Со змеем на плече

Размер шрифта: - +

Глава 21 Два мужа, один брак

 

Выпутаться из ее внезапно крепких объятий оказалось не так легко. И только неожиданно треснувшая ткань многострадального платья заставила Кару отпрянуть и округлить глаза.

— Что это такое? — спросила она шепотом.

— Отвратительное качество, — буркнула я, убирая упавшие на лицо волосы и оглядывая себя.

Ну конечно, на этот раз порвалось прямо на груди. Может, это такой фасон специальный, рассчитанный на приемы у мужчин? У царя в том числе, он тоже как-никак мужского пола.

Кара почему-то смутилась, но ничего не сказала. Ладно, не до этого сейчас. Я подозрительно посмотрела на нее:

— Давай-ка с самого начала. Два мужа — это как? В Нарви это считается нормальным?

Кара хихикнула и сложила руки на коленях. Вид при этом у нее был какой-то заговорщицкий и озорной.

— Ну, это не так часто встречается, но никто осуждать не будет. К тому же ты дхайя, хороша собой, умна, полезна для государства — неудивительно, что видные мужи захотели связать с тобой свои судьбы.

Что ж, Кара ни слова не сказала про неземную любовь. Это хорошо. Дает надежду и понимание. Никто не будет врать о чувствах и о чем-то прекрасном, прикрывая свои низменные потребности. Впрочем, чувства... о чем это я вообще?

— Ясно, — пробормотала я. — Но скажи, откуда ты знаешь? Или тут принято говорить всем, кроме невесты?

Такое положение дел мне совсем не нравилось, но пока приходилось работать с тем, что есть. Шарик осторожно взобрался на кровать и пристроился рядом с Карой. Судя по шарканьей морде, ситуация ему тоже была не по нраву.

— Ну... — Девушка несколько растерялась. — Я узнала это от брата.

Хм, то есть брат нормально реагирует. У них тут атрофированная ревность, что ли? Хотя нет, опять бред, Виктория Алексеевна, несешь. Ревность — это когда есть любовь. Ну или хотя бы страсть. Тут же — голый расчет. Видимо, покумекали они со Скорбиярушкой и пришли к выводу, что чем драться за новоприбывшую бабу с секретом, лучше по-братски ее поделить. Никому не обидно, а баба, напуганная такой прытью, не будет сильно выпендриваться. Наверное.

— Слушай, мне с Радиставом надо парой словечек перекинуться, — медленно начала я.

И за горло подержать. Для профилактики. Скорбияр хоть обозначил свою позицию, а этот что себе думает?

Кара разом посмурнела и вздохнула:

— Не получится, Вика. Нельзя видеть своего суженого за ночь до ритуала. Это может привести к бесплодию и неурядицам в семье.

Я закашлялась, Шарик тут же оказался рядом и заботливо постучал хвостом по спине. Каждая фраза Кары все больше и больше вводила меня в ступор.

— Ну, то суженые. А тут у нас как бы...

Я резко замолчала. У нас как бы что? Эх, не получается правильно подобрать слова. Надо поговорить с Елизаром. Срочно! Только вот как?

— У вас пророк, — лучезарно улыбнулась Кара, а потом положила руку на мою: — Знаю, все девушки переживают перед замужеством, но в этом нет ничего страшного. У вас все будет прекрасно.

Ага, конечно, замужество меня ваше волнует. Но пришлось благоразумно промолчать. Надо что-то срочно делать.

— Кара, — обратилась я, — а перед ритуалом можно увидеть царя?

Она, кажется, даже забыла, как дышать, от такого вопроса. Шарик же разве что не вытянулся в струночку.

— Вика, это же царь! Нет, конечно!

М-да. Плохо, когда твой родной учитель внезапно царь. Это очень негативно влияет на отношение окружающих. Ладно, выкрутимся.

— Слушай, — протянула я, — а что вообще полагается у вас делать перед свадьбой?

Кара улыбнулась:

— Ну, обычно идет подготовка. Но так как здесь нет места простолюдинам, то тебе не придется самой готовить праздничный ужин или же звать гостей.

Уже спасибо, а то как-то не радует перспектива вставать у плиты в чужом мире непонятно для каких мужиков. Учитывая, что готовить я, конечно, умею, но не очень-то люблю, меня это совсем не вдохновляло на подвиги.

— Все распоряжения будут отданы вовремя, — сказала Кара. — Радистав в этом неплохо разбирается. Да и я помогу.

— Спасибо, утешила, — пробормотала я. — А что, он уже был женат?

Кара помотала головой:

— Нет, но нарвийские мужчины — не чета ирийцам, например. Наших мальчиков с детства воспитывают, что они должны соображать не только в военном деле, но и знать, как управиться с хозяйством.

Я озадаченно посмотрела на нее. Воображение рисовало уж совсем карикатурные картины. Много мнящие о себе красавцы вроде Скорбияра и Радистава займутся женскими делами? Брр, быть не может!

Видимо, верно истолковав ситуацию, Кара прыснула от смеха:

— Вика, у тебя такое лицо, словно ты представила Радистава за приготовлением ужина.

— Ну, почти, — пробурчала я. — А что, слишком экзотично?

Кара потерла бровь:

— Ну, в целом чересчур. Хотя если сильно потребуется, то сделает. Говоря про хозяйство, я имела в виду, что каждый мальчик должен соображать, какие распоряжения давать слугам, и иметь представление об этих самых распоряжениях. Неумех тут не любят.

— Хм. — Я задумалась. Так-то ответ вполне удовлетворял и был похож на правду. Однако не лишним будет уточнить: — А как в отношении женщин?



Марина Комарова

Отредактировано: 02.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться