Сможешь ли ты почувствовать мою боль?

Размер шрифта: - +

Глава 14

    Утром Жене позвонил Кирилл. Она решила промолчать о том, что была у него вчера и разговаривала с Сашей. Но Кирилл все же заметил небольшую дрожь в голосе девушки.

- Ты в порядке?

- Конечно. Все отлично.

- Родители уже завтра приезжают. Я быстро все решу с Сашей. Не волнуйся.  

    Женя как-то странно себя чувствовала. Теперь, при каждом упоминании о Саше Кириллом, она почему-то представляла себя на ее месте. Ей казалось, что Кирилл говорит именно о ней. Ее охватывало ужасное чувство. Ей казалось, что с ней произойдет то же, что и с Сашей. Кирилл бросит ее. У него будет еще сто таких, как она. А она никогда не избавится от любви к нему и ее страдания начнутся снова. С чистого листа.

- Ты ведь никогда не бросишь меня? – внезапно спросила Женя. 

    Может она и не хотела спрашивать так открыто, но сердце все же одолело рассудок.

- Жень, - она четко услышала серьезность в голосе парня, - Ты же знаешь, что никогда. Почему не веришь мне?  

    Девушка поняла, что этот вопрос был лишним.

- Нет, нет! – стала оправдываться она, - Конечно верю. Извини, не знаю, зачем я это вообще спросила.

    Женя сделала глубокий вдох. Нет. Кирилл не оставит ее. Никогда. Это невозможно. Он любит ее. Это все Саша. Она просто старается запутать Женю. Сломать ее. Конечно, можно понять девушку, у которой отняли самого близкого для нее человека. И это естественно, что она будет делать все, лишь бы вернуть его обратно. Сейчас это все можно было бы назвать некой борьбой. Борьбой за счастье.

- Больше не задавай таких вопросов, - уже с нежностью, но одновременно и с обидой, сказал парень, - Я люблю тебя. И я никогда не стану разбрасываться такими словами.

- Я знаю. Прости.

- Не будем больше об этом. Я зайду за тобой завтра перед школой.

- Хорошо.  

    Женя чувствовала себя отвратительно после этого разговора. Выпив залпом полный стакан воды, она пошла к себе в комнату и рухнула на кровать. Подперев кулаками подбородок, она смотрела на свою любимую фотографию. Фотографию с отцом.

- Знаешь, пап, - начала она, проведя рукой по рамочному стеклу, - Не думала, что это когда-нибудь произойдет, но сейчас у меня все хорошо, - она улыбнулась с выступившими слезами, - У меня, наконец, все хорошо, пап. У меня появился Кирилл. Знаешь, он такой же, как и ты. Он любит меня. Любит так же, как и ты, - голос девушки начинал дрожать, - Есть человек, который любит меня, представляешь? А я еще смею сомневаться в этом. Да как же я могу? Но с одной стороны, это ужасный страх – потерять его, - Женя перевернулась на спину и зациклила взгляд на потолке, - все, как говорила Алена. Как же это мучительно. Я не хочу потерять его, как когда-то потеряла тебя, пап, - девушка подняла фотографию вверх на вытянутых руках и посмотрела на нее так, будто ожидала, что она скажет ей что-то в ответ.

- Снова твоя шизофрения?  

    Женя, все еще лежа на спине и держа фотографию, повернула голову к двери. У нее стояла мать, как обычно чем-то недовольная. И если раньше девушка огрызалась или язвила, то теперь она смотрела на мать чуть ли не с улыбкой.

- Купи мне пианино, - проигнорировав вопрос матери, внезапно сказала Женя.

- Что?

- Пианино.

«Я тоже хочу через музыку постараться передать свои чувства…»

- Ты что, думаешь, я и правда куплю его тебе?

- Пожалуйста, - Женя, будто рассчитывая на такую реакцию, стала умоляюще смотреть на мать, - Я никогда тебя еще ни о чем не просила.

- Думаешь, сделала щенячьи глазки, и я сразу купила тебе все, что захочешь? Такому адскому ребенку, как ты?!  

    Но Женя совсем не изменилась в лице.

- Мы никогда с тобой не разговаривали. Просто так, - вдруг сказала девушка, - Никогда не проводили время вместе. Никогда у нас не было таких отношений, какие должны быть у матери с дочерью...

    Женщина вздрогнула, не ожидая таких слов, и на ее лице появилось что-то, совсем ей не свойственное. Это была грусть. А может сожаление? Но ее взгляд стал другим.

- И я хорошо понимаю твою ненависть ко мне, - печально улыбнулась Женя, - Да, наверное, я и правда сломала тебе жизнь. Но… несмотря ни на что, я всегда любила тебя. Любила и надеялась, что когда-нибудь увижу твою улыбку. И на каждый День Рождения… На каждый День Рождения я желала, чтобы у нас все наладилось. Чтобы мы разбогатели. Уехали в Киев… И чтобы мама всегда улыбалась, - Женя искренне усмехнулась, - А ведь мы с папой и правда… мы так хотели увидеть твою улыбку, - она посмотрела в глаза матери. Она посмотрела на нее так пронзающе, что даже ее мать. Даже она смогла прочувствоваться словами Жени, - Прости, мама. Но я, правда, делала все возможное, лишь бы ты… лишь бы ты хоть раз улыбнулась мне. Похвалила. Прижала к себе, - затем она ненадолго замолчала и вздохнула, - Я правда, так хотела, чтобы ты не ненавидела меня. Но, видимо, я плохо старалась. И даже сейчас я понимаю, что ничего уже не изменить. Так что, в любом случае, прости. Прости, что ты должна была нести это ужасное бремя. Ужасное бремя матери такого адского ребенка. Но та маленькая девочка… Знай, она действительно искренне любила тебя. Несмотря на всю твою ненависть. Любила и улыбалась, несмотря ни на что.  

    Женя, сказав все, что хотела, опустила взгляд вниз, а потом подняла его на мать.

    Неужели сейчас перед ней стояла она? Та самая черствая женщина, не плакавшая даже за собственным мужем? Да. Перед Женей сейчас стояла именно она. И по ее щекам, из пустых и таких равнодушных глаз текли слезы. Первые слезы, которые Женя увидела у своей матери.  

    Женщина, сделав глубокий вдох, поняла, что больше не сможет сдерживать эмоции.



Кати

Отредактировано: 13.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться