С'нежный роман

Font size: - +

Глава 6

Снежана проснулась от навязчиво повторяющейся мелодии звонка на телефоне.

- Мама, привет, у меня все в порядке. Нет, не стоит сегодня ко мне приезжать, меня нет дома. И я компании не смогу составить тебе, выбери сувениры на свой вкус, - силясь придать голосу бодрость, отвечала на расспросы Галины Николаевны Снежана. – Ну какие-какие, да хоть дед мороза со снегурочкой, под Новый год все всему рады.

Говорить матери о том, что попала в больницу, Снежана не решилась, иначе та, сметая все на своем пути, немедленно бы примчала в больницу и переполошила все отделение, и от своей взрослой дочки не отошла не на минуту, пичкая ее фруктами, лекарствами и причитая о несправедливости жизни.

- Мамочка, хороших выходных! Расскажешь потом, что купила.

- Хорошо. А ты, Снеж, вообще где сейчас находишься? – успела задать резонный вопрос мама.

- Как где? Заночевала у Ирины. День рождения праздновать продолжаем, - нашла Снежана.

- Ишь разгулялись. А в магазин с матерью выюраться некогда. Ладно развлекайтесь, - вздохнула в телефон Галина.

- Пока-пока, - поспешила завершить разговор Снежана.

Подруга набирать смс не хотелось, пришлось бы отвечать на расспросы, описывать свои страдания телесные и душевные, а сил на все это вряд ли бы хватило.

Снежанна дотянулась до сумки, отрыла зеркальце. Взглянула на себя и отдернула руку. Вместе привычного миловидного лица на нее смотрела припухшая незнакомка с кроводтеком под глазом сине-бордового оттенка, запекшей ранкой возле верхней губы, с заклееной повязкой переносицей.

В памяти вставали события вчерашнего дня: День рождения, каток, руки незнакомца, «тайота», больница… И глаза. Красивые глубокие глаза с заботой смотрящие на нее. В первые секунды воспоминаний она удлыбнулась своим мыслям. Но тут же спохватилась о полученной травме и своем отражении в зеркале. «О нет-нет-нет, только не это парень видел меня в таком виде»., - чуть не расплакалась Снежана. Она прямо всеми клеточками ощущала до сих пор его крепкие надежные руки… Наконец-таки за много лет ей так понравился мужчина, и к тому же с первого взгляда – а это вообще у нее впервые.

В этот день Снежана, словно робот, следуя предписаниям, ходила на различным диагностическим кабинетам. Думала, уже сообщить родным о своем местонахождении, но все еще решила подождать в надежде на то, что она не задержится в больничных апартаментах.

Приходилось мириться с больничными стенами и пресными кашами. Девушка радовалась тому, что в палате находилась одна, не приходилось с кем-то приживаться, делиться, подноравливаться…  

Женские журналы на подоконнике, по-видимому, оставшиеся в наследство от прежних пациенток, также не задерживали надолго ее внимание. И в свободные минуты, которых вечером оставалось достаточно, можно было просто успокоиться и поразмыслить. «Почему именно с ней случилась эта травма? Вот ее подружки продолжают беззаботно жить и готовиться к Новому году, а она пила меньше всех и снова в катавасию попала… Ответ напрашивался только один: не судьбоносное ли это знакомство?..»

«Ты себя в зеркало видела! Ишь губу раскатала…» - отвечала ей строгим голосом Снежанна Викторовна. «Раскатала-раскатала-раскатала», - выпятив нижнюю губу, поскольку верхнюю прикрывала часть повязки, словно дразня свою внутреннюю строгую родительницу, упрямо  отвечала ей маленькая Снежа.

- Золотова, на выход! К вам пришли! – скомандовал голос проходящей мимо палаты старшей медсестры.

«Как? Я же никого не успела предупредить о том, где нахожусь и что случилось», - размышляла девушка. «Это может быть только один человек… Но я не могу предстать перед ним в таком виде…» - судорожно размышляла Снежана, борясь с отчаянным желанием увидеть иновника своего нахождения в больницу.

Она вдохнула поглубже и направилась к дежурному столу, обратилась к другой сестре, та, которая ей казалась «попроще» с просьбой сообщить навестившему ее гостью, что выйти она не в состоянии, заодно и спросить кто он и чего от нее хочет».

Через пять минут сестра в белом халате постучала в палату Снежаны и протянула девушке пакет мандаринов, на верху которого возвышался плюшевый медвежонок. В лапки игрушки был вмещен маленький бумажный конверт.

Снежана поспешно извлекла конверт – оттуда выглядывал бумажный завиток. В записке выведено «Желаю скорейшего выздоровления! Улыбнись!»

«Спасибочки-спасибочки!»  - пропела девушка, подняв в руках забавного медвежонка и чмокнув его в черный носик, будто это он написал пожелание.

Снежана начала очищать ярко-оранжевый мандарин, и запах цитруса разлился по всей палате, напоминая девушке о приближающемся Новом годе.

«Ах, Новый год… Новый год – остались считанные недели, а я здесь с повязкой на носу…», – вдруг ощутила прилив жалости к себе Снежана. Но тут же взяла себя в руки: «Та, это временно. Скоро я буду здорова, и праздник от меня никуда не уйдет. Не уйдет-то не уйдет, а придет ли и в каком виде? Она ведь только сбежала с увеселительного дня рождения подруги. Снова эти шумные застолья… Да еще по традиции подруги затарятся и завалятся до вечера 1 января у нее… О нет-нет-нет… только не это».

И вглядываясь в вечернюю мглу за окном, освещаемую фонарями, Снежана шепотом прочитала стих, который недавно ей запомнился после нескольких просмотров ролика с Равшаной Курковой:

Все важные фразы должны быть тихими, Все фото с родными всегда нерезкие. Самые странные люди всегда великие, А причины для счастья всегда невеские <…>

Кто ненужных вычеркнул, те свободные, Нужно отпускать, с кем вы слишком разные. Ведь если настроение не новогоднее, Значит, точно не с теми празднуешь.



Лада Баева

Edited: 14.01.2019

Add to Library


Complain