Со змеем на плече

Размер шрифта: - +

Глава 11 Сны Белоратки 2

Бездонно и черно белоратское небо. Усеяно мириадами звезд, что освещают путь заплутавшим и потерявшимся. Коронованный полумесяцем луны, взирает на спящую землю повелитель ночи, оберегая своих детей. Дневные заботы остались за порогами домов, ждут восхода солнца. Только с ним они снова имеют право войти внутрь и подхватить, закружить людей в хлопотах и заботах. Но ночь — дочь тишины. Ночь — время для сна. И нет места ничему иному.

Подперев скулу кулаком, я смотрела на вершины гор. Казалось, даже при свете звезд они светятся каким-то невероятным огнем. Словно белые боги жили внутри них, передавая собственную жизнь камню.

А во дворе Алуша... Нет, это был не двор. Скорее уж комната, просто без крыши, со стенами, сплетенными из крепкой лозы. Радистав сказал, что здесь принято иметь такое помещение на случай жаркого времени. Кроватями нам служили широченные лавки, на которых лежали набитые соломой матрацы и несколько пледов. При добавлении к этой композиции одеяла и подушки получилось королевское ложе. Да и еще на свежем воздухе.

Признаться, я думала, что, едва добравшись до кровати, упаду и засну, как Шарик. Его мы, кстати, не беспокоили. Только положили в сумку лепешку с сыром. Если шаркань сильно проголодается, то сразу найдет чем подкрепиться.

Стоило мне блаженно растянуться на лавке, как желание спать куда-то улетучилось. Озадаченная таким поворотом событий, я глянула на Радистава. Поймав мой взгляд, он рассмеялся:

— В первый раз я тоже не мог понять, что произошло. Но это ненадолго. Белоратский воздух имеет удивительное свойство бодрить. Особенно ночной. Заметно это только тогда, когда находишься в расслабленном состоянии.

Я хмыкнула. Обычно наоборот: расслабилась, нанюхалась свежего воздуха и отключилась. И хорошо, если вовремя разбудят. А то есть вероятность проспать все на свете.

— Слушай, а кем были эти белые боги? В них верят только здесь? Или на территории Ирийского княжества есть и другие?

Радистав изумленно посмотрел на меня. И тут до меня дошло, что слово «княжество» здесь не используют. Пришлось сделать вид, что я дхайя и мне по паспорту положено говорить чудно и странно.

— В Ирии проживает масса людей и существ, которых нельзя назвать полноценными ирийцами, — сказал Радистав. — В Нарви, Фалрьян’Оле и на острове Туа-Атла-Ка картина та же. Все жители в целом носят имя той народности, представителей которой больше. Белораты являются эдакой обособленной группой. Ну и плюс обычай.

— Обычай? — Я с интересом глянула на него. — То есть?

— Любое существо, несмотря на происхождение, облик и способности, может стать полноправным членом белоратской общины. Для этого нужно принести клятву белым богам и жить в этих краях.

— Так просто? — пробормотала я.

Теперь понятно, почему мы могли спокойно выдавать себя за торговцев из этих мест в ирийской столице.

— Я бы не сказал, — покачал головой Радистав. — Тайна ритуала хорошо оберегается. Желающего уводят далеко в горы. О том, что там происходит, никто не рассказывает. Единственное, что я понял, — там действительно есть могущественные силы. Не такие, чтобы захватить мир, но удержать это место от врагов точно сумеют. Ходит, правда, легенда о снах Белоратки. Дескать, каждого, кто желает называть ее своим домом, боги погружают в глубокий сон и беседуют, спрашивая, каковы его цели и желания. И если понравятся им ответы, то человек просыпается. Если нет... его сон длится вечно.

— Какие добрые боги, однако, — вздохнула я, поправляя одеяло.

— С одной стороны, я не в восторге от подобных методов, — заметил Радистав. — А с другой — их можно понять. Узнал тайну, чужестранцам не положенную, — нет пути назад.

Мне совершенно не понравился тон, которым он произнес эти слова, однако спорить не имело смысла. При этом не стоило забывать, с кем приходится иметь дело.

— Радистав, внешность нашего хозяина несколько...

— Необычная? — чуть улыбнулся он.

— Можно и так сказать. К кому принадлежит Алуш?

— К коренным белоратам. Раньше они все такими были. — Радистав на несколько секунд замолчал, словно пытался подобрать слово. — Светлоглазыми. Смотрится это чудно, но уж какие есть. Я-то, привычный к черным и карим глазам нарвийцев, вообще первое время не мог бессовестно не таращиться на Алуша.

— Да? — Я удивленно посмотрела на него. — Но тогда ты и сам не очень-то типичный сын своего народа. У тебя-то глаза синие!

Даже темно-синие, редкого глубокого оттенка, — как сапфир в перстне Елизара, который он никогда не снимал. Значит ли это, что Радистав не тот, за кого себя выдает? Или просто в его венах течет не только нарвийская кровь?

Маг пожал плечами и улыбнулся:

— Моя мать из туатов. Правда, я видел ее очень давно. Потом она вернулась к себе на родину, так не смогла жить среди нарвийцев. А отец... отец не мог жить там. Впрочем, вот уже пять лет, как его нет.

Я чуть нахмурилась, но посчитала невежливым расспрашивать, что произошло. Однако Радистав будто почувствовал интерес и продолжил рассказ:

— Он изучал полуразрушенные строения подземного народа, который, как предполагают, был построен нашими предками. Но есть места, куда одному лучше не соваться. Произошел обвал. Сколько мы ни пытались, ничего отыскать так и не получилось. Я могу лишь догадываться, насколько далеко он зашел.

Некоторое время я молчала. Да уж, история. Но потом все же произнесла:



Марина Комарова

Отредактировано: 02.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться