криков существо совсем озверело и с большей силой стало вырываться из цепей. Кишары стали оттаскивать его к двери, что бы увести от шума. Не моргающим взглядом Лайна смотрела на зверя, пытаясь найти хоть какое-то сходство со знакомым ей магом. Услышав, кто это, девушку словно саму заковали в цепи, и она не могла пошевелиться. Сердце стучало так сильно и быстро, что, казалось, еще немного, и оно разорвется на маленькие кусочки, и больше не будет причинять хозяйке боль. 
 Опомнилась Лайна, когда зверя потащили к выходу. Она попыталась что-нибудь сказать, но дыхание перехватило, и в этот момент ее взгляд встретился с горящими глазами зверя, который тут же замер, глядя на рыжеволосую. Кишары недоуменно остановились, а все взгляды устремились на них и Лайну. 
 Бывший чародей смотрел на девушку и, как будто что-то поняв, кинулся на нее, протащив несколько шагов кишар, которые с невероятным трудом остановили его. До тех пор, пока зверя не вывели, он пытался достать только одного чародея из всех присутствующих - Лайну. А рыжеволосая забыла как дышать, от этого взгляда она задыхалась. Чародейка попыталась вздохнуть, но грудь будто сжимали лапы невидимого убийцы. Девушка застонала, и этим привлекла внимание эльфа.
 - Лайна. Лайна! - Гир ударил ее по щеке, не сильно, но это помогло перенести внимание девушки со зверя на физическую боль и эльфа. Она смотрела в глаза Гиру, и удушье постепенно проходило, как проходил и гул, стоящий в зале. Эльф обнял девушку, поддерживая, и не давая силам в конец покинуть ее.
 - Я попрошу тишины, - проскрипел Ворсал. -
  Что скажите вы?
  Зал затих. Было видно, что многие хотели бы высказаться, но говорить первым никто не решался. Справа от Лайны стоял Сэра - пожилой маг, прошедший много магических войн, но не потерявший мужество и приобретший мудрость. Опираясь на длинный посох, он вышел несколько вперед и, немного помедлив, что бы на него обратили внимание, начал говорить, обращаясь больше к собравшимся магическим существам, чем к Хранителям:
 - Я знаю Эная с юношества, - зал затаил дыхание, пытаясь не пропустить ни одного слова. - С самого юного возраста он был добр и честен. Многим и самим это известно. Больше всего он ценил дружбу и всегда слушал свое сердце. Мое мнение такое: мы не можем его судить, не услышав его слов.
  Со стариком согласились многие, но вперед вышел эльф, незнакомый Лайне, и возразил Сэре:
 - Пусть он был добр, но нрав у парня был строптивый. Он делал что хотел и когда хотел. Из-за того, что он, так сказать, слушал свое сердце, у него были проблемы. Ведь мы не знаем наверняка, каким было это сердце: светлым или темным. Он перешел на темную сторону, других слов не нужно, он предатель.
 - Энай всегда готов был прийти на помощь и не раз помогал эльфам, живущим среди людей, - вступился в защиту Гир.
 - Но из-за него чуть не погибли риланы девятнадцать лет назад, - послышался голос из толпы, на который тут же ответил Рокне, выйдя из толпы.
 - В нашем мире "чуть" не имеет смысла! Никто не пострадал тогда, а Энай только хотел помочь, а после этого сохранял долгое время наше существование в тайне от людей. Ему нужно дать слово.
 - Твои подданные выжили, Рокне, но мой сын был убит, - в зале наступила тревожная тишина, и толпа расступилась перед говорившим кишаром. - Это случилось только по вине Эная. Если бы не он, я бы не лишился Барайя. Предательство карается смертью.
 - Барай сам решил идти за ним, - в голосе Гира слышалось раздражение. - Твой сын верил силе Эная и его идеям. Он сам шел за ним. А ваша семья всегда уважала чужой выбор, Ниру!
  Незнакомый эльф снова вступил в спор, вызвав своими словами смятение в рядах, защищавших Эная.
 - У хорошего предводителя на первом месте стоит жизнь тех, кого он ведет. Если бы Энай был таким, он бы погиб сам, но сохранил жизнь друга.
 - Как ты можешь так говорить, Астан! - Лайна увидела говорившую женщину. Очень давно этот маг-Кисара, помогла Энаю справиться с душевными переживаниями, относящимися к ней, Лайне. Кисара осталась такой же строгой и серьезной на вид, она была все в таком же красном платье, полы которого уже изрядно потрепались. А вот волосы потеряли прежнюю чернь и почти все были седые, но, не смотря на это, и выступавшие морщинки на ее лице, она была красивой женщиной. - Все знают, про случай с Барайем. Юноша спас Эная, защищая своего друга и свои идеи. Он хотел, что бы на земле был мир.
 - Мир не может строиться на жизнях наших детей! - прервал ее выступавший перед этим Ниру. Уже не молодому кишару было трудно кричать.
 - Согласен, - поддержал Астан. - Жизни целого королевства людей не стоят одной магической жизни.
 - Не правда! - крик Лайны привел всех в замешательство, а она, наконец, пришла в чувство. - Мы, маги и чародеи, издавна жили для защиты людей от темных сил. Так было всегда, и так завещали нам предки.
 - Это осталось в прошлом. Мы защищали людей от темной стороны? Нет, от самих себя, - говорил неизвестный Лайне взрослый полукровка, с едва различимыми чертами кишара и со странным, золотым цветом волос. - Бессмыслица и откровенная глупость. Зачем наши предки убивали друг друга? Только из-за них. Время зависимости нас от них закончено. Я не желаю, что бы мои дети были среди них, поэтому для меня порывы Эная - глупость, и это оправдание не дает ему права голоса за то, что он покорился Тьме.
 - Но если так будет, Морт, - перебил его Сэра.- Если мы уйдем из жизни людей, это приведет к немыслимым последствиям. Мы, предотвращая их ошибки, нужны им, как земле вода.
 - Почему мы, каждый из нас способный покорить любые земли, должны преклоняться перед ними. Время проходит, пройти должны и эти законы.
  Говорившего Астана поддержал Морт:
 - Мы вместе справимся с темной стороной. Люди должны сами разбираться. Они отвыкли от магии. А тебе, Лайна, - он повернулся к рыжеволосой и кинул взгляд, каким смотрят на маленьких детей, не понимающих еще различия между светом и тьмой, - надо понять,что причиной трагедии, произошедшей с тобой и Энаем, являются люди, - Лайна покачала головой, собираясь возразить, но полукровка продолжил. - Если бы не защита людей, вы были бы вместе. Никто не послал бы вас по разным концам людского мира и не пытался вас разлучить.
 - Нет, это не из-за людей.
 - Лайна, ты одна ничего не замечаешь вокруг, кроме этих людишек. Как можно губить свою жизнь и жизнь дорогого тебе существа из-за ложного чувства ответственности?
 -Значит, я виновата в этом? - в чувства рыжеволосой чародейки вмешалась ярость за оскорбленных людей и обвинение ее в предательстве Эная.
  На этот раз пронесся сильный голос Критериона, возмущенного происходящим:
 - Не пропуская даже слова,
  Внимали вашим мы речам.
  Но вот, дошли вы до раздора,
  Хотя винить дано не вам.
  Пошли не правильной дорогой,
  Вы приговор должны решить.
  И Лайну признаем мы невиновной.
  И сами мы решим, кого винить.
  Но в этот, полный зал раздора,
  Вам Ноэ должен возвестить
  О том, что виден путь народа,
  И как нам дальше с вами быть.
  Ноэ вышел вперед и, окинув взглядом присутствующих, заговорил:
  - Все, кто знаком с людьми,
  Знаком и с предсказаньем
  О том, жестоки как они,
  И как те поступили с парнем.
  Когда наступит разделенья час,
  Чародей рассудит нас.
  Зависеть будет от него итог
  Доселе неразлучных двух миров.
  Потомок лирги то дитя,
  И смерть решит его судьба.
  Коль человек его убьет,
  Терпеть их перестанет наш народ.
  Но если люди с ним смиряться,
  Должны мы будем среди них остаться.
  Хранить их от самих себя,
  Как поколенья до меня.
  Посланник именем велик,
  Подаренным, но чист сей лик.
  И пусть не властвует огнем,
  Враг синий позаботься о нем.
  Но вынужден сегодня вам сказать,
  Что разделенья нам не избежать.
  Отныне люди существуют сами,
  И в Нуарсул вернутся чародеи и все маги.
  Ребенок лирги накануне был убит
  Людьми, и разделенье нам отныне предстоит.
  Ну а сейчас, прошу всех разойтись.
  Вам дальше всем без нас придется обойтись.
  Высшие Хранители направились к выходу. Лайна пробралась к трибуне и позвала Ноэ. Но он дал ей понять, что придет к ней сам, и удалился. Зал наполнился громким обсуждением произошедшего. Разделение людского и магического миров касалось всех. Одни хотели этого, другие, напротив, но никто не остался равнодушным. Это сказывалось и на мнение и маге-звере. 
 Многие, вначале знавшие, на чьей они стороне, теперь сомневались в правильности своего мнения. Да и прежде чем судить даже злостного врага, всегда и везде выслушивались его последние слова, а как это сделать, если он, враг и предатель, не помнит даже своего имени и готов убить любого, кто окажется в пределах его власти. Те, кто хорошо знали Эная, были все же на его стороне, но, к сожалению, таких было очень мало, хоть и знали его почти все представитель магического мира.
 



Юлия Ко

#13059 в Фэнтези
#5146 в Разное
#1290 в Драма

В тексте есть: война, свет и тьма

Отредактировано: 06.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться