Соблазни моего мужа

Размер шрифта: - +

= 15 =

В какой момент меня накрыло безумие? Когда я узнала, что Ивана нет на лайнере? Или раньше, когда прочла его записку? Я не страдала, нет. Я желала одного – поговорить с Иваном, объяснить еще раз, вымолить прощение.

Без него одиноко.

Невыносимо.

Я хотела, чтобы он был рядом.

Идея фикс.

Иван сошел на берег в Милане, а я не успела. Вернее, не успели оформить документы. Неаполь? Там есть аэропорт, как-нибудь разберусь.

Меня отговаривали. Какой идиот сбегает из круиза на Новый год? Пугали тем, что праздник придется встречать в аэропорту, а в Москву добираться с пересадками. И если мне так неймется, то можно хотя бы подождать до завтра?

Устав от неравной борьбы с бюрократией, я подключила к процессу тяжелую артиллерию, то есть Ядвигу. Я верила Ивану, но ей об этом знать необязательно, а задание, между прочим, выполнено.

На этот раз она вышла на связь быстро, как будто ждала сообщения. И обрадовалась моему решению вернуться в Москву. Ей я объяснила свое рвение тем, что тут мне больше делать нечего, и тянет домой, к родителям.

Ядвига помогла, каким-то неведомым образом организовав и оформление документов, и билет на прямой рейс в Москву, но новогоднюю ночь мне предстояло провести на лайнере. Еще она отчего-то расспрашивала, как я себя чувствую и не ощущаю ли что-нибудь необычное. Ощущаю! Прямо таки умираю от желания взять в руки бабушкину чугунную сковородку и приложить ею Ядвигу по башке!

За Ивана!

Хотя, если разобраться, если бы не она, мы и не встретились бы? Гейм-дизайнер и библиотекарь, что между нами общего? Даже живем в разных районах, в Москве это – как в разных городах. Я не стала бы знакомиться на улице, по клубам мы оба не ходим. Концерт? Я не пошла бы туда одна, и он никогда бы не подошел.

Или лучше бы мы и не встречались?

От этой мысли на душе становилось так тоскливо, что я начинала искать глазами луну, чтобы на нее повыть.

Хм-м… А не об этом ли необычном спрашивала Ядвига?

Естественно, делиться с ней своими чувствами я не стала.

Новый год решила не встречать. Вернее, я о нем благополучно забыла: собирала чемодан, выясняла, какая погода в Неаполе и в Москве, чтобы одеться соответственно, пыталась дозвониться до Ивана по телефону. Какое там! «Абонент временно недоступен». Под вечер вспомнила, что не ела целый день, но идти в людное место не захотела, заказала в номер пирожные.

А кто не заедает горе сладким?

Вечер я провела, объедаясь пирожными и заливаясь слезами. Поговорить не с кем, и, оставшись наедине с собой, я ударилась в мучительное самоистязание. Вспоминала каждый миг, проведенный с Иваном – и рыдала, рыдала, рыдала…

Иван обещал быть рядом, заботился обо мне, опекал. И ушел, потому что не смог простить обман. Ушел, подарив секс – из жалости. Чтобы я могла получить деньги, выполнив задание ненормальной нанимательницы.

Я его не винила.

А еще у меня было шампанское. Выстрелив пробкой в потолок, я вылакала половину бутылки и сразу же опьянела.

- Шумел камы-ы-ы-ыш, деревья гну-у-улись… - затянула я, чокаясь бокалом с бутылкой. Вспомнила о новогодней тематике и исправилась: - В лесу родилась елочка, в лесу она росла-а-а…

В какой-то момент показалось, что я пою не одна. Мне подпевал хрипловатый мужской голос, доносившийся из-под кровати. Не то чтобы я сразу протрезвела, но мороз по коже пробежал. Допилась до белочки? Да ладно! Всего-то шампанское на почти голодный желудок.

Я включила на телефоне фонарик и посветила им под кровать.

Мамочки!

- А-а-а-а!!! – заорала я, роняя телефон.

- Ы-ы-ы-ы… - замычал волосатый мужичок-с-ноготок.

Все бы ничего, только тот, кто сидел под кроватью, и на карлика похож не был – размером с крупного кота, не больше. Однако ж на лицо – человек, только заросший – борода, усы, длинные спутанные волосы. И одет странно: тулуп, бермуды и лапти. Где-то я такое чудо-юдо видела. Хм… В кино?

Алкоголь придал мне смелости, и я снова заглянула под кровать.

- Это ты тут безобразия устраивал? – спросила я строго.

- Ы-ы-ы… Ты меня видишь, что ль?

- Ага. Домовой?

- Сьютный я! – возмутился мужичок-с-ноготок. – Сьютный! Гаврилой зовут.

- Алена, - машинально представилась я.

- Чай не глухой, слышал ужо.

- Ты это… вылезай, что ли? – предложила я Гавриле. – У меня еще шампанское осталось. И пирожные.

Он не стал отказываться от угощения, выкатился из-под кровати. А я на всякий случай ущипнула себя за ляжку. Нет, это мне не снится!

Мы с Гаврилой выпили, поздравив друг друга с Новым годом. Мда… И кто мне поверит, если я расскажу в какой компании встречала праздник?



Мила Ваниль

Отредактировано: 22.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться