С'нежный роман

Font size: - +

Глава 18

«Ледяная гора… ледяная гора….», - напевала Снежана, прибираясь в квартире накануне праздников. – «Интересно-интересно, что бы все это значило»…

- Да, мам, привет! Новый год с кем – с девчонками, наверно.

…Спасибо за приглашение. Постараюсь к Вам заглянуть до праздника, и на январских выходных, конечно.

В сам? Не знаю пока. Как сложиться.

И тебе хорошего дня, мамочка!

Примерно то же самое без конкретики напела в телефон Снежана двоюродным сестрам, приглашающим разделить новогодний огонек в их компании и своим подругам. Подруги вообще всерьез не восприняли возможное отсутствие Снежаны. Правда, о Ледяной горе она решила не сообщать никому – пусть это будет ее секрет ото всех – маленький и новогодний.

В течении двух дней перед праздником мысли носились разные: может, это прикол? Пойдет тебе всебе рассказывал…. На «тойоте», пусть и не его, все равно представительной… А может, у него и есть планы – и поменяются. Ну и она, Снежана, таять по нему не будет. Не зря же у нее в трех компаниях на выбор праздник намечается!

И все же, и все же, и все же… между делом, работой и отдыхом представлялась Ледяная гора, он и она.

…Утро 31 декабря Снежана начала со сборов. Примерила с прошлой зимы прятавшийся в шкафу комбез – купленный для катания на коньках и на лыжах. Повертелась перед зеркалом – «мм… полнит «дутик», наверно… и к тому же в нем, как маленькая. Однако с курточкой надетой сверху – вроде совсем недурственно». «Ладно, что есть – в том и пойду, с больничным не велика зарплата, чтобы тратить всю ее на зимнюю новую одежду, к тому же, и эта почти новая. К тому любит – тот не за штаны и платья любит, не за курточки». При этом платье – короткое стильное коктейльное с собой она все-таки зачем-то в рюкзак сложила. И серебряные новые туфельки. Вспомнила: «мнила слова прежней мудрой начальницы-модницы: «откуда знаешь, куда вечер повернет, нужно к разным поворотам готовой быть женщине».

***

…Морозов заглянул две ватрушки недетских размеров. Разместил в багажнике – порадовался вместительной машинке – «друга» - ладно, пусть пока так думает, хотя Снежа и не Ника, вроде совсем не охотница.

Тормознул у «Данарки»: «два данара с собой, пожалуйста».

В машине вспомнил: термос забыл, блин, недоглядочка. Возле «Бристоля» снова сделал остановку: кофе с собой – пусть и остынет, но вариант к бутербродам все-таки, на случай, если кипяток на горе не встретится.

***

Снежана стояла на самой вершине Ледяной горы, раскинув руки в стороны, ощущала себя маленькой и счастливой, как в детстве, когда гостила на каникулах у бабушки в деревне. Там тоже была гора, куда она с собаками и соседскими мальчишками любила подниматься по крепкому насту и затем нестись на плитах – ватрушек тогда не было – под уклон, с криками, тормозя ногами, чтобы регулировать направление и не заехать в кусты или тем более в столбы от линий электропередач.

Стояла, раскинув руки, устремляя взгляд в дали и думала, что так бы разбежалась и полетела… Ощущение полета с чем сравнишь – разве с любовью взаимной, когда счастье окутывает человека всего целиком, не оставляя на сомнения и печали ни сантиметра, ни кусочка. Тут Снежана на своих глазах ощутила ладони.

«Здравствуй», - приветствовал ее приятный мужской баритон.

«Привет», - отозвалась девушка, освобождая голову из мужских рук.

Роман стоял в шапке-ушанке, валенках, добротном пуховике, а рядом с ним лежали две большие яркие ватрушки.

- Ну что, Снежа, садись – прокачу по просторам снежным, а потом попробуем по отдельности.

- Может, не с такой крутой горки, - взглянула на него с надеждой девушка.

- Не боись! Я мастер вождения!

- Я помню, как мастерски ты на меня на катке въехал!

- Ну не будь тогда столкновения, не было бы и сегодняшнего нашего с тобой развлечения, - заметил Морозов.

- Ладно, уговорил, - сдалась Снежана, усаживаясь в середину розового круга. Морозов устроился сзади, по-хозяйски крепко обхватив девушку. Подгреб ногами в валенках и «ууууууууууууууууууууууух!» раздался над округой пронзительный девичий крик. Пронесло по всей многометровой поверхности укатанной горы – не зря она называется ледяной, подпрыгнули на небольшом округлом трамплине, и оставаясь на ватрушке, вцепившись в друг друга приземлились в глубоком сугробе.

- Ну что, Золотова, снега тебя любят, - усмехнулся, выкарабкиваясь, мужчина. Снежана также поспешила выбраться из снега, выбрела на гладкую укатанную поверхность, подтянула ватрушку и уселась вновь в ярко-оранжевый круг.

- Это еще что за фокусы? – нарочито сердито проворчал Роман, понимая, чем ему чревата эта поза попутчицы. – Вставайте, девушка. Любишь кататься – люби и саночки таскать – слышала в детстве пословицу?

- Кто мужик, тот и везет…

- Ишь, хитрая какая… Ладно, попробуем справиться.

- Еслитребует» затащишь меня на гору – выполню любую твою просьбу… Ну или почти.

Роман обхватил двумя руками веревку и словно, поднимаясь елочкой, временами проскальзывая и под девичий звонкий смех, вновь поднимаясь, взобрался-таки на вершину укатанной Ледяной горы, где дожидалась их вторая ватрушка.

- Ну что, с меня просьба, с тебя – выполнение. Я даже, заметь, за язык тебя не тянул. Сама напросилась, сказочница!

«Таак, посмотрим, что он от меня сейчас потребует…», - размышляла девушка.

- Новый год. Подари мне праздник сегодня – Новый год! – вдруг выдал Морозов пожелание. В его тоне Снежана уловила и просьбу с нотками грусти и свойственную ему решительность.



Лада Баева

Edited: 14.01.2019

Add to Library


Complain