Со мной будет Нике

Размер шрифта: - +

Часть 2. Глава 1

Нике отдыхала с котом у берега моря. Сезон отпусков кончался, отель пустел, и на пляже всё реже попадались люди.

Феликсу направилось море. Он задумчиво сидел у хозяйки на руках, постоянно вылизывал застрявший в шерсти песок и раздумывал, что достанется ему на обед.

Нике загорала, размышляла о живописи, потом запиралась в номере и писала картины. Жуткие, угрюмые, они были полны безмолвного отчаяния, страха перед судьбою и завтрашним днем, не сулившим, как ей казалось, ничего нового.

Нике рисовала бесконечную ночь. Звезды, отражавшиеся на палубе корабля-призрака, тенями чертили причудливые узоры, казавшиеся скопищем ведьм на шабаше. Ядовито-оранжевая мелкая луна сияла из воды дьявольскими огнями, похожими на блеск проклятых сокровищ. Море штормило, корабль разрывался на части, но не находил места для успокоения.

В тот день кот остался спать в номере, а Нике одиноко сидела под зонтиком. Солнце светило по-особенному ярко. В руках девушка держала плотную бумагу и уголь. Вымазав пальцы, она живо водила по листу, получая замысловатые наброски.

Солнце давило на глаза. Девушка отложила бумагу и потянулась к столику, где лежали солнцезащитные очки. Не рассчитав расстояние, она упала на песок, запачкала колени, взяла, наконец, очки и вдруг увидела его.

Он выходил из моря, и солнце обжигало ему спину. Свет ручьями разливался по телу, будто он горел. Нике зажмурилась. Ей показалось, что само солнце внезапно сошло с неба на землю. Она боялась открыть глаза.

- Привет! - сказал он.

- Похоже, я перепила снотворного,- промямлила она, по-прежнему сидя на песке.

- Что ты здесь делаешь? – спросил Луиджи, а это был именно он.

- Не знаю,- ответила Нике, вытянув шею.

Солнце слабело, но Нике всё ещё находилась в завороженном состоянии от увиденного. Её глаза слипались от света, ноги затекли, в ушах звенело.

Луиджи помог ей подняться.

- Пойдем плавать, пока солнце ушло за тучи, вода чудесная, - произнес он.

Нике тотчас пришла в себя. У нее остались неприятные воспоминания о море.

- Нет, в воду я не полезу,  -  она показала пальцем на море. - Я не умею плавать и вообще … я боюсь.

Нике говорила чистую правду. Каждая её попытка научиться держаться на воде заканчивалась весьма плачевно: ноги запутывались в водорослях, разбивались в кровь о камни, круг все время сдувался, а матрас относило далеко от берега.

- Я тебя спасу. Не бойся, я умею делать искусственное дыхание, - улыбнулся он.

Нике с неохотой побрела по воде.

- Но помни, что утопленники имеют привычку выходить по ночам из морской пучины и утаскивать с собой особо отважных героев, - зловещим тоном прошипела она.

На самом деле молодой человек никогда не спасал утопающих, он просто посчитал, что Нике пора отмыться от песка и угля, так как в таком виде она больше походила не на великую художницу, а на сумасшедшую.

Нике заходила в море, словно шла по минному полю. Осторожно прощупывая каждый сантиметр пальчиками, она медленно, но верно брела к своей погибели. Луиджи, заплыв уже далеко, кричал ей, что море совсем не глубокое и опасаться нечего. Он только умолчал, что там, где плавает он, уже на  метров пять не достать до дна.

Нике, сомневаясь и переживая, мужественно шла. Она вспоминала, сколько раз тонула, как, глотая воду,  раздувалось тело, а полный отчаяния крик заглатывало море. Она размышляла, что подвигло её снова зайти в воду и зачем терпит такие мучения.

В смущении девушка остановилась и хотела крикнуть Луиджи, чтобы он подплыл к ней, потому что ей страшно, но не успела. Проворный мальчик на большом надувном крокодиле оказался быстрее крика. Стараясь повернуть пресмыкающееся в сторону берега, мальчуган задел Нике хвостом, и она, испугавшись, подалась вперед. Не ощутив больше под ногами дна, соскользнула по песку на глубину и исчезла из поля зрения.

Первым осознал положение дел надувной крокодил. Почувствовав простор, он, наконец, выпрямил свое тело. Луиджи, заметив отсутствие девушки, стремительно бросился к ней.

Настала пора Нике самой позаботиться о своей жизни, потому что Луиджи был ещё далеко, а ребенок не предполагал о случившемся. Только она, задыхаясь, поднялась из воды, порывистыми движениями цепко ухватилась за хвост крокодила, как с мальчиком случился припадок. Он завопил, словно увидел мертвеца, начал дергаться, после чего Нике получила надувной мордой пресмыкающегося по лицу. Она слабо всхлипнула, и снова стала погружаться на глубину. Тут подоспел Луиджи. Он перехватил девушку на пути ко дну и вытащил на поверхность. Общими усилиями молодого человека, мальчика и крокодила Нике была извлечена из морской пучины на берег.

Луиджи заботливо ходил вокруг, собирая вещи девушки. Она сидела на шезлонге и как-то нервно смеялась, уставившись в небо.

- Прости, что потащил тебя в море, - извинился он.

- Ладно, это было не самое ужасное погружение на глубину. Случались вещи и пострашнее.

Луиджи помог ей добраться до номера. «Надеюсь, сегодня не будет больше никаких катастроф», - улыбнулся он, открыл дверь и за ней увидел огромный черный и шевелящийся комок.

- Что это? - отпрыгнул он.

- Это Феликс, мой мохнатый кот. Он безобидный.

Феликс томно потянулся, открыл глаза, удивленно посмотрел на чужака и поджал под себя лапы, раздумывая, что сделать сначала, обнюхать незнакомца, как полагается всякому приличному коту, или бросится к хозяйке.

Нике, зевая, села на кресло. Кот прыгнул к ней на колени.

- С тобой, действительно, всё в порядке? – спросил Луиджи.

- Да ... Со мной такое происходит не в первый и не в последний раз, так что я привыкла. Немного воды в легких никому не повредит.

- Я позвоню, и пойдем ужинать, - сказал он и, глядя на лохматое чудовище у неё на руках, добавил: - Если что, ты знаешь мой номер.



Вера Радостная

Отредактировано: 02.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться