Смотритель

Размер шрифта: - +

Глава-11.

Глава-11.

 

Стивен Томпсон находился на отшибе журналисткой профессии. Ему определенно не везло на горячие новости, и он довольствовался лишь крохами, которые позволяли ему подобрать более маститые коллеги. По большому счету его это устраивало, но в глубине души он мечтал о гораздо большем, нежели переписывать то, что опубликовали другие, да и новостями это назвать было уже сложно. Вот и сейчас он находился с краю той толпы, что обступила подходы к гостинице и подпускать его ближе к тарелке с информационным кормом никто не собирался.

Томпсон это прекрасно понимал, поэтому бродил по другую сторону тротуара записывая в блокнот не связанные друг с другом мысли в надежде состряпать из них что-то похожее на репортаж. Пару раз у него такое проходило, и он умудрялся пристроить свой опус в желтую газетенку, находящуюся в самом низу пищевой цепочки среди своих собратьев.

Полученный гонорар он тут же потратил на пару бокалов пива весьма сомнительного качества, но это лучшее что с ним произошло за последнее время, обычно он сам доплачивал газетам за публикацию. Ну, а что касается пособия, которое он получил от совета, оно уже подходило к концу и его ожидало возвращение обратно. А это означает потеря памяти и блуждание по улицам пока тебя не заберет полицейский патруль и не найдет твоих родственников. Но у него не было родственников, а значит, Томпсона поместят в интернат для идиотов, где он будет жить среди таких же бедолаг потерявших память и наблюдать за теми, кто потерял разум.

Подобная перспектива пугала его до чертиков, и он готов был идти в дворники лишь бы не возвращаться в свой высокотехнологичный мир. Для себя он поставил рамки в одну неделю, если из него не получится журналист, то ему придется идти в совет и устраиваться на самую черную работу, за которую и тролль-то браться брезгует.

Записывая очередную невеселую мысль в блокнот, он почувствовал, как кто-то преградил ему путь. Не отвлекаясь от записи, он попытался обойти преграду стороной, но ему опять преградили путь. Поведение со стороны преградившего дорогу явно требовало внимание со стороны Томпсона. Он оторвался от записи и, подняв взор, встретился с козлиной мордой. Эти ребята всегда приносили неприятности и просьбой закурить, они не ограничивались.

— Иди за мной, — приказал козел Томпсону, поворачиваясь к нему спиной.

— Зачем? — на автомате спросил Стив и получил чудовищный удар в живот.

— Это не просьба, — проскрежетал козел, когда Томпсон перестал корчиться и смог дышать самостоятельно. — Иди за мной, — опять повторил козел и направился в темный переулок.

Здравая мысль, посетившая голову журналиста, советовала бежать как можно дальше от этого места, но, когда он бросил взгляд в сторону спасительной улицы, то уперся еще в одного козла, одетого в черные кожаные штаны и такого же цвета куртку с металлическими вставками на обоих комплектах гардероба.

Стив поднялся на ноги и, державшись за саднивший живот, направился следом за скрывшимся в переулке козлом. Оригинал в кожаных штанах следовал немного позади, пресекая со стороны Томпсона глупые мысли о побеге и у него надо отметить отлично это получалось.

— Штаны не трут? — решил сострить Томпсон, за что получил по почкам и ткнулся лицом в дурно пахнущую лужу, о происхождении которой он даже боялся догадываться.

Козел оказался заботливым, он даже помог подняться Стиву, правда для этого он использовал ремень журналиста на брюках и воротник его куртки. Вынув писателя из лужи и стряхнув от лишней влаги, он зашвырнул Томпсона куда-то вдоль темного переулка. То, что увидел Стив после приземления, ему сильно не понравилось. Какой-то упырь сосал кровь у смотрителя, это происшествие поразило Томпсона так же сильно, как и то, когда он попал на оборотную сторону и воочию убедился в ее существовании.

— Боюсь приятель активированным углем не отделаешься, хотя после такого проступка кусок серебра у тебя во лбу который обеспечат смотрители определенно избавит от кровавого поноса, — произнес Стив, обращаясь к упырю в надежде запугать его последствиями.

Стоящий возле Стива козел собрался вновь проучить наглого человека, но вампир остановил его жестом. Наконец упырь насосался кровушки и поднялся с колена, оставив в покое мертвого смотрителя.

— Дело в том, что человеческую кровь приятно пить до тех пор, пока сердце в его груди бьется, потом уже такого удовольствия нет, — произнес вампир, ни к кому конкретно не обращаясь. — А этот оказался настолько слаб, что почти меня разочаровал, но на первое время голод он мне утолил.

Вампир опять присел возле смотрителя и вынул у него из кармана сложенный вчетверо листок.

— Думаю, мне стоит представиться, — произнес он, подходя к Томпсону и протягивая ему бумагу.

Стив взял листок и прочел содержимое, в нем говорилось о награде за поимку вампира по имени Ремайнер.

— Тебе нужна горячая новость? — спросил Ремайнер.

Стив Томпсон потерял дар речи и только кивнул. Взглянув в глаза вампиру, вся смелость журналиста куда-то испарилась, но предложение упыря говорило о том, что питаться его журналисткой кровью пока никто не собирается.

— Да, мне жизненно необходима горячая новость, — набравшись храбрости, произнес Стив.



Дмитрий Орлов

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться