Снежная Слепота

Глава 8. Карточный домик

Самый слепой человек этот тот, который не хочет видеть правду. В Тромсё среди белого-белого снега, среди его обманчивого блеска и выжигающего глаза сияния, ослепнуть мог любой. Холод выедал влагу из глаз, обращал глазные яблоки в льдины, разъедал до крови, и многие в городе привыкли ничего не замечать.

Вот и Карл Юхансен, казалось, давно ослеп. Стоя в мрачном подвале, который был для кого-то тюрьмой, он не видел очевидную истину. Старший инспектор не заметил надписи на стене, скептически глянул на миски и поморщился. Не хотел признавать правду, не хотел её принимать. Ведь в их тихом и уютном городе ничего подобного быть не могло.

— Тут кого-то держали? — тихо спросил он, желая услышать опровержение. — Или... нет. Ведь нет?

— Срочно уходим, — скомандовал Матс.

— Что?

— Уходим!

Они вышли из комнаты, и полковник выключил свет. Он придвинул шкаф на место, и так же спешно они с Карлом поднялись из подвала, гася за собой свет, закрывая двери и пробираясь через вязкую липкую тьму обратно к свету. На улице всё ещё было темно, но не так, как в подвале, да и воздух тут был намного чище и свежее. Матс жадно вдохнул полной грудью и выдохнул, ощущая, как кружится голова. А Карл был бледный, словно увидел привидение, хотя, возможно так оно и было.

Они молча сели в машину и уехали. Юхансен выжимал газ, не боясь, что его занесёт на дороге. Он убегал от правды, пытался оторваться от её когтистых пальцев и забыть то, что увидел. Не только ему, но Матсу не хотелось верить в это маленькое открытие: город давно тронула гниль. И расползалась она из этого самого подвала, заполняя собой всё пространство вокруг.

— Почему мы уехали? — спросил Карл после паузы.

— Потому что он вернётся, — сказал Матс. — Мне кажется, убийца Андеша, как и мы, внезапно нашёл эту комнату. Шкаф был придвинут не так, как стоял многие годы до этого. Наш убийца ощутил сквозняк, нашёл комнату, возможно, он был в шоке. Вот тогда Андеш и спугнул его. Наш убийца спешно придвинул шкаф, попросил сержанта помочь поднять холодильник, а после убил его.

— Может убийца знал о комнате и держал там кого-то! — парировал Карл.

— Умоляю вас, думайте, — раздражённо попросил полковник, ощущая внутреннюю дрожь. — Нет. Видно же, что там никого не было много лет. А если убийца знал о комнате, то ему не нужно было тратить время. Он не хотел отвлекаться. Другими словами, если Джек или кто-то ещё, тот, кто убил Олафа и Андеша, был тут, то он вернётся, чтобы понять, какого чёрта происходило в этом доме.

— Лора могла быть связана с этим местом? — спросил Карл.

— Кто знает.

— Ладно. Оставлю слежку. Как только приеду в участок, тут же направлю своих ребят. Хватит самодеятельности.

Участок Матс покинул утром, когда стали ходить автобусы. Он позвонил Джеймсу, и тот ответил, что уже покинул больницу и доехал до дома. Матс облегчённо выдохнул и направился к нему, понимая, что Джеймсу сейчас нужны поддержка и компания. Говорить о страшной находке в доме или о подозрениях в адрес Джека Матс не собирался. Он вообще не хотел понапрасну тревожить Джеймса и собирался рассказать всё, как только расследование подойдёт к концу. Если это вообще случится.

Если загадки так и останутся загадками, то Джеймсу будет лучше уехать, думал Матс. Никто не знает, какие тайны Лора унесла с собой в могилу, и за что она погибла, но её близкие тоже могли оказаться под угрозой. И если кто-то устраивал в подвале пыточную, то следующей жертвой мог стать любой случайный свидетель преступления. Матс решил, что впредь будет ещё более осторожен.

— Привет, как ты? — спросил он, проходя в дом Эндрюса и скидывая мокрую от снега обувь.

Джеймс в ответ только нервно дёрнул головой. Он сидел в кресле у камина с бокалом виски в руках и выглядел болезненно. На бледном лице отчётливо виднелись тени и синяки от недосыпа, и казалось, что в этом человеке вовсе не осталось той радости, которая была ещё накануне. Это был убитый жизнью человек, нервозный и морально раздавленный. Он дрожал, и даже взгляд его был рассеянным.

Матс приблизился к нему, присел на корточки и осторожно, но решительно забрал бокал из его рук — пить Джеймсу сейчас было противопоказанно.

— Лучше. Уже лучше, — ответил Джеймс хрипло и откашлялся, чтобы прочистить горло. Он поднял на Матса уставший измученный взгляд и спросил совсем тихо: — Ты часто видел такое по службе?



Золотой Лис

Отредактировано: 20.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться