Собирая прошлое

Размер шрифта: - +

Глава 3.

Лацория, графство Демшир, поместье Везер-холл, июнь, 1871 г.

 

Некоторое время Кэтрин сидела, не двигаясь, не понимая, что с ней и как это случилось. Потом глубоко вздохнула и еще раз осмотрелась. Ничего страшного, царапины не глубокие, а ноги – она прислушалась к ощущениям – болели больше от усталости. Умывшись и приведя себя в порядок, Кэтрин снова села на кровать, обхватив голову руками.

- Так, это был сон, а я вчера слишком много гуляла, - произнесла она, но слова звучали неубедительно.

Нет, объяснение, безусловно, подходящее. Вот только она не Анабелла. Она не уставала так быстро от пеших прогулок, да и ходить ей доводилось куда больше, но никогда прежде не оказывалась в такой ситуации. Значит ли это, что ее сон был реальностью? И странные события на пикнике? Но как это вообще возможно?

К завтраку, который по случаю предстоящей охоты состоялся раньше, Кэтрин не спустилась, сославшись на болезнь.

К ней заглянул Ричард. Он выглядел растерянным.

- Неужели ты переживаешь, что я останусь одна?

- Да. - поспешно кивнул он. - Может быть, мне стоит остаться?

- Ни в коем случае! Отправляйся, отдыхай и не беспокойся обо мне. Думаю, уже завтра мне станет лучше, а пока я лягу спать.

- Тебе что-нибудь нужно?

- Нет, хотя попроси принести газет? Будешь, чем занять себя, когда проснусь.

- А… свежие еще не привезли, - замялся Ричард.

- Тогда книгу. На твой вкус.

Следом в комнату постучалась Анабелла, сообщила, что решила остаться дома и тоже поинтересовалась, не нужно ли что-нибудь принести или составить компанию. От последнего Кэтрин отказалась, но попросила снотворное. Разговаривать с кем-либо мисс Уэлшберри не хотелось, кроме, пожалуй, Блэрфора.

- Вечером, - сказала себе Кэтрин. - Я поговорю с ним вечером. А сейчас спать.

Астерс больше не снился. Почему-то ей виделся Гевердж, дом Эдрианов - людей, вырастивших ее мать.

История ее матери напоминала сентиментальный роман, вроде тех книжиц для девиц, что любили печатать, с несчастной героиней, терпящей лишения, прекрасным принцем (мог сойти и граф) и непременно с хорошим концом: пышная свадьба и семейная идиллия в эпилоге. Даже место действие подходило: живописная деревушка Оксхоуп, что находится на севере Геверджа, почти на границе с Тоссией. Однажды жена викария Сара Эдриан обнаружила на пороге дома корзину с младенцем. Добрые люди назвали девочку Элис и вырастили как свою дочь. Казалось бы, ей светила судьба жены фермера и ничего больше, разве что ее красота пленит заезжего торговца. Но тут в их глуши появился молодой учёный, к тому же благородного происхождения. Джордж Уэлшберри всерьез увлекся девушкой и, не дожидаясь благословения своего отца, обвенчался с ней и увез к себе в Альверсон. Для книжного канона, конечно, маловато невзгод - Эдрианы оказались на редкость честными и заботливыми опекунами, которые вовсе не отправляли сиротку спать на чердак и не попрекали куском хлеба. Не было на горизонте и соперницы-графини, во всяком случае, Кэтрин никогда не слышала о других увлечениях отца, даже сплетники говорили о Джордже как о верном муже и однолюбе. После смерти Элис он больше не женился. Даже отношения со свекром наладились после рождения дочери. Впрочем, Эдварда больше разозлил факт женитьбы без отцовского разрешения, чем личность невесты.

Элис регулярно писала приёмным родителям, изредка навещала их. Кэтрин была в Гевердже только в детстве. Воспоминания о нем остались размытые. Маленький уютный домик, словно сошедший с открытки, строгое лицо отца Льюиса, теплая улыбка тети Сары, зелёная лужайка перед домом. Девушка и не помнила, почему они перестали ездить в Оксхоуп, возможно, не позволяло здоровье Элис, а после ее смерти общение с Эдрианами ограничилось открытками к праздникам.

Во сне она видела себя маленькой - сколько же ей было, лет пять, шесть, семь? Темные волосы, уложенные в локоны - мама любила возиться с ней как с куклой - растрепались от бега. Вот она стоит на вершине холма, что находится сразу за деревней. Весь Оксхоуп перед ее глазами. Алеет крыша церкви, куда вчера они ходили на проповедь. А по другую сторону холма расстилается поле, бесконечная зелень. День солнечный, наконец-то, после почти недели дождей. Девочка бросает еще один взгляд на деревни и разворачивается. Ей хочется сбежать вниз и окунуться в это травяное море, но она не решается. Родители и на холм-то забираться запрещают. Нарушение запрета пьянит, ей весело и страшно одновременно.

- Поиграешь со мной?

Кэтрин разворачивается на голос. Девочка ее возраста, с ярко-рыжими кудрями стоит рядом и хитро смотрит на нее. У нее острый подбородок и ямочки на щеках. В ожидании ответа она наклоняет голову и щурится - солнце светит ей прямо в лицо. Как она так быстро и бесшумно поднялась, ведь минуту назад здесь не было никого? И - Кэтрин помнила это точно - в деревне не было ни одного ребенка с такими волосами, уж она-то запомнила бы.

- Так ты поиграешь со мной? - девочка повторяет вопрос.

Кэтрин кивает. Ей нравится незнакомка. Что-то родное, близкое чувствуется в ней. Не зря же они обе не побоялись прийти сюда - местная ребятня не очень-то жаловала это место. Значит, им будет не скучно



Ullianika Katchen

Отредактировано: 10.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться