Сны для тебя...

Глава 14

      После сегодняшнего происшествия, если конечно свинский поступок Золотарёва можно так назвать, я была крайне обижена и разочарована. Однако, несмотря на это всё, по-прежнему была решительно настроена довести дело до конца. Пусть этот мистер «между нами ничего не будет» и убивает меня, но я не откажусь от помощи ему. Конечно, я могла бы соврать самой себе и убеждать, мол, это только из-за снов, но зачем?! Мне ли самой не знать, какие эмоции вызывает у меня этот паршивец. Мне ли не знать, как моё сердце выскакивает из груди каждый раз в его присутствии. Это было бы весьма глупо. Кир значит для меня больше, чем я бы того хотела. Очевидно, это не любовь до гроба, если таковая и есть, во что я с трудом верю. Но, на мой взгляд, именно влюблённость и заставляет творить людей глупости. Именно влюблённость буквально превращает нас в других людей. Иногда она превращается в истинную любовь, а порой и вовсе исчезает, словно её и не было.

      Сейчас была вторая пара, преподаватель так и не пришла. Я же, дабы не терять времени даром, решила всё-таки посмотреть, что же я всё-таки нафоткала.

       Мда, прям агент 007.

Разблокировав сенсор, я открыла фотографию. Так-с. Тёма, мама, Золотарёв… Стоп Золотарёв?! Несколько секунд я находилась в замешательстве, а затем пришла к выводу, что это номер отчима Кира. В принципе логично, было бы странно, если бы Золотарёв звонил сам себе.

      Так-с, дальше… Хм, странно, что за номер?! Да ещё и не подписан… И к тому же последний из набранных после номера моей мамы. Значит, он кому-то звонил в 9:37. Как раз в тот момент, когда отослал меня в машину. Значит, не хотел, чтобы я что-то услышала. Что-то очень для меня важное. Вот она и зацепка.

      Только вот что с ней делать?! У меня в компьютере нет базы данных со всеми номерами и фамилиями к ним. Да и знакомых, как у Золотарёва, тоже. Так что выходит, что номер бесполезен. Разве что только если на него набрать. Возможно, так что-то прояснится.

      Я вышла из университета в половину четвёртого. Солнца не было, повсюду лежал снег и уже начинало темнеть. Я никогда не была любителем бродить в темноте, и в обычный день уже направлялась бы домой, однако сегодня, впрочем, как и весь последний месяц, мои дни сложно назвать обыкновенными и заурядными. Поэтому я была решительно настроена всё же пойти в то здание, в которое он тогда заезжал.

      Я уже направлялась на выход к воротам, когда внезапно услышала как меня окликнули. Повернувшись, я лицезрела Золотарёва и Денисова во всей своей красе.

      «Хмм, странно, как это я их не заметила?» — пронеслось в мыслях.

      Я кинула осторожный взгляд на Золотарёва, тотчас же решив, что меня звал не он. Парень предпочитал смотреть в сторону, на землю, на небо, но только не на меня, направляющуюся к ним.

— Привет, — произнёс Артём, между тем приобнимая меня и целуя в щёчку, как только я подошла к ним.

      Людей на улице всё ещё было много, и я сразу почувствовала многочисленные обращённые на меня взгляды, из-за чего неловко замялась.

— Привет.

— Ты домой? Тебя подвезти? — поинтересовался Артём, всё ещё обнимая меня за талию, отчего я покраснела, однако не предприняла попытки отстраниться от парня. Пусть Золотарёв смотрит, ему же «всё равно». Он у нас непроницаемый.

— Эм, нет, не нужно. Мне ещё по делам нужно съездить, — ответила я мгновенно, тем самым заставив Кира резко оторвать взгляд от асфальта и устремиться на меня прямым пронзительным взглядом, но я на него нарочно не смотрела.

— И что же это за дела у тебя? — несколько едко поинтересовался синеглазый.

      Я плотно сжала губы от недовольства. Он не имеет права спрашивать меня о моих делах, после такого свинского отношения ко мне. Резко повернув голову в сторону темноволосого, я выплюнула:

— Не твоё дело.

      Его взгляд стал жёстче, желваки начали ходить ходуном, а кулаки сжались. Мы смотрели друг другу в глаза с таким выражением, словно между нами шла негласная война, однако ни один из нас не собирался в ней проигрывать.

— Ла-адно, — протянул Золотарёв, приподнимая подбородок, а после высокомерно произнося, — не очень-то интересно.

      От такого тона мой глаз чуть не начал дёргаться, а сама я была на взводе. Порой мне кажется, что хобби этого гадёныша — трепать мне нервы.

— Ну, раз не интересно, значит не спрашивай! — огрызнулась я, фыркая.

— Тебя спросить забыл, что мне делать! — в ответ произнёс парень.

— Так, всё, хватит! — прикрикнул Артём, тем самым прерывая нашу дискуссию.

      Мы же, насупившись, снова отвернулись друг от друга. В этот момент мы были похожи на маленьких детей, что не поделили песочницу. Я всегда считала себя зрелой, достаточно умной, порой мудрой для подобного поведения. Я считала это недостойным для девушки своих лет. Чай, не маленькая, однако Золотарёв, он же «дьявол» и моя «карма» по совместительству, пробуждал во мне эмоции, ранее мне неведомые.

— Ладно, я уже пойду, — пробурчала я, пиная снег под ногами.

      Темноволосый отнял всё желание стоять здесь, и вообще находиться с ним в радиусе километра.

— Хорошо, — кивнул головой Денисов. — Я вечером позвоню, — произнёс блондин, а затем, наклонившись, чмокнул меня в губы.

      Я видела, что Кир на нас смотрит, поэтому, придав своему лицу самое нежное и робкое выражение влюблённой девицы, с придыханием прошептала Артёму в губы:

— Буду ждать.

      Я развернулась и уже была в двух метрах от них когда услышала, как синеглазый меня скопировал, а затем пнул колесо машины, что заставило меня ухмыльнуться.

      Я бы безбожно соврала, если бы сказала, что такой выпад меня не развеселил.

      Нет, я никогда не была интриганкой. Не создавала вокруг себя суету. Не разносила сплетни, не пыталась нарочно заставить парней драться из-за меня, как это иногда делали представительницы женского пола, но когда человек, который тебе небезразличен, тебя ревнует, это не может не вызывать эмоции. Ревность — это проявление чувств.

      К тому времени, пока я приехала к зданию, как оказалось, бизнес-центру, к слову, одному из самых лучших в нашем городе и, что удивительно, не отчима Кира, на часах уже было половина пятого вечера.

      Я боялась что меня не впустят без пропуска, поэтому старалась придумать причину, однако придумывать мне ничего не пришлось. За порогом здания меня встретила оглушающая тишина. Охраны на постах не было, что меня конечно же не разочаровало. Отнюдь.

      Я понятия не имела, куда идти и что искать, поэтому просто побрела по коридору. Авось, что-нибудь найду.

      На первом этаже не было ничего интересного, впрочем как и на втором. Лишь какие-то офисы и всего несколько людей в них. Большинство либо пустовали, либо уже были закрыты.

      Поднявшись на третий этаж, я уже было начала сворачивать как мне в глаза бросился стенд с рекламой. Во весь рост стоял незнакомый мужчина, который, судя по всему, баллотировался в мэры города. Я не особо разбиралась в политике и она меня никогда не интересовала, так что не удивительно, что мужчину я видела впервые, однако он не заинтересовал меня, а фамилия очень даже «да».

      Малышев Анатолий Николаевич.

      Малышев.

      Хмм, если я не ошибаюсь, то эта фамилия была в списке Золотарёва. Я в совпадения не очень верю, поэтому, вполне возможно, Золотарёв ездил к нему. К тому же на этом этаже, должно быть, находится его офис. Это подтверждала табличка с фамилией этого самого Малышева на двери напротив. Внезапно дверь приоткрылась, отчего я тотчас же дёрнулась.

— Хорошо, Анатолий Николаевич, я вас понял. В субботу в пять часов, в Кирпичном переулке, — произнёс знакомый голос.

      «Ч`рт, Золотарёв. Что он тут делает? И как я его машину не заметила?» — думала я, пока искала пути отступления. Вниз спускаться был не вариант, там могла появиться охрана.

      Я открыла первую попавшуюся дверь, которая, к моему счастью, оказалась кладовкой, и притаилась. Сквозь маленькую щель я увидела, что парень вышел, а следом за ним и Малышев.

      Интересно, что у них в субботу. Нужно будет туда съездить.

— Кир, ты же понимаешь, что всё не просто так, — произнёс мужчина, закрывая дверь на ключ.

— Деньги будут, — коротко и ясно ответил синеглазый.

— Ты уже что-нибудь тратил из отцовских? — поинтересовался Малышев.

— Нет.

— Тогда позвони мне завтра примерно в то же время с утра. Чтоб лишний раз никто не слышал. Я в это время как раз на работу еду.

      Ага, так, вот кто ему звонил. Теперь хоть что-то проясняется.

— Хорошо.

— А мама знает, что ты затеял?

— Маме не нужно многого знать. Ладно, я уже пойду. — произнёс темноволосый, смотря на часы.

— Хорошо, до встречи, — произнёс Анатолий Николаевич, а затем на секунду задумавшись сказал, — И, Кир, не лезь на рожон, всё будет. В этом деле главное — терпение.

— Постараюсь, — всего лишь улыбнувшись слабой вымученной улыбкой сказал темноволосый, а затем ушёл.

      Малышев же пошёл по коридору, а затем зашёл в какой-то кабинет, а я так и осталась стоять, затаив дыхание.

      Домой я добиралась уже в темноте. Я не особо жалую свой район, здесь не всегда спокойно, однако выбора у меня нет. В моей голове была полная каша.

      Назревало столько вопросов. Зачем Золотарёву деньги? Зачем ехать в Кирпичный переулок, который, к слову, находится в одном из самых дорогих районов города немотря на такое название. Там много дорогих клубов, ресторанов и всегда крутится так называемая «элита». Тут заключаются днём многочисленные сделки, а ночью гуляют мажоры.

      Когда я подошла к своему дому, к моему удивлению, я увидела возле подъезда давно знакомую мне машину и тяжело вздохнула.

      «Ну, что на этот раз?! Даже вечером от него отдыха нет. Мало того, что в голове моей поселился, как у себя дома, так и в жизни покоя не дает» — мысленно страдала я.

      Кирилл, во всей своей красе, стоял возле машины, куря сигарету. Должна признаться, выглядел он довольно мужественно. Хоть я и не люблю курящих мужчин, я не могла не отметить, что синеглазый при этом выглядел весьма сексуально. И наверняка об этом знал.

— Ты что-то потерял здесь? — вскинув бровь в вопросе, проговорила я, подойдя к машине.

      Парень дернулся от неожиданности, а затем повернулся ко мне лицом. На его лице расплылась ухмылка.

— Где была? — затягиваясь, задал он вопрос, на который я лишь закатила глаза, всем своим видом показывая, что не собираюсь отвечать. — Молчишь?! Ну, ладно.

      Я, тяжело вздохнув, сложила руки на груди.

— Что ты здесь делаешь? — снова спросила я.

      Судя по всему, до некоторых не доходит с первого раза. Ну и пусть, я не гордая, могу повторить и два, если надо.

— Ответишь ты — отвечу я, — поставил этот наглец мне ультиматум.

      Я скептически на него посмотрела, сейчас мне даже не хотелось злиться, кричать, пререкаться. Просто хотелось отдохнуть, поэтому обойдя машину я направилась к подъезду, так и ничего и не сказав. Вот ещё, подавится.

      Однако Золотарёв бы был не Золотарёв, если бы не притянул меня к себе, как только я перешагнула бордюр, после чего сжал свои руки на моей талии. Мы стояли лицом к лицу. Я от недовольства сжала губы.

— Я вообще-то по делу, — всё же признался он в причине своего столь неожиданного визита.

— Какие у нас могут быть дела? — усмехнувшись, проговорила я, после чего, положив руки на грудь парню, попыталась его оттолкнуть, но он стоял, словно каменная стена, лишь крепче сжав меня.

— А что, не могут быть? — слегка улыбнувшись, проговорил этот дамский угодник, наклонив голову ко мне, между тем, кидая взгляд на мои губы.

— Нет, Кир. Не могут, — мне уже порядком надоел этот цирк, и я, проведя рукой по лицу, сказала, — говори, зачем приехал. Я устала и замёрзла.

      Парень снова хотел произнести что-то едкое, но, отметив мой вымотанный вид, всё же промолчал.

— Артём пропал.

— В смысле? — не поняла я.

— Ну, нет его дома. Хотя мы договаривались встретиться. Вот и подумал, может, у тебя, — на последних словах синеглазый еле заметно скривился.

— Нет, у меня его нет. Я его последний раз видела с тобой. Это всё?

      На секунду его лицо приняло робкое выражение, но тотчас же исправилось и парень кивнул.

— Позвонит — я тебе скажу. А теперь я домой, пока.

      Я всё же вырвалась из его рук, скорее из-за того, что темноволосый меня и не держал, нежели из-за собственных физических возможностей, а затем ускакала в подъезд со скоростью света, дабы ненароком не поцеловать его, или ещё чего.

      Уже дома, через десять минут я, подойдя к окну, заметила, что его машина по-прежнему стоит.

      Мой телефон пикнул. Достав его я увидела сообщение от «дьявола».

      «Ты значишь для меня больше, чем можешь себе представить» — гласило его содержание.

      Как же быстро меняется его мнение. Утром одно, вечером иное. Надоело… Я знала, что Кирилл сидит там и, вполне возможно, ждёт, что я спущусь к нему, однако не сегодня. Пусть сначала определится, что ему надо.

      Через пять минут, так и не получив от меня ответа, машина всё же тронулась с места, заставив меня тяжело вздохнуть.



Bambie

Отредактировано: 10.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться