Со смартфоном в космосе

Размер шрифта: - +

Глава 2

Пришла в себя сидя. Вокруг — чернота. Пусто и тихо, как ночью в спальне с задёрнутыми шторами. Звать на помощь с ходу не решилась: вдруг подбросили на ужин зверю, изуродованному подопытному или зомби из «Я – Легенда»? Проведя руками по полу и стенам, я признала металлическую решётку и резко встала. Колени не успели разогнуться, как голова ударилась, и я рухнула обратно, вдавив пальцы в корни волос. Как больно! Вспомнился «Погребённый заживо», где главный герой очнулся в деревянном ящике с тряпкой во рту. Я подняла согнутые руки и вцепилась в решётчатый потолок. Как намертво спаяли!

Локоть случайно ткнулся во что-то не мягкое и неподвижное. Потянулась рукой —  голова с длинными волосами, мужская грудь и плавки. Тимофей! Задержав ладонь у его рта, я выяснила, что парень дышит, и попыталась разбудить его шёпотом на ухо: «Тима, проснись!» Но у него даже сердце быстрее не забилось.

Я испугалась и расхрабрилась одновременно. Поползла по ногам Тимофея дальше, но быстро упёрлась в новую стену, по пути насчитав шесть тел, из которых — Тимофей, Емир и Дарья. Нас закрыли в металлической клетке три метра на два по площади, и высотой в половину моего роста. «Соседи» лежали беспробудно, но дышали.

Выяснив условия нашего содержания, я отогнала панику и задумалась о том, как сюда попала. Что было после шаттла? Вагоны РЖД не летали — у России не было таких технологий. Правонарушителей, даже мелких контрабандистов — я уверена — не перевозили по воздуху, а участвующие в гонке вооружений иностранные военные вряд ли путешествовали над центральной Сибирью. Оставалось одно — пришельцы.

Мама! Я даже записки не оставила, а телефон теперь валялся в лесу. Вот кому-то подарочек будет!

От одиночества во мраке слух обострился. Я предположила, что клетку подвесили на большой высоте и, если бы не темнота и возможные слуховые галлюцинации, я бы наверняка решила, что нахожусь в цеху с автоматикой. Каждую пару минут под решёткой раздавался глухой продолжительный звук, с рёвом тянущийся от далёкого «лева» до глубокого «права». Словно что-то постоянно включали или разгоняли. Будь я здесь одна, сошла бы с ума.

Сокамерники не проснулись даже когда «нечто» проревело сотню раз с интервалом в пару минут. Неизвестный механизм завёлся и заполнил помещение гулом, похожим на звук работающих турбин самолёта. Клетка задрожала. Я сместилась в центр и заткнула уши. Верхние прутья вдруг замерцали красным, выхватывая из темноты шесть бессознательных тел. Нашу коробку тряхнуло так, что я расквасила нос о нижние прутья.

Сердце сделало резкий скачок и ухнуло вниз. Я ощутила себя висящей над пропастью. Пол находился так далеко, что его не было видно. Вокруг тянулись небоскрёбы пронумерованных контейнеров, которые равнялись с нашей клеткой и уходили выше, во тьму. И всё это шаталось и мигало красным.

Пришла в себя от боли во всём теле. Опять темно и тихо. Под ухом чья-то нога в колючих брюках. Над головой шуршала ткань.

— Кто? — Я подлетела на локтях.

— Ксюха? — голос Емира.

— Проснулся наконец? — обрадовалась я.

— Мы все проснулись!

Словами не описать моё облегчение! Всё-таки люди — существа социальные.

— Вы поняли, где мы? Что случилось? — затараторила я, вцепившись в Емира. — Я отошла в кусты, а вас след простыл! Думала, за тобой слежку поставили из-за визы и скрутили, когда к эфиру подключились!

— Все куда сложнее, Ксюша! — вздохнул Емир. — Даша пошла купаться. Слышим, кричит, за ногу что-то схватило. Тим поплыл вызволять, думал — водоросли. Только я отвернулся, они уже вдвоём орут: «Помоги, там что-то есть на дне!». Бросился спасать, а над мелководьем — бац! — летательный аппарат материализовался, с открытым люком. Оттуда чем-то стрельнули, как пулькой. Синей такой, с иголкой. Я её сковырнул с груди, она упала на траву и всё. Это последнее, что я помню.

— Нас тоже пульками уложили, — поделился мужик в пиджаке, на котором я спала. — В областном детском лагере инспекцию проводили, возвращались поздно. Проезжали ваше озеро, чтоб его. Никита пальцем показал «Там в кустах кто-то стоит и машет». Ну я остановился, место то живописное. Никита обогнул машину и упал на асфальт. Я за ним выскочил.

— Никита? — не поняла я.

— Никита, — донеслось сбоку.

— Борис, — представился мужик.

— Настя, — откликнулась незнакомка и добавила: — Я не видела, как они попадали. Просто вышла подышать. Всё как-то резко поплыло. Очнулась тут.

— А с тобой что, Ксюха? — участливо поинтересовался Емир. — Тебя то как скрутили?

— Вышла к озеру, увидела след от колёс. Думала, что вас утопили или задержали, а улики уничтожили. Потом… побежала от них. — Меня передёрнуло от неприятных воспоминаний.

— От них? Ты видела пришельцев? — встрепенулась Дашка.

Если это пришельцы, — поправила я, чтобы не сеять панику в замкнутом пространстве. — Трое в тяжёлых костюмах, с бластерами. Высокие, кожи не видно, молчали как партизаны и бежали за мной, не останавливаясь. Больше на роботов похожи, только не стреляли совсем, интересно почему?

— Патроны закончились? — предположил Тимофей.

— В Ксюху попробуй попасть, плоская как доска, небось боком бежала! — нервно хохотнула Дашка, вспомнив моё временное сходство с жертвами анорексии. Я что виновата, что в начале лета отравилась суши на вокзале и схуднула на десять килограмм?

— А как они, ну внешне? — допытывался Емир. — Руки, ноги?



Фриза

Отредактировано: 11.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться