Со змеем на плече

Размер шрифта: - +

Глава 8 Приключения в Золотой Даарье 2

— Но... — Чаран шумно выдохнул, словно опасался задать какой-то вопрос.

Светодар некоторое время молчал, а потом тихо произнес:

— Он без сознания. Мы пока не знаем, что произошло. Но, похоже, то же самое, что и у отца. У них какое-то оружие, и действие его нам неизвестно.

Чаран только покачал головой.

Я все это время молча шла рядом и слушала. Значит, имеем нехороших нарвийцев. И у них есть сила. При помощи которой они, негодные, косят правящую верхушку вражеского государства. Как это царевича еще не задели? Кстати, Чаран и Светодар... Ощущение, что они хорошо друг друга знают. Атор изначально держался вежливо и почтительно. А сейчас молодые люди беседуют так, словно и нет никакой разницы между их положением. Словно они старые добрые друзья. Так, но я отвлеклась. Нарвийцы — ребята очень неправильные и хотят власти. А когда люди хотят власти, тут уже становится все сложно. Я вздохнула. Каким бы не было время, борьба за власть всегда одинакова.

Мы пересекли роскошную площадь, приближаясь к не менее роскошному дворцу. Золотые башни и стены гордо возвышались над всеми стоящими домами и храмами, являя собой всю гордость и великолепие сияющей, как солнечные лучи, столицы ирийцев. Сложно описать детально все это великолепие. Сказать, что я была поражена, — ничего не сказать. Шарик присвистнул, глядя на сверкающий, словно огромный желтый алмаз, дворец:

— Вот это да-а-а-а-а! Наши депутаты обзавидовались бы.

— Да эмиратские шейхи тоже поняли бы, что их небоскребы никуда не годятся, — хмыкнула я.

— Ну, не скажи. Хотя... — Змей прищурился. — Самое поразительное то, что я не могу это даже ни с чем сравнить.

— Видно, от их архитектуры до нас ничего не дошло, — пожала плечами я.

— Эх, — вздохнул Шарик. — Жаль, у нас нет фотоаппарата. Я бы фотографии показал потом маме и тетушке.

Я поперхнулась. Тетушка Шарика — шаркань Исидора — страшная женщина. Будь она человеком, из нее бы вышла настоящая еврейская мама. Рядом с этой дамой опасно находиться даже человеку, потому что всегда есть угроза попасть под напор змеиной заботы. И спастись от нее пока еще никому не удавалось. А если учесть, что взрослая особь — это почти дракон, то можете понять мое «восхищение» при упоминании дражайшей шарканьей родственницы.

— Твоя тетушка — зануда, — пробормотала я.

— Сама такая, — насупился Шарик, который очень трепетно относился к своим родичам и не любил подобных выражений в их адрес.

Светодар и Чаран покосились на нас, однако лишних вопросов не задавали. Хотя я уверена на сто процентов, что даже за обсуждением своих дел они слышали каждое наше слово.

— Царевич! — раздался крик, и к нам навстречу подбежали несколько воинов. — Что произошло? Слава богам, вы живы!

— Благодарите эту женщину. — Светодар показал на меня. — Обо всем поговорим через полчаса в зале советов. Карей, — обратился он, видимо, к старшему среди них, — ты должен прийти обязательно. И передай, чтобы явился Володар.

— Да, царевич.

Я заметила, что воины смотрят на меня хоть и с удивлением и интересом, но при этом с огромным уважением и благодарностью. Что ж, вероятно, Светодара здесь действительно любят.

После этого, не теряя ни минуты, мы проследовали во дворец.

 

Зал советов — просторное помещение, в центре которого находится овальный стол и деревянные резные стулья. Стены расписаны удивительно яркими красками. Поначалу я подумала, что это всего лишь украшение, однако, присмотревшись, сообразила, что рисунки — на самом деле карты. Причем невероятно похожие на ту, что была изображена на янтарном глобусе. Кстати, с этими ирийскими событиями я совсем позабыла о своем поведении Маши-растеряши и потерянном глобусе. А мне, между прочим, его еще надо отыскать и по возможности не отдать доброму дяде Радиставу Покойнику.

Вместе со мной в зале находилось двенадцать человек. Шарик не в счет, он не человек, никогда им не был и вряд ли станет. Во главе стола восседал успевший привести себя в порядок Светодар. Рядом устроились Карей, Арамал, Чаран, Володар и еще несколько человек, которых я видела впервые в жизни. Возле дверей в рубиново-золотых доспехах с причудливым изогнутым копьем в руке стоял Огнян.

— Мне не доставляет никакой радости быть здесь, занимая место моего отца, — мрачно проговорил Светодар. — Как вы знаете, царь Силорад находится без сознания. Пока что ни один из лекарей Коловрата не сумел ему помочь.

Хоть я и сидела дальше всех, но, тем не менее, почувствовала устремленные на меня молчаливые взгляды.

— К сожалению, мы вынуждены действовать сейчас. Нарвийцы не оставляют нам выхода.

— Что известно об их целях? — спросил Арамал, внимательно глядя на царевича.

— Они хотят, чтобы мы все признали их власть. Признали, что нарвийцы являются единственными истинными детьми матери-земли. И только им дан жар ее недр, используя который, они могут подчинить всех нас.

— Но разве мы не сможем использовать наш огонь? Неужели наследники огня должны бояться подземного народа? — чуть взволнованно спросил Карей, словно не допускалась и сама мысль о том, что нарвийцы могут использовать свою силу против более могущественного врага.

— С одной стороны, нет, — ответил Светодар. — Но с другой... Из отряда отца вернулись лишь двое воинов. Им удалось спастись лишь чудом. У нарвийцев есть что-то такое, против чего не стоит выступать вслепую. Для начала нужно узнать, что собой представляет их оружие. — Он замолк. — Возможно... возможно, мать-земля действительно гневается на нас и пытается таким образом отомстить. Только... уж совсем неясно, за что.



Марина Комарова

Отредактировано: 02.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться