Со змеем на плече

Размер шрифта: - +

Глава 19. Пророк нарвийский и неожиданный поворот

 

 

Горебор явно был недоволен. Но не произнес ни слова. Только нахмурился, бросил на меня какой-то непонятный взгляд, словно Скорбияр сюда шел по моему зову. Вот еще! Моя б воля — сбежала бы от всех сразу в далекую и теперь страшно милую Вересочь. Горебор открыл рот, желая что-то спросить, но его внезапно перебил Шарик, деликатно прокашлявшись.

Царь мигом обратил внимание на него.

— Что? — спросил чуть раздраженно.

— Я, конечно, дико извиняюсь, — церемонно начал Шарик, — но выставленные на столе яства столь дивно благоухают, что мы не в силах позабыть о голоде, который невольно не дает больше ни о чем думать, кроме него.

Я вытаращилась на Шарика. Где это он так научился плести макраме из слов? Пусть криво, но зато как душевно!

Горебор усмехнулся и указал на стол:

— Что ж, коли такой... голод, — при этом он почему-то посмотрел в мою сторону, — то не вижу препятствий.

Решив, что приглашение касается и меня тоже, я невозмутимо поднялась, поборола легкое головокружение и направилась к столу.

Ммм, какое великолепное мясо, замаринованное в меде и горчице! А какая рыба! Мягкая, нежная, с золотистой корочкой! И даже плевать, что сок течет по пальцам. Рядышком стоит миска с водой, так что можно не бояться, что грязными руками, не дай бог, выпачкаю расшитую золотом скатерть. Незнакомые овощи только оттеняли вкус и придавали изюминку. Состав многих блюд я вообще не могла описать — слишком экзотично и незнакомо, но... вкусно.

Скорбияр явился где-то спустя десять минут после того, как мы с Шариком принялись за еду. Горебор величественно разрешил нам ужинать и попросил не смущаться. Что ж, уже хорошо, что у них тут нет никаких этических и религиозных запретов на прием пищи в присутствии монаршей особы.

Скорбияр скользнул по нам взглядом. Кажется, его совершенно не заботило наше пребывание в царских покоях.

Братья переглянулись, повисла абсолютная тишина. Это заставило напрячься, я искоса глянула на обоих мужчин, даже Шарик перестал увлеченно чавкать.

Младший брат улыбнулся мне уголками губ.

— Приятного аппетита. — Он сделал паузу и тут же добавил: — Будущая супруга.

Я закашлялась, Шарик любезно постучал меня по спине хвостом. Пришлось осторожно отодвинуть его, дабы не сделал дыру в платье от усердия.

— Вот как, — задумчиво протянул Горебор. — Кажется, я многое упустил.

— Ну... — Скорбияр склонил голову к плечу. — Да, именно так. Вика сегодня утром приняла мое предложение. Так что скоро у тебя будут племянники.

Шарик шлепнулся со стула. Я же забыла, как надо дышать. От возмущения. Только смотрела на Скорбияра, улыбавшегося так, будто он собирался подарить мне весь мир. Однако интуиция и недовольный взгляд Горебора дали понять, что не надо показывать норов и лучше молча кивнуть.

Выдавив кислую полуулыбочку, я протянула руку и, подхватив Шарика с пола, водрузила на стул рядом. Горебор проследил за моими действиями и покачал головой:

— А ты не слишком-то рада, не так ли?

— Ну почему же? — делано возмутилась я.

Интуиция буквально кричала, что надо вскочить, броситься на шею Скорбияру и изнасиловать прямо на полу. Но учитывая, что девушка я почти приличная и вроде как скромная, ничего подобного не свершилось. Правда, все же аккуратно вымыла руки, поднялась из-за стола и приблизилась к «жениху». Шарик тихонько прошуршал за мной. На его морде было написано явное непонимание, однако я отступать не собиралась. Подошла, отряхнула с плеча Скорбияра невидимую соринку, мягко отвела назад густые черные волосы (на ощупь гладкие, шелковые, ммм, так бы и запустила пальцы) и, приподнявшись на носочки, поцеловала в щеку:

— Надеюсь, мы получим благословение владыки Нарви?

Понятия не имею, кто тут и кого благословляет, но главное — наглое и обворожительное лицо.

В темных глазах Скорбияра на миг проскользнуло изумление, однако он тут же обнял меня за талию и прижал к себе.

— Поддерживаю, — произнес он хрипловато.

Э-ге-ге, жеребец, поспокойнее. А то, кажется, сейчас плюнет на венценосного братца, перекинет меня через плечо и потащит в пещеру. Тьфу, в смысле в спальню. Шарик смотрел на Скорбияра крайне неодобрительно, но благоразумно держал свой змеиный язык за зубами.

Горебор неожиданно хмыкнул. Кажется, теперь ситуация его забавляла. Только вот чем именно — не понять. Он повернул голову в сторону, и вновь появилось какое-то странное чувство, что я раньше где-то его видела. Знакомый до одури жест. Но как такое может быть? Царя нарвийцев я видела в первый раз в жизни.

Рука Скорбияра скользнула с моей талии на место, где спина теряет свое благородное название. Не прекращая чарующе улыбаться, я наступила ему на ногу. Он шумно выдохнул от неожиданности. На лице не дрогнул ни один мускул, и рука осталась на месте. Ну ничего, выйдем отсюда — разъясню, что моя задница — суверенная часть тела и чужих прикосновений не терпит. То есть... терпит, но исключительно по велению души и сердца.

— Ты уже водил свою избранницу в храм? — поинтересовался Горебор.

На меня не смотрел, но почему-то казалось, что еще секунда, и царь громогласно расхохочется.

— Пока еще нет, — вежливо ответил Скорбияр. — Но сегодня же исправим эту оплошность. Вика же дхайя, ей нужно подготовиться.

Да уж. За один день-то! Что-то плачет ваша деликатность, господа. Девица только свалилась в ваш мир, а вы ее уже едва не... Впрочем, что именно — додумать не дали.



Марина Комарова

Отредактировано: 02.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться