Снежинки на ладони

Ёлки-палки и сугроб (Яна Гущина)

Никогда не угадаешь

Где найдёшь, где потеряешь…

Ну вот где справедливость в этом мире? До Нового года осталось всего несколько часов, а я тащусь по морозу с пакетами, наполненными продуктами. Жена дома хлопочет, готовясь к празднику, а Маринка – дочка моя – понавела гостей. Говорит, что весело будет.

На счёт веселья не сомневаюсь, так как оно началось у меня загодя: жена то и дело звонит – купи это, купи то. В итоге я и не понял, неужели нельзя было всё купить заранее? Видите ли, гостей набралось больше, чем планировали! А почему расхлёбывать должен я? Статус отца семейства ещё не делает меня козлом отпущения. Или делает? Походу, второй вариант ближе к действительности.

Уже стемнело. Иду, никого не трогаю. Всё купил, как положено: пара бутылок шампанского, горбуша, сыр, майонез, маслины, зелёный горошек и ещё что-то там было по списку. Тяну. Уже и жрать-то охота. Мне бы поесть, да телевизор посмотреть. А тут ещё гостей развлекай. Впрочем, нет, Маринка права – должно быть весело. Ну хоть развлечёмся, а то я со своей работой окончательно в себя ушёл. Надо выбираться из раковины отшельника.

И тут, чёрт бы его взял, зазвонил мобильник. О, блин, кто ж такой догадливый, что вот именно сейчас я мечтаю поговорить по телефону?

Пакеты ставлю прямо в снег, хмурым взглядом взираю на экран. Опять Маринка. На сей раз что? Нажимаю кнопку ответа. А из динамика на меня выплеснулись шум, гам, ор и Маринкин голос:

- Па, выручай! Славик с Наташкой ёлку украшали, да свечами подпалили вату на ней. Всё загорелось! - Я остолбенел, а Маринка продолжает: - Но пожарных вызывать не пришлось. Сами потушили.

Надо же! Хату чуть не спалили изверги! Я запыхтел в ответ. Пытаюсь не сорваться в крик. Успокаиваюсь. Вдох-выдох-вдох… и вот на выдохе меня понесло:

- Да ты хоть понимаешь, что чуть было дом не сожгла нафиг? Гони всю эту братию к чертям собачьим! К тому моменту, как вернусь, чтобы никого не было!

В телефоне раздался плаксивый голос Маринки:

- Папа, но всё ж обошлось. Мама не сердилась. Даже шторы не сгорели, и ковёр не сильно пострадал. – О! Так, оказывается, они персидский ковёр прожгли, гады? Но вставить ничего не успел, так как Маринка продолжила давить на жалость: - Пап, ну тут же Костик. Ты же знаешь, как он мне нравится. Как я всех прогоню? Папа, ну миленький…

Я пыхчу…Но молчу и единственное, на что меня хватило, это рявкнуть:

- Сейчас приду и…

Но, видать, гнева в моём голосе она не расслышала, и, не дав договорить, заявляет:

- Па, так что купи, пожалуйста, новую ёлочку!

От подобной наглости мобильник вывалился из руки. Пока ловил, поддел его, отчего тот отлетел в сторону и шмякнулся в глубокий сугроб. Матерясь, ринулся за ним. По локоть влез в только выпавший снег, и заледеневшими пальцами извлёк телефон.

Чёрт! Мобильник сдох! Была бы Маринка рядом, убил бы!

Вылез из сугроба на тропу. Озверело пнул ногой пакет. Что-то внутри звякнуло, а боль пронзила большой палец ноги. Ну что за ёлки-палки? От злости чуть ещё раз не пнул его, но так в замахе нога и замерла: видимо включился мозг и услужливо подсказал, что если ударю ещё раз, то могу сломать ногу в придачу ко всем происшествиям. Так и застыл на одной ноге, как цапля недоделанная. Клювом щёлкаю от злости, но понимаю, что надо успокоиться.

Только всё всегда бывает разом – и удачи и неудачи. Так вот Дух Нового Года решил поразвлечься со мной по полной программе. И когда я ставил ногу, другая, на которой, собственно, я и стоял, заскользила. Размашисто взмахнув руками, я навзничь грохнулся в сугроб. Ударился спиной так, что аж дыхание перехватило. Забыл как дышать. Рот раскрываю, да вдохнуть не получается. Раза с третьего всё наладилось. Но вот встать не удалось – спину свело.

И мысль ещё такая поганая – Новый Год скоро, народ, небось, уже по домам сидит, а я валяюсь в сугробе с двумя пакетами жратвы. И хорошо, что никто мимо не прошёл, а то стыдно даже. Хотя тропа  мимо многоэтажки петляет. Небось, кто-то в окно всё же видел. Впрочем, мне уже всё по фигу.

Мне б ещё раз попробовать подняться, да только спину не отпускает. Признаться, так всё задолбало, что аж Новый Год ни в радость. А тут, как назло, ещё и про ёлку вспомнил. Лежу и думаю – где её купить, чтобы дочке праздник-то не испортить?

И вдруг вижу: открывается окно на пятом этаже, оттуда мужик высовывается с сигаретой в зубах и нервно так затягивается. При этом не забывает оглядываться назад и кричать в комнату:

- Люська, ты хоть праздник не портила бы! Вечно тебе всё не так! Всегда всем недовольна! Причём, постоянно к ёлкам придираешься! То ругаешься, что в этом году ёлку большую купил. То пилила меня, что ёлку в прошлом году не вовремя из дома вынес! Ничего ты, Люська, в ёлках не понимаешь! Она же нас тогда до самого мая радовала!



Творческая Коалиция

Отредактировано: 01.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться