Снайпер

СНАЙПЕР

 

 

Зачем я здесь, на этой войне!? Конечно же, ради денег. Только ради денег. Мне предложили это выгодное дело, и я здесь. Но, может быть, я из-за него?.. Из-за того, что он здесь!? Он!?

Кто он?!

Я переспрашиваю сама себя нес­колько раз. Кто тот человек, что пре­дал меня? Нет. Из-за него бы я не пошла на эту бессмысленную войну. Ни за что бы не пошла. Это просто ничтожество Я б себя за это прези­рала. Другое дело, что он подтолкнул меня к этому. Он разрушил мое счас­тье... А я верила ему, понимаете? Ве­рила ему... Это просто ужасно - все вспомнить. Нет. Я здесь только ради денег... Мне страшно становится по ночам. Ведь если меня убьют, он ни­когда меня не увидит, а если увидит, то я не увижу его слез. Хотя, будут ли они, эти слезы!?

Смешно.

Я стараюсь поймать на мушку своего оружия такого, как он, безза­щитного солдата. И бью по нему, из-за него... О, сколько горя он мне при­нес. Это трудно все вспоминать. Вы не представляете, как мне это труд­но... Я плачу. Я снова теряю солдата из виду, не могу нажать на курок. Мне больно. Но я должна. За каждого уби­того мне платят хорошие деньги, не знаю, кажется, около тысячи долла­ров. Подстрели десяток солдат, и я смогу купить себе квартиру, и плевать я хотела на него. Понимаете? Плевать! И вообще я его ненавижу. Господи! Ну за что мне такое наказание? Мо­жет, я только из-за него пошла в это пекло войны... Мы теперь по разные стороны, и многое разделяет нас, да­же то, что он ни разу не брал в руки оружия, а я... Я долгое время занима­лась стрельбой, имела какие-то ре­зультаты. Участвовала в соревновани­ях. Все шло к тому, что я скоро полу­чу мастера спорта по стрельбе. Я прекрасно, нет, великолепно стреляю. Из меня вышел бы неплохой снай­пер... Но не хочется думать о себе. Все больше о нем. О нем.

«Я встретила его случайно, навер­ное, мы столкнулись в этой большой городской толпе. Он был такой краси­вый, что я не удержалась, разговори­лась, хотя раньше ни с кем не разго­варивала. Он улыбался мне, казалось, что нет никого лучше него. Что он самый-самый... До него у меня вообще никого не было. Я совершенно не зна­ла, что такое любовь! С утра до вече­ра только одни тренировки. Если кто и обращал свое внимание на меня, так это тренер. И то разве что из-за ре­зультата. Я сидела дома и мечтала о своем принце. И он появился. Пони­маете? Появился! Этот загадочный, красивый принц. Мне было больно на него смотреть. Ведь такого красивого и милого юноши я не встречала ни ра­зу в своей жизни. Мне завидовали под­руги. Он пригласил меня на свидание, и я пошла. Пренебрегла соревновани­ями, пошла на эту встречу. Он ждал меня. Что я могла тогда? Лишь пожать своими хрупкими плечиками и смущен­но отвернуться от его хмельного взгля­да?! О, господи, зачем я вспоминаю все это!? Может, просто оттого, что он именно здесь, на этой проклятой вой­не. Но только воюет с другой сторо­ны. Да какое это имеет значение. Глав­ное, мы оба здесь, и он где-то рядом. Я думаю не о том. Я вспоминаю все сначала. Он пригласил к себе домой. Не знаю, почему, но я согласилась. С другим бы не пошла, но с ним... Я не смогла ему отказать. Он постоянно об­нимал меня и целовал. Он просто об­жег меня своим поцелуем. Такого го­рячего поцелуя я не испытывала рань­ше никогда. Мне очень хотелось быть именно в его квартире. И только нае­дине... Мы вошли в большую темную квартиру, где было так уютно. Я сходила с ума. Словно огромный Эр­митаж предстал передо мной. Чего здесь только не было?! И картины, и портреты, на которых были добрые и милые лица. Потом... потом был нак­рытый стол и шампанское. Оно так ударило в голову, что я слегка при­легла на его плечи. Он улыбался и го­ворил, что я самая прекрасная на све­те. Целовал, целовал меня. Потушил свет... Я не видела его обнаженного тела, он не дал мне смотреть на себя. Я только чувствовала его. Но этого бы­ло достаточно, чтоб летать от счастья и все позабыть на свете...»

Мои мысли прерываются.

- Эй, ты что, заснула? - крикнул кто-то из-за двери. Я оглядываюсь. Никого вроде нет. Нас здесь четве­ро, и все девушки. Все такие разные и жестокие. Может быть, их сделала жестокими любовь?! Не знаю.

- Вон, смотри, бежит один, это твой! - опять все тот же голос. Я под­нимаю винтовку и целюсь. Все поза­ди. Какая мне разница, выйду ли я жи­вой с этой войны!?

О, мне его хорошо видно. Солдат медленно идет от одного обгоревшего дома к другому, совершенно не подоз­ревая, что сейчас расстанет­ся с жизнью. Он еще что-то насвисты­вает. Такой молодой и беззаботный. Честное слово, мне так его жалко!

А он пожалел меня!?

Мысли о нем так и лезут в голо­ву. Господи, зачем я все-таки здесь? Наверное, только из-за него. Солдат опускается перед краном. Хотя прекрасно знает, что водопро­вод взорван, и в городе нет питьевой воды. Что же ты делаешь, милый, бе­ги! Беги! Или я убью тебя...

- Эй, ты что, уснула!?

Как мне надоел этот голос.

- Вижу я его, вижу, - осторожно говорю я. - Пусть напьется воды пе­ред смертью.

Я нажимаю курок и попадаю в его каску. От испуга он бросается на зем­лю, совершенно не зная, как себя вес­ти дальше. А вот и по нам уже стре­ляют Ничего, теперь надо переждать, чтоб не заметили. Лежи, лежи, сол­дат, мысленно говорю я сама себе. Как стемнеет, тебя заберут. Я только ранила тебя. Ты будешь жить, если только нужен своим.

Я опять закрываю глаза.

Он рядом!

«Ночь! Какая была ночь! Я сходи­ла с ума и думала, что наконец-то нашла свое счастье. Он такой теплый. Так приятно разговаривал со мной, ласкал меня. Я даже перестала стес­няться. Было душно, он раскрылся, и я нежно провела по всему его телу рукой. Он вздрагивал и прижимал ме­ня... Помню, под утро мы разошлись. Он сказал, что обязательно позвонит. А я не мыслила, как это - обязатель­но? Теперь мы одно целое, он не сможет не позвонить. Да и я не такая уж гордая, сама приду к нему... Этого звонка я ждала вечность. Не отходила от телефона, бросалась к каждому звонку и нервно спраши­вала: «Алло!?». Нет, не он. Я готова была послать всех к чертовой мате­ри, всех, кто звонил мне. «Господи! - молилась тогда я, - ну когда же он позвонит!?». Он позвонил. И вот я с ним разговари­ваю. Он смело задает вопросы, толь­ко они какие-то странные. А я не знаю, что говорю ему в трубку. Он сказал, что уезжает в командировку, и мы сможем увидеться только через не­делю. «Хорошо, я буду ждать тебя! А можно, я провожу тебя, Миша?» «Нет, нет, нельзя!» Его ответ убил меня. Убил. Но, может, действительно нель­зя? Зачем я наговариваю лишнее? Не­деля, словно забывчивая осень, на­висла надо мной. Понедельник, втор­ник, среда... Да сколько же этих дней? Но зато я готовилась. Готовилась к встрече с ним. Когда он позвонил поз­дно вечером, в субботу, я купалась в ванне. Босоногая, в одном махровом халате, я вылетела из ванны, чуть не поскользнувшись в коридоре. Подвихнула немного ногу. Это ничего, прой­дет. «Алло, алло, это ты... Ну, слава Богу». Мы говорим, говорим, говорим. Час, два... Наверное, злится моя ма­ма, которая не может уснуть, не уз­нав, с кем я разговариваю по теле­фону. Потом я бросаю трубку и ухожу к себе. Нет, я не смогу уснуть! Мне бы только дождаться этого завтра! И оно приходит. Еще страшнее мне ка­жутся часы, которые отсчитывают ми­нуты до вашей встречи. Все уже дав­но собрано. Костюм, духи, помада... О, господи! Я лечу к условленному месту. Он там будет ждать меня. Вот оно, это место! Вот этот прекрасный, старый парк. Его нет. Слышу звуки ма­шины. Он важно выходит ко мне нав­стречу. И я бросаюсь в его объятия...».



Вадим Ефимов

Отредактировано: 04.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться