Собиратель времени

Размер шрифта: - +

Собиратель времени

Иван Петрович открыл глаза. Взору предстал опостылевший за неделю больничный потолок. Боль ещё не проснулась. Повернувшись на бок, Иван Петрович потянулся к стоявшей на тумбочке чашке. Хотелось пить. Однако только пальцы дотронулись до желанного предмета, внутри организма что-то шевельнулось, и тоненькая острая полоска раскалённого железа побежала от левого бока вверх к сердцу. Иван Петрович отдёрнул руку, жажда всё равно не пройдёт, боль же вернётся. Последний месяц он не мог толком пить и есть.

«Ну, а что вы хотите, рак желудка есть рак желудка», - Иван Петрович застыл в неудобной позе, стараясь сохранить мгновения покоя.

Время шестой час утра, медсестру ранее восьми не дождёшься, к тому же сперва она провозится с остальными, вот тебе и дополнительные тридцать минут до спасительного укола. Медсёстры начинали процедуры с левой стороны от входа в палату и до койки Ивана Петровича двигались через четырёх других.

«Будь проклята убогая больница»,- Иван Петрович вздохнул.

Сюда его упекли жена с дочкой. Он сопротивлялся до последнего, но какие у человека силы в таком положении? О болезни Иван Петрович узнал три месяца назад. Осторожные медики сомневались и говорили о подозрении на язву. Проведённое повторное детальное обследование вынесло безжалостный вердикт - четвёртая степень: «Не операбелен». Иван Петрович услышал диагноз, и земля ушла из-под ног. Вначале не верилось, казалось, несчастье может произойти с кем угодно, только не с ним. Так не бывает, это просто сон, страшный сон. Скоро пришла боль, сил становилось меньше, бесконечных бессонных ночей больше. И постепенно Иван Петрович смирился. Точнее нет, не смирился, а осознал. Осознал свершившийся факт - жизнь заканчивается. Конечно, в глубине души, он надеялся, надеялся на чудо, но часть рассудка, холодно и безапелляционно понимала - приближается конец. Пока сохранялась возможность передвигаться самостоятельно, Иван Петрович покончил с земными делами – распределил небогатое имущество, написал завещание. Не рассчитал лишь одно, надежде спокойно умереть в собственной квартире, в родной обстановке, сбыться не суждено. Врач, прекрасно понимавший перспективы больного, произнёс во время очередного визита роковую фразу: «А не полежать ли Вам в больничке?» Вероятно он хотел, как лучше, в реальности жена и дочь схватились за соломинку и избавили себя от мук ухаживать за обречённым и наблюдать предсмертную агонию. В итоге Иван Петрович оказался в палате «смертников», выйти из которой предстояло ногами вперёд. Дочь и супруга посещали его регулярно, он же потерял к ним интерес. Не то, что бы сильно обиделся, однако поступок не простил, став к родным безразличен. Последние дни Ивана Петровича связывала с жизнью лишь постоянная боль, напоминавшая о бренности тела, а потребности сузились до очередной ампулы с лекарством. Впрочем, нет, имелся дополнительный маленький интерес – деньги. Не очень-то и большая сумма требовалась на «подарки» медсёстрам, дабы не жалели дорогих обезболивающих и не пришлось умирать в муках. Лучше потихоньку впасть в забытьи и отойти в мир иной без сознания. В сложном деле помог внук. Вот уж чего Иван Петрович не ожидал от двадцатилетнего студента - оболтуса, разгильдяя, бабника и поклонника своеобразной музыки. Не отличавшийся особой близостью к деду в повседневной жизни, парень схватил суть проблемы мгновенно, не откладывая, обошёл медсестёр, заглянул к лечащей врачихе и отношение мгновенно изменилось. На Иване Петровиче теперь никто не пытался экономить. Как он их обольстил, где взял средства не ясно. Попытка выяснить провалилась, юноша отмахнулся:

- Не парься дед, сам разберусь.

Иван Петрович вздохнул. Мучила жажда. Голод давно не беспокоил. Организм отвергал пищу, а воды хотелось. Осторожно, дабы не потревожить притаившегося внутри врага, Иван Петрович изменил позу и с левого, «смотревшего» в стену, затёкшего бока, повернулся на правый. Палата привычно плыла в сумерках рассвета. Неожиданно краем зрения Иван Петрович заметил в ногах кровати странный силуэт. Напряг неверное зрение и с удивлением понял, силуэт есть необычного вида мужчина, терпеливо ожидающий пробуждения больного:

«Откуда он взялся?»

Иван Петрович встретился с незнакомцем взглядом. Правильно сказать вроде бы встретился. У мужчины, а по обличию визитёр был мужчина, внешность имелась достаточно странная. Не высокий и не низкий, не толстый не худой, не молодой и не старый. Черты лица как будто плывут. Так всё на месте, нос, губы, глаза, уши, волосы. А присмотришься и не определишь цвет глаз или волос.

«Что за черт! – озадачился Иван Петрович, - наверно санитар».

Гость заметил внимание, шевельнулся и произнёс в повествовательном тоне совершенно без всяких эмоций:

- Доброе утро. Я к Вам.

Иван Петрович помедлил, пытаясь сообразить:

- Ко мне?

- К Вам, Иван Петрович, - собеседник обладал бесконечным терпением.

- Ко мне? – переспросил Иван Петрович. Подобное не укладывалось в голове.

- К Вам, - без тени раздражения подтвердил посетитель.

Иван Петрович постепенно успокоился:

- И что Вам, простите, нужно?

- Ваша помощь.

- Помощь? Что кто-то умер? – Иван Петрович завертел головой. Мелькнула догадка:

«Один из соседей скончался, и санитар не может вынести тело самостоятельно».

- Вряд ли я окажусь полезен, - сказал Иван Петрович, - я с кровати встаю с трудом.

- Вставать Вам не никакой необходимости, - заверил гость.

- Так и чем могу….

- Позвольте объяснить суть вопроса?

Иван Петрович машинально кивнул.

- У меня к Вам несколько нестандартное предложение. Однако для начала пару слов о себе. Я, - говорящий, приложил руку к груди, - собиратель времени.



Павел Лец

#2970 в Фантастика

В тексте есть: фантастика

Отредактировано: 11.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться