Снежная история

Размер шрифта: - +

Снежная история

Снег крупными хлопьями валил медленно, нехотя и словно не умея. В тени парка лишь только в блеклом свете луны поблескивали снежинки, но здесь, на аллее, под светом фонаря они сияли. Кружась в вихре неведомого никому танца, они вальяжно опускались на ветки деревьев, уже заваленный снегом газон, дорогу и даже, осмелившись, на прохаживающих в этот дивный вечер по улице людей.

Я поёжилась от легко ветерка и с детским восторгом посмотрела вверх на опускающиеся снежинки. Сколько лет прошло, сколько зим перебывало, а я всё продолжала смотреть, как в первый раз, на очередное чудо природы. Было в этом что-то загадочное, таинственное, волшебное. Особенно по вечерам, когда стихал гул машин, гомон людей и на землю опускалась темнота, окутывая всё вокруг своей чернотой, словно одеялам. И там, где светили фонарные столбы, существовали свои собственные миры, свои отдельные планеты с вихрями и бурями, добром и злом, волшебством и повседневностью, со своим собственным танцем снежинок и чувствами. Это было настолько же необычно и странно, насколько чудесно и завораживающе.

В очередной раз, наслаждаясь тишиной улицы, теплым зимним вечером и просто хорошей прогулкой, я услышала голоса. Сперва их было едва разобрать, но по мере приближения ко мне говоривших, я поняла, что в мою сторону по дорожке направляются девушки.

Ох уж эта молодёжь! Вечной веселье и беззаботность жизни.

Скрупулезно усмехнувшись, я посмотрела в темноту, откуда едва различимо выступали две девичьи фигуры, разглядеть которые смогла лишь только когда они близко подошли к свету. Одна из них, лет восемнадцати-девятнадцати, укутавшись в пальто, шапку и обмотав себя вдобавок ещё шарфом, лишь только недовольно посматривала на свою знакомую, которая, весело щебеча что-то о великой вселенской любви, в отличие от неё, шла чуть ли не нараспашку, накинув сверху лишь курточку да меховые наушники на голову. Её шоколадного цвета волосы, увенчанные тонкой сеточкой снежинок, развивались на ветру,  открывая молодое, миловидное личико, большие, голубые глаза, маленький носик и губки бантиком. Девушка мне напоминала чем-то тех вечных героинь сказок, что так смело и безрассудно окунаются с головой в призрачную мечту, надевают на себя розовы очки и сквозь эту плазму вселенского чуда смотрят на окружающий мир и их людей. Вечная мечтательница, она даже не замечала ничего вокруг, весело отвечая на тихие недовольные замечания её подруги, и  даже когда, поскользнувшись, упала на спину, лишь весело рассмеялась, беря в руку горстку снега и бросая его в злую собеседницу.

- Твоя любовь уже сбивает тебя с ног, Милен, - усмехнулась жёстко девушка, отряхиваясь от брошенного в неё снежка и помогая мечтательнице  подняться с земли. – Будь осторожней.

- Ага! – воскликнула Милена, поднимаясь и довольно смотря на подружку. – Значит, Катерина, ты уже не  отрицаешь наличие этих самых сил!

Катерина страдальчески вздохнула. А меня настолько позабавила эта ситуация, что я не удержала тихого смешка, который в наступившей мгновенной тишине прозвучал громко и даже отчётливо. Две пары глаз, как по команде, тут же обернулись и посмотрели на меня. Да так и застыли в немом ступоре.

Катя среагировала быстрее Милы и только, победно смотря на свою знакомку, сказала торжествующе:

- Вот видишь, а что я говорила тебе! Эти глупые мысли и мечты не только выбивают из-под ног твоих землю, но ещё и забавят окружающих! Смирись уже и прими действительность такую, какая она есть.

И совсем тихо, себе под нос пробурчала:

- И перестань уже наставлять меня на этот твой «путь истинный».

Я, улыбаясь, покачала головой. Происходящее для меня стало проясняться и мне вдруг захотелось помочь Милен проучить её подружку: грубиянку, реалистку и просто до мозга костей ядовитую особу, со скепсисом смотрящую на мир свысока.

- На путь истины никогда не поздно пойти, - вставила свою лепту я, подавая голос из темны и  заставляя уже отмереть горе-проповедницу.

- Да вы издеваетесь, - простонала в ответ мне Катерина, разворачиваясь и явно намериваясь покинуть общество в лице меня и её фанатичной мечтательницы. Но как бы ни так! Мои слова дали нужный эффект и Мила, вместо того, чтобы, по сути, просто покивать головой и ретироваться вместе со второй девушкой, схватила её за руку и подтащила поближе к скамье.

- Кать, перестань уже! – с наигранной строгостью начала она, - тебе взрослые, умные люди вещи говорят, а ты всё за шутку принимаешь да отмахиваешься. Это не дело!

Выразительные, темные глаза закатились в ответ на эти слова. И слабая попытка вырваться последовала вслед.

Фантазёрка, скинув снежок, уселась рядом со мной на скамейку, подтягивая за собой и реалистку. Та хоть и кривилась, но уселась послушно.

- Вы тоже считаете, что нашему миру присущи чудеса и такие высокие чувства, как… любовь? – едва ли не с придыханием произнесла она, с нескрываемым восторгом во взгляде. Ну, точно фанатик, перечитавший не одну дюжину романов.

- Место чудесам, несомненно, быть. Нужно лишь раскрыть глаза, оглянуться вокруг, присмотреться и увидеть их. В современном мире люди ослепли, разучились видеть то, что нужно, разучились смотреть по сторонам, а не только в прямую пустоту, разучились замечать приятные мелочи жизни, зацикливаясь лишь на мелких неприятностях и раздувая их, словно из мухи слонов, - горько покачала головой я. Эта тема была едва ли не самой печальной для меня – слишком больно видеть, как угасает вера в людях, во всём человечестве. – Увы, но мы разучились чувствовать, ощущать, радоваться. Потеряли навыки дарить счастье другим и получать его взамен. Разучились, забыли… и больше не знаем как.



Юлианна Теслоу

Отредактировано: 14.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться