С'нежный роман

Font size: - +

Глава 9

Утром, не дожидаясь прихода врача, Снежана поспешно умылась, надела тунику и джинсы, прихватила в руки платочек, который обычно носила вместо шарфа и, покинув отделение, направилась по лестницам вниз. Дверь молельной комнаты была открытой. Слышалось церковное пение. В оборудованном под домовую церковь помещении совершался молебен. Взяв свечу и поставив ее перед иконой святого Пантелеимона Целителя, девушка, приобщаясь душой к соборной молитве, просила у Господа помочь, облегчить страдания всех болящих, одиноких, страждущих… Когда батюшка начал читать записки о здравии, при перечислении имен, о которых возносилась молитва, в голове Снежаны проносились имена и лица тех, кто вчера пришел в их палату на новогодний праздник, и особенно тех, кто кото они с Дедом Морозом навестили в других палатах. «Помоги, Господи, Анне. Дай ей здоровья, терпения, любви взаимной и счастья. Счастья всем людям. И мне…», - мысленно вопрошала перед святыми образами Снежанна.

В конце службы батюшка обратился к собравшимся с кратким словом, в котором призвал всех не унывать и уповать в своих трудностях на Бога. Понимать, что все что посылается во благо нам, для исправления жизни, для возрастания духовного, для того, что ожило наше сердце, стало ближе к Богу и ближнему. Призвал, несмотря на собственные страдания, любовью и заботой откликаться на чужую боль. Напомнил также, что, получая просимое, нужно быть благодарными Богу, и уметь всем сердцем разделять с ближними их радость и счастье.

«Трудно со всем этим не согласиться. Особенно после вчерашнего вечера», - размышляла Снежана.

…Перед визитом в процедурный кабинет, она ощущала особый прилив сил. Да, ей по-прежнему нетерпелось освободиться от повязки с переносицы, и надеяться, что шрама не будет. Но уже то, что совсем перестала болеть голова, практически сошли на лице синяки – ее достаточно вдохновляло.

«Уф, на смене появилась другая медсестрв», - с облегчением отметила Снежана – оказаться в руках Алевтины ей почему-то не хотелось.

Татьяна Ивановна – так звали женщину в белом халате – аккуратно сняла повязку, со спокойной улыбкой сказала, что есть не большой след, и поспешила заверить, что он вскоре исчезнет. Обработала переносицу какой-то мазью, и освободив пациентку, рекомендовала ей дожидаться прихода доктора в палате.

Залетев в палату, девушка схватилась за зеркало.

«Мдаа, царапина колоритная. Чуда пока не произошло», но вспоминая, с чем лежат соседи по палатам, тут же подумала, что ее шрамчик – мелочи, к тому же медсестра завериила в скорейшем его исчезновении.

Дверь скрипнула. В палату зашел Дмитрий Анатольевич. Осмотрев пациентку, с довольным видом, сообщил: «Теперь Золотова уже точно готовься на выписку. Сегодня уже свободна. Из тех везунчиков, кто Новый год встречает на свободе, не то, что я на смене».

- Доктор, я хочу залечить царапину, - показала рукой с мольбой в голосе Снежана на свою переносицу.

- Я понимаю, - кивнул доктор. – И достав из кармана блокнот и ручку, что-то написал, вырвал страницу и вручил пациентке.

- Это название мази, она ускорит заживление, - заверил Снежану Дмитрий Анатольевич. – Ну что дальнейшего скорейшего выздоровления! Впредь катайтесь на катке осторожнее и не болейте!

- Спасибо Вам! – успела произнести спешащему в дальнейший обход пациентов доктору Снежана.

Девушка помнила, что Дед Мороз вчера просил ее сообщить о выписке, но не сочла нужным его беспокоить. Во-первых, он мог думать, что ее выпишут через неделю, во-вторых, зачем отвлекать от дел человека – по всей видимости занятого, утром рабочего дня. Она собрала вещи, получила карточку, вызвала такси и самостоятельно спокойно добралась до дома.

Не прошло и трех дней с момента ее отсутствия, когда она отправилась к подруге на день рождения, а было ощущение, что минул целый кусок жизни.



Лада Баева

Edited: 14.01.2019

Add to Library


Complain