Sнежные сердца

Глава 4

Глава 4

«Оониэ-Миэнаиас», с долгой «о» в начале, так называли этот мир эльфы, некогда правящая раса, от которой в настоящее время остались не жалкие пока еще, но крохи. Былое величие расползалось по швам. Магия таяла, как снежные ледники на склонах гор по весне, и вернуть ее было невозможно. Проклятие богини Алениатель – объяснил мне Оссиринеиль. Короткое Сир он отверг с гневным блеском в глазах, не сдержав гримасы отвращения. Эльфы и впрямь не терпят уменьшения своих длинных имен и титулов. Они вообще никому и ничего не прощают. Суровый народ. Челябинские корни, полагаю. Оссирине забраковала я, внутренне содрогнувшись при «воспоминании», с каким восхищением в голосе это имя произносила милая сестричка-истеричка. Почему истеричка, объясню позже. Сошлись на Сирине, и то хлеб.

Алениатель была (хотя нет, она же не канула в Лету, а посему – является!) одной из  создательниц этого мира. Хм, демиург, значит. Еще у нее есть брат-близнец Залианэль, Повелитель Темных эльфов, и младшая сестра Иссиараиная, покровительница всего, что касалось мира искусств. История этого мира долгая и скучная. Вкратце – разочарованные боги бросили свое творение на произвол судьбы. После этого все, кто мог, передрались между собой, войны опустошили многие государства, и даже пару континентов, ибо остатки магических источников были нарасхват. В основном, вокруг них и произошли самые ожесточенные войны, а магические войны, это вам не хухры-мухры, там теперь Оазисы смерти образовались, мерзейшие места. Все выжившие расползлись по миру зализывать раны и рыдать над своей горькой судьбой, ибо жить оставалось недолго, пара-тройка поколений (эльфийских, естессно!), и мир окончательно разрушится. То бишь – несколько веков, я полагаю. Звезды не лгут. Они, одна за другой, начали гаснуть на небосводе. А солнце этой планеты вспучилось, и растет с каждым годом, грозя поглотить все живое. Брррр-р-р-рр…

Одним словом – Апокалипсис.

Умирать никому не хочется, поэтому кто-то отчаялся, кто-то рыдал над судьбой своей или всего мира, кто-то лихорадочно искал пути спасения, используя остатки волшебства. Были и такие, кто устраивал «пир во время чумы», образно выражаясь. То есть, стремился жить на всю катушку, покуда это возможно. Это, что касается эльфов. Потому что Сирина совершенно не волновали другие расы, а люди в этом мире стояли вообще на самой низшей ступени иерархии. Почему: он даже объяснять не стал, брезгливо поморщившись.

Так вот: в последние несколько лет кто-то стал распространять некое вещество, способное высвобождать дух из тела. Не в целях самоубийства, разумеется. Дух получал возможность летать, где ему вздумается, путешествовать, так сказать. Можно было вселиться в цветок, в животное, стать ветром, солнечным светом, да чем или кем угодно! Во все время отсутствия сознания, тело продолжало жить, просто все процессы в нем значительно замедлялись. Многие повелись на эту забаву, пока кому-то не пришло в голову попробовать вселиться в другое, чужое тело. Более слабый дух был изгнан агрессивным чужаком, после чего новый хозяин изрядно повеселился, шокируя окружающих. (Как именно – Сирин отказался говорить.) Через несколько часов ему надоело, и дух вернулся «в себя». Поползли слухи, многим понравилась новая забава. Это куда интересней, чем думать о неминуемой гибели. А то, что «взятое взаймы» существо погибает после этого, ведь без духовной сущности тело – лишь оболочка, так это ерунда!

Изредка, правда, случалось и так, что дух «хозяина» оказывался сильным и не желал покидать мир живых. Тогда каким-то образом происходил обмен сущностей, впрочем, недолгий: неродная телесная оболочка через несколько дней начинала терять силы, хиреть, а затем умирала. Обратный «обмен» не получался еще ни у кого.

Так вот, эта дурочка-сестричка раздобыла чудо-средство и воспользовалась им.

Вот это подстава… Капец. Финиш. Когда до меня дошло, что именно произошло, все внутри перевернулось. Не может этого быть…

Нет. Нет! Только не со мной! Мне плевать на эту дурочку, что сотворила такую глупость, если честно! Я должна вернуться!!!

На меня накатило ощущение огромнейшей ошибки. Этого не может быть! Даже волосы на голове зашевелились. Знакомое, кстати, чувство. Такое же отчаяние и неверие я испытала, когда врачи в детской больнице после всех обследований вынесли вердикт моей младшенькой, Настюшке. Ревматизм, с поражением сердечных клапанов. Банальная ангина дала такое осложнение. Антибиотики не помогли. И последние два года мы боролись за каждый день, чтобы дотянуть до операции по замене клапанов. А без меня… кто будет это делать? Кто сможет это сделать?! Игорь ушел из нашей жизни, завел другую семью и даже алименты платит по-минимуму. И не общается с детьми, новая жена против. Там двое мальчишек-близняшек растут, и он ясно дал понять: наши проблемы его не волнуют. Старшие сестры тоже пока ничем не могут помочь, сами на ноги еще не встали, если честно. Учатся, и работают. Куда им такую ношу? А мама… после смерти отца она сильно сдала, ей бы самой лишний день прожить… Вот и тяну, как могу, лямку. Каждую копейку откладываю, если получается, на операцию. Да только, бывает, еще и занимать приходится у друзей или родственников, когда Настя заболевает. Иммунитет нулевой, очень много денег уходит на лекарства…

И что теперь? Сдаться? Смиренно ждать конца, зная, что все, за что боролась, пойдет прахом? Не дождетесь!!!

Я стряхнула оцепенение собственных мыслей. Ничего, всегда есть выход, из любого положения. Должен быть. И я его найду. И мне плевать, что во всех, практически, фентези-книжках твердят одно: туда попасть можно, обратно – фигвам.



Майя Сашина

Отредактировано: 09.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться