Снежная Слепота

Глава 5. Долгие поиски

Снег, сколько бы его не выпало, был и оставался водой. С приходом весны ему суждено было растаять и обнажить всё то, что он так долго прятал под собой. Именно этого и боялись многие люди. Истины, обнажённости, голой картинки без прикрас и прикрытий.

Матс никогда не лгал, но в глубине души боялся правды. Той самой, которую скрывали люди. Следовало ему опасаться и Джеймса Эндрюса с его необычным гостеприимством, но усталость от своей собственной подозрительности взяла верх, подавив всё желанием хотя бы ненадолго побыть простым человеком, гостем снежного Тромсё.

Матс вернулся в гостиницу, выписался и перевёз свои вещи к Джеймсу. Тот отдал полковнику гостевую комнату, одну из самых лучших и тёплых в доме. Они поужинали и быстро разошлись спать: Ларсену всё ещё не хватало отдыха, а Джеймсу нужно было выспаться, чтобы держать эмоции под контролем.

Что было ожидаемо, на следующее же утро Матса разбудила ругань: Джек заявился к сыну и отчитывал его за то, что тот принял у себя дома их «врага». Джеймс с трудом угомонил старика, и тот ушёл, хлопнув дверью, сказав напоследок пару нелестных слов в сторону сына.

После этого Джеймс не сильно спешил на работу. Он всячески старался оттянуть момент выхода из дома: переоделся в другой костюм, вспомнил, что что-то забыл в комнате, снова налил себе кофе, опять переоделся. Матс сидел на уютной и светлой кухне, пил чай и молча наблюдал за его метаниями. Он невольно ощущал себя виновником его проблем и переживаний.

— Так и знал, что доставлю тебе сложностей, — сказал Матс, поставив чашку на стол.

— У меня и без тебя их было много, поверь, — ответил Джеймс, усмехнувшись. — Зато вместе мы возможно найдём ответы, о чём пока моему отцу знать не обязательно...

Разговор прервал звонок в дверь. Джеймс удивлённо вскинул брови, глянул на часы, не понимая, кого могло принести в это время, и пошёл открывать. От внимания Матса не укрылось, что он специально оставил дверь на кухню открытой, чтобы визитёр сразу увидел, что он не один. Словно Джеймс действительно чего-то боялся, как той ночью, когда высматривал кого-то у окна.

Однако вопреки опасениям, на пороге, широко улыбаясь, стоял Андеш Бергене, молодой сержант из участка, который два дня назад подвозил Матса. Щёки у парнишки были раскрасневшиеся после уличного мороза, и выглядел он так забавно и бодро, что полковник тихо усмехнулся. Наивная молодость была прекрасна одним своим проявлением.

— Смотрите, кто это в такую рань... — скептически протянул Джеймс, облокотившись на косяк двери. — Чего припёрся такой довольный? Едва ли с хорошими новостями, да, Бергене?

— Ну что ты начинаешь? — моментально скис сержант. — Я и правда с не очень хорошими новостями, но не нарочно же! О, полковник Ларсен! Доброго утра!

— Доброго, Андеш. — Матс не смог сдержать улыбку и отсалютовал сержанту чашкой.

— Смотрите, как бы вас ночью не покусали злобные вампиры, — сказал Андеш заговорческим тоном. — Они имеют свойство пить кровь и чужие эмоции, портить окружающим настроение и недовольно гундеть по утрам.

— Всё сказал? — хмыкнул Джеймс, поняв намёк. — Вот за это я тебя ещё со школы терпеть не могу. Говори, чего хотел.

— Администрация просит тебя как можно быстрее разрешить вопрос с забастовкой, — серьёзно продолжил Бергене. — Твои рабочие каждый день туристов распугивают на центральных улицах. Просили передать, что понимают ваше положение, случившееся, но по возможности...

Джеймс тяжело вздохнул, перебив тем самым речь Андеша. Тот моментально замолчал, смутившись, и посмотрел на Джеймса сочувствующе. Матс подумал, что для службы в полиции он излишне эмоционален.

— Ненавижу тебя, гонец с плохими новостями, — сказал Джеймс после паузы. — Проходи, угощу кофе, отогреешься.

Андеш довольно улыбнулся, скинул обувь и прошёл на кухню. Казалось, его абсолютно не смущало поведение Джеймса: тот ворчал, но весьма миролюбиво. Матс подумал, что за его демонстративным скептицизмом скрывается болезненное и тягучее одиночество. Джеймс провёл в Лондоне почти что десять лет и, конечно же, отвык от Тромсё, а Тромсё отвык от него. Люди, скорее всего, казались чужими и далёкими, всё точно так же, как и в случае с самим Матсом.

— Поначалу мне показалось, что вы не очень ладите, — признался Матс, когда Андеш потягивал кофе.

— Нет, мы всегда дружили, — довольным тоном сообщил Бергене, косясь на Джеймса, который метался в соседней комнате с телефоном в руке. — У него, ясное дело, всегда было мало друзей, но я с ним со школы ладил. Джеймс вредный безумно, но не такой плохой, как хочет показаться.



Золотой Лис

Отредактировано: 20.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться