Снежный поцелуй

Размер шрифта: - +

Глава 9

 

 - Ты меня в гроб загонишь, - сказала мама и положила на тарелку Марьяны еще один блинчик.

- Я?!

- Ну он же извинился.

- Пять раз, - кивнула Марьяна.

- Чего тебе еще надо?

- Я все еще на него злюсь.

- Ну так перестань! Тебе же от этого хуже.

- Почему это мне?

- Ты хмуришься и становишься похожей на мартышку.

- Ах, на мартышку!

- Может, ты еще и на меня обидишься и разговаривать не будешь?

- Нет, на тебя не обижусь, ты вкусные блинчики печешь.

- Слыханно ли дело: дети второй месяц друг с другом не разговаривают, - продолжила мама давно надоевший Марьяне разговор.

- Все, хватит. Я перестала злиться.

- Ну наконец-то!

- Завтра ему позвоню и приглашу в гости. С Катей и Кириллом.

- Ну тогда бери еще блинчик.

- А с собой завернешь?

- А как же!

 

- Я подумал и решил: нам нужно поучаствовать в этом мероприятии. Раз уж мы открываем новые направления. Нужно все посмотреть своими глазами.

- Вы едете на туристическую выставку в Таиланд? – Марьяна удивленно уставилась на своего начальника.

В последнее время его как будто подменили: развил небывалую активность, нашел новых партнеров и, наконец, внял словам своего менеджера о необходимости осваивать новые сферы и расширять влияние на потребителя. А теперь еще и на международную выставку собирается! Чудеса, да и только. Может, это весна на него так действует? Гормоны, птички, цветочки...

Марьяна посмотрела на букет гербер, стоявший на ее столе. Второй, из хризантем, стоял на подоконнике, третий – белые лилии – расположился в вазе на полу. Дома была приблизительно такая же картина. Цветы, цветы, цветы. Арсений присылал букет с короткой запиской «Прости» каждый день. Иногда домой, иногда в офис, а когда она проводила выходные на даче у подруги, курьерская служба доставила цветы прямо туда. Интересно, как он узнал тот адрес? Не иначе, от Романа. Но брат не признается, говорит, что ни при чем.

- Марьяна Викторовна, вы в каких заоблачных высотах витаете? – вернул ее на землю голос Артура Борисовича.

- Я внимательно вас слушаю. Так вы говорите, поедете на выставку? Билеты уже заказали? Гостиницу забронировали?

- Вообще-то я говорю совсем не это.

- Да, а что? Извините, задумалась.

- Что-то вы частенько в последнее время задумываетесь. Весна, что ли, на вас действует? Хотя, что я спрашиваю, ясно же – любовь-морковь и все такое.  – Он покосился на цветы.

- Так о чем это мы? – попыталась сменить тему Марьяна.

- Я говорю: вы летите на выставку, а не я.

- Я?!

- Думаю, у вас лучше получится. Свежий взгляд, новые идеи и так далее. Но я буду ждать от вас очень подробного отчета, - строго добавил он.

- Конечно, - быстро усмирила свою радость Марьяна. - Отчет будет детальным. Вам понравится.

 

Марьяна паковала чемодан. Пара деловых костюмов, джинсы, куртка, туфли... Она покосилась на длинное бирюзовое платье из легкой струящейся ткани, висевшее на дверце шкафа. Брать или не брать? Она знала, что выглядит в нем потрясающе, просто сногсшибательно. Как принцесса. Да что там, как настоящая королева. Вот только для чего ей быть королевой? Вернее – для кого?

А вдруг он все же там будет? Такое вполне возможно. Международная выставка, одна из самых крупных, присутствуют все заметные фигуры туриндустрии. Кто-то из его компании будет точно, но вряд ли он сам. Марьяна подошла к платью, провела рукой по шелковистой ткани, сняла его с плечиков и повернулась к зеркалу. Под воздействием нежной бирюзы ее глаза засветились необыкновенным светом, губы приобрели коралловый оттенок, а кожа стала выглядеть слегка загоревшей. Решено. Она его берет. Почему нет? Места в чемодане достаточно.

Девушка аккуратно сложила любимое платье и закрыла чемодан. Завтра тяжелый день, долгий перелет. Нужно лечь спать пораньше, но она прекрасно понимала, что не сможет уснуть. Она и усидеть спокойно не может, какой там сон! Марьяна шагала от окна до двери, потом поворачивала налево, заходила в кухню, выглядывала в окно, снова шла в свою единственную комнату, служившую и спальней, и гостиной, и кабинетом... Так продолжалось до тех пор, пока она твердо не сказала себе: хватит.

Надо выпить чай с ромашкой и мятой. Кажется, это успокаивает. Жаль что нет какого-нибудь более действенного средства. Лошадиная доза снотворного ей бы сейчас не помешала. Ну, нет так нет.  Обойдемся ромашкой. Марьяна положила в кружку два пакетика, потом подумала, и добавила еще два. Чтоб уж наверняка. С кружкой успокоительного чая она села на диван и укрыла ноги пледом.

И чего это она так разволновалась? Даже если она встретит Арамиса, вернее, Сеню, вернее, Арсения Журавлева, что случится страшного? Это все равно должно рано или поздно произойти. Не может же она всю жизнь от него бегать. Хотя... в последнее время он не предпринимал попыток с ней встретиться. Только присылал цветы и традиционную записку. Марьяна ни за что бы в этом не призналась, но в глубине души это ее огорчало.

Она уже почти не злилась на него. Это поначалу ее захватила волна гнева и негодования. Она подозревала злой умысел, была уверена, что стала объектом жестокой насмешки. Но потом, остыв и поразмыслив, поняла, что все произошедшее, действительно, было случайностью. Она вспомнила, что сама спросила его о месте учебы, а он сначала растерялся. Правда, потом быстро сообразил, что ответить. Да еще и Ромка изо всех сил выгораживал своего однокурсника. Но все равно он должен был признаться!

С одной стороны, ей очень хотелось с ним встретиться. Она, как ни старалась, не могла забыть его восторженного взгляда, пылких губ, нетерпеливых рук. Те три дня, которые они провели вместе, были самыми необыкновенными в ее жизни. Все происходило так стремительно, ей казалось, что она знает его много лет, такой он близкий и родной... Оказалось, что она его совсем не знала. Или знала? Какая разница, как его зовут и где он работает, если между ними полыхало настоящее пламя?



Лина Филимонова

Отредактировано: 30.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться