С'нежный роман

Font size: - +

Глава 20

Снежана решила осмотреться в доме. Прежде чем начать растопку печей, хотелось почувствовать атмосферу «избы» - все-таки это название более всего подходит для деревенского деревянного дома – какая еще «вилла» - мы ведь не «иностранщина».

Ее взору открылась большая кухня с брусчатыми стенами, покрытыми лаком или прозрачной краской. В углу печь. О современном веке говорил вместительный двухметровый холодильник.

Снежана поддалась любопытству и заглянула в двухкамерный – открыла высокую дверцу – шаром прокати – «странно, почему тогда работает…», дотянула на всякий случай до морозилки – «теперь понятно» - во вместительных камерах заморожены куски рубленого мяса. «Значит, все-таки наведываются братья в дом – устраивают шашлычники», - решила девушка.

В просторной горнице – прежде ее бабушка именно так называла в деревянном доме большую комнату, так и она, Снежана тут ее обозначила – были поклеены светлые обои, стоял старый трельяж, сервант. Видно, что дом облагорожен, подремонтирован, но с признаками «прошлого». И если о веке нынешнем на кухне свидетельствовал холодильник, то здесь на стене – как раз напротив русской печи – широкий плазменный телевизор

Печь в глазах Снежаны – отдельное чудо. с лежанкой под потолком, такой же, как в детстве у бабушки – полатями вроде называется.

А по середине комнаты вместо паласа – медвежья шкура. И вокруг трех свободных от печей стен по периметру окна небольшие полукруглые, как в сказочном домике!

Внутреннему ликованию не было предела – Снежана забыла, что ей не так давно перевалило за тридцать, окунусь в сказку, как в детстве, и принялась с небывалым воодушевлением трудиться возле печей, словно Золушка.

Раздвинула с плиты кастрюли, отодвинула заслонку, подвымела оставшуюся от прежней топки золу – эх, руки в саже! Ладно, кофту эту сниму, хорошо что платьице захватила на вечер, - оставляя черные следы с пальцев на тряпке, довольная своей догадливостью, радовалась Снежана.

Чиркала спичками она долго и упорно, исцарапав обе коричневые стороны коробка. Но останавливаться на полпути девушка не умела, и в собственных силах уж точно не сомневалась – что я огонь в мечи развести не сумею что ли! Разведу очаг, создам уют, отогрею Морозова…»

Только почему-то, вопреки Снежаниным стараниям, печь упорно не хотела растопляться. Бумага вспыхнет, даже береста прогорит – сколько ее немного наотдирала девушка, вспоминая, как это раньше делала ее бабушка, лучина потрескает, а поленья не загораются – хоть тресни.

«Неужели он специально надо мной подшутить захотел с сырыми дровишками», - стала уже она надумывать.

Наконец, когда в коробке оставалось всего две спички, меж поленья обхватило желтое пламя, и русская печь, словно живой организм, стала важно и неторопясь, выполнять свое предназначение.

Снежана тем временем достала из ведра картошку, вымыла ее в какой-то кадке, сложила в чугунок – не пустовать же ему, залила водой, которую налила из стоявшего на кухне бачка и поставила вариться – «вот Рома удивиться» и насладиться». При мысли о насладиться, она подумала, что неплохо бы мужику и жареху мясную в русской печи забабахать, однако расправляться с мороженым мясом в холодильнике без спроса не рискнула, да и в силах своих засомневалась – не разрубить самой на кусочки мерзлое. Достала веник из угла, подмела пол, решила кофту застирать. Отправилась на поиски ванной.

Однако ее поиски увенчались лишь нахождением туалета – небольшого помещения, пристроенного к веранде с самой обычной дырой. В туалете было холодно, неуютно, из дыры, помимо и так царящего морозного воздуха, еще и поддувало. «Да уж, вот тебе и деревенская романтика», - вздохнула девушка, свыкаясь с «удобствами». Руки мыть также пришлось, начерпав воды в рукомойник из бака. Холодной. Стекала вода в раковину, а оттуда в ведро. Загляну внуть шкафа, Снежана отметила, что ведро пока еще неполное, значит, можно пооттирать сажу. Ощущала себя, словно на экскурсии, с деревенским бытом сталкиваться ей давно не приходилось – «А потом-то куда с водой, когда ведро наполниться? Ну ничего, тем интересней Новый год, и ценнее город, где “горячая вода, телефон, водопровод, коммунальный рай без хлопот и забот”. С

Вдруг из неплотно прикрытой двери потянуло дымом. Снежана решила проверить, как растопилась печь. Приоткрыла дверь, а комната затянута густым белым едким дымом – даже предметов отдельных не разглядишь.

Снежана подбежала к печке – «уф. Ничего не горит… хоть пожара нет и то ладно». Судорожно соображая, что делать дальше и как поступить - заливать огонь в печи водой, просто достать чугунок – вдруг это на него реакция в печке – для начала просто открыла форточку и отважилась  набрать номер Романа:

- Ты скоро приедешь… Печь дымит по-черному… Не знаю, что делать, - закашлялась девушка «в трубку».

 - Выйди лучше на улицу, чтобы гарью не надышаться. Скоро буду.

***

Подъезжая к дому, Морозов заметил в окнах «туман».

- Ну что, дуреха, надеюсь, пожар не учинила. Пойдем имущество спасать.

- Даже не знаю, как так получилось. Вроде все нормально растопила.

Едва зашли в дом, поняли, что находится невозможно уже и на кухне – густым едким дымом заволокло все пространство.

Морозов практически на ощупь метнулся к печи, вскарабкался на лежанку «русской».

- Так и думал – посторонки закрыты. Эх, ты печница. Впрочем, я сам виноват, не предупредил тебя о технологии», - принял на себя ответственность мужчина. – Что ж, пойдем пока в стежки играть на улицу и воды пока наберу из колодца, все равно нельзя в таком дыме пока находить.



Лада Баева

Edited: 14.01.2019

Add to Library


Complain