Снежная Слепота

Глава 15. Финальный выстрел

Я ослеп от этого снега, от его светлых размытых вершин.

Среди белого, белого снега я ушёл, я остался один.

Джеймс ощутил полёт. Мощный удар обжёг шею и плечо, оторвал от земли, отбросил, лишая ноги опоры. Всё стихло. До падения Джеймс успел услышать только свой собственный шумных выдох. Опускающееся солнце слепило глаза; слеза застыла, а затем сорвалась с ресниц.

Может быть, ничего не изменит, то, что я предпочел жизни бег,

Как споткнулся от яркого света и от этого снега ослеп.

Удар выбил из его груди весь воздух. Джеймс захрипел, ощущая жуткую боль в лёгких, и сумел поднять руку, чтобы схватиться за горящее горло. Было холодно, но пальцы обожгло липким жаром. Что-то потекло, и идеально белый снег вокруг него испачкался в вызывающий красный. Крови было много, она растекалась, билась сквозь пальцы; Джеймс жмурился, не сдерживая слёзы. Зачем, зачем он вернулся домой?.. Зачем Лора вернулась домой?..

Закрываю глаза при закате, обрываю я свет темнотой.

Слепота познаётся в отчаянии, когда предан и брошен тобой.

Он ругал себя за то, что испачкал снег. Здесь было так красиво до его прихода, так чисто и свежо. Здесь было приятно умирать. Собственные хрипы казались громкими и мерзкими, снег обступал со всех сторон, поглощая собой. Небо было чистое, светлое, оно было отражением снега, и на миг Джеймсу показалось, что он падает вверх и летит навстречу солнцу. А на ухо ему мелодичный девичий голос шептал давно забытые стихи. Джеймс не понимал, почему перед смертью он слышит именно Лору?..

Замерзают слезинки от ветра, разрывает глаза острый лёд,

И бельмо вместо глаз на рассвете, кто-то снова сегодня умрёт.

Лора опустилась рядом с ним. Тонкие колени соприкоснулись со снегом, наверное, сестру тоже обожгло холодом. Она наклонилась, убрала за ухо пряди длинных чёрных волос, заглянула брату в глаза и отчаянно что-то прошептала. Джеймс слышал только гул крови в ушах, перед глазами всё плыло. И всё же он различил движение её губ.

Не умирай. Не умирай. Не умирай.

Джеймс снова захрипел на выдохе из-за боли. Здесь было так хорошо и так тихо, снег обманчиво скрывал их многолетнюю ложь. Снег застилал глаза, обжигая роговицу, делал всех слепыми. Настолько слепыми, что даже огромные следы крови на белом полотне так никто и не увидел.

Я ослеп от этого снега, от его светлых размытых вершин.

Среди белого, белого снега я ушёл, я остался один.

Руку сжала чужая рука, переплелись пальцы. Джеймс узнал прикосновение и сморгнул слёзы. Лора ушла, зато появился Матс. Он склонился над ним и начал что-то говорить, зажимал свободной рукой рану на его шее.

Ты всё же пришёл.

Оле внезапно возвысился над Матсом. Его падение смягчил сугроб, и он почти сразу поднялся, находя в снегу свой пистолет. В его глазах читалась смесь безумия и бесконечного страха, что-то на грани отчаяния и обиды за то, что Джеймс посмел напасть на него. В эти секунды, смотря на жестокое лицо некогда самого близкого человека, Джеймс думал, смотрела ли Лора на него так же? Лежала ли она на полу после удара и смотрела ли в глаза любимого дяди, который направлял на него оружие? Чувствовала ли она, впервые, то же самое, что и сам Джеймс?..

Оле поднял пистолет и прицелился. Когда раздался выстрел, его самого отбросило назад, а Матс обернулся, не понимая, что произошло. Оле закричал и стал кататься по снегу, держась за горящее окровавленное плечо. С выстрелом его явно кто-то опередил.

— Я же говорил вам, полковник Ларсен, — сказал Джек Эндрюс, выходя из укрытия и держа в руках винтовку. — Что стрелок пригодится.

Матс не мог отпустить рану Джеймса, иначе тот умер бы от потери крови. Поэтому полковник только наблюдал, как Джек подхватил канистру бензина, которую заботливо принёс с собой, и начал обливать катающегося на снегу Оле. Порыва вмешаться у Матса не было: слишком свежа была память об убитой Инге и других пострадавших. Даже сейчас он удерживал рукой кровоточащую рану на шее единственного друга, умирающего по вине приятеля Оле.

Ветер усилился. Снежинки подняло в воздух, и они неприятно закололи кожу. На ресницах Джеймса замерзала влага. Эндрюс хрипел и вздрагивал, цеплялся за Матса, словно тот мог сделать что-то ещё. И только губами он произносил что-то похожее на «Лора».

— Ты убил Лору? — спросил Джек, выливая всё содержимое канистры на Оле.



Золотой Лис

Отредактировано: 20.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться