Собственность

Размер шрифта: - +

Глава пятнадцатая

Серая птичка

О, серая птичка, с глазами печальными,
Черными,
И грудкой алой, точно в крови, —
Не бейся о клетку, с углами ее, с прутьями
Железными, узорными,
В клетке живи.

Ты бьешься, ты бьешься. Ужели еще ты не
знаешь
Всемирной законности?
Кто сеть расставляет, тот в клетке умеет
Держать.
О, серая птичка, не бейся, подчинись
Непреклонности,
Научись — даже в клетке, звенеть и дышать.

Константин Бальмонт

 

Все тело пронзило острыми ледяными иглами замерзшего снега, пронизывая холодом до костей. Она не могла пошевелиться, путаясь в собственных конечностях и не зная куда податься. Ее взгляд метался по заснеженной местности, в поисках спасения, только не за что было зацепиться. Она была одна. Никто не мог вырвать ее из лап директора, который подобно хищнику смотрел на нее свысока, наслаждаясь беспомощностью и безысходностью девушки.

— Зачем сопротивляться, Арина? — протянул он ее имя, медленно наклоняясь к ней. — Может лучше подчиниться?

Его указательный палец очертил контур губ, слегка оттянув нижнюю губу, затем немного надавив, он оказался во рту у Арины. В этот момент на лице мужчины появилась плотоядная улыбка, а в глазах вспыхнул огонь желания.

Арине же подобное действие было не по душе, поэтому скорее обдуманно, нежели рефлекторно, она сжала зубы, впиваясь в кожу.

— Стерва!

Наотмашь ударив свою ученицу по лицу, он схватил ее за горло, приподнимая вверх.

— Знаешь, а мне нравятся твои жалкие попытки сопротивления. Они меня… Возбуждают!

Тонкие, озябшие пальцы Арины впились в его руку, пытаясь ослабить хватку. Ей катастрофически не хватало воздуха, легкие горели, умоляя о жизненно необходимом кислороде, только мужчина не спешил отпускать. Наоборот, он еще больше потянул ее вверх и впился в посиневшие губы Арины.

Кусая, оттягивая, затем зализывая шершавым языком образовавшиеся ранки, Андрей измывался над девушкой, наслаждаясь ее болезненными, хриплыми
стонами.

— Я хочу услышать, как ты кричишь!

Его рука отпустила горло и переместилась на волосы, наматывая пряди на кулак. И словно на поводке, он потянул Арину к машине, открывая заднюю дверь. Ему не составило труда впихнуть сопротивляющуюся девушку в салон, как, в общем-то, и в два счета снять ремень со штанов и связать им ее тонкие кисти, закрепляя их на рукоятке  второй двери.

— Ну же, кричи! — громко смеясь, выкрикнул он, забираясь в автомобиль.

Он словно обезумел. Ему невероятно сильно хотелось заполучить ее сейчас, сию же минут и именно в таком положении и состоянии. Видя ее страдания и боль, он получал неописуемое наслаждение, сравнимое с эйфорией. И поначалу ему этого хватало, но теперь он хотел большего.

Схватив Арину за ноги, он резко развел их в сторону, располагаясь между ними. Благо размеры его машины позволяли это сделать. Справиться с оставшейся одеждой девушки не составило труда, и вот, когда она осталась лишь в одних трусиках, он замер, уставившись на открывшуюся картину.

— Ты прекрасна, — прохрипел Андрей всхлипывающей Арине и наклонился, запечатляя поцелуй на ее острой коленке.

Его палец сквозь тонкую ткань нижнего белья прошелся между ее складочками, от чего Арина вздрогнула и попыталась свести ноги, но он не позволил ей этого сделать, продолжая вводить им. Когда он спустился чуть ниже, Андрей резко ввел палец внутрь, отчего края плавок врезались в нежную девичью кожу.

— Тебе не нравится? —  продолжая надавливать, спросил он. — А так?

Резко отведя ткань в сторону, он смочил два пальца и сразу же ввел их в нее, чувствуя теплоту и узкость, обволакивающую его. Он двигал ими, надавливая на стенки, пытаясь немного растянуть ее. Когда же он добился минимального результата, Андрей вынул пальцы и навис над девушкой, любуясь ее заплаканным лицом.

— За что?

— За твое непослушание, — грубо ответил он. — Ты общалась с ним слишком долго. Ты улыбалась ему, позволила притронуться к себе. Я видел его взгляд и твой тоже. Ты не имеешь права так смотреть ни на кого, кроме меня! Ясно?!

Вновь сдавив ее горло, Андрей второй рукой раздвинул ее складочки и вошел до конца, издавая странный полукрик, полустон, что смешался с криком боли Арины.

— Я запрещаю тебе видеться с ним!

Он полностью вышел из нее, а затем вновь вошел, продолжая держать Арину за горло.

— Ты больше не будешь с ним общаться. Или с кем-то другим.

Несколько толчков и он отпускает ее горло, перемещая руки на таз девушки. Крепко сжав его по бокам, Андрей, помогая руками, насаживает тело Арины на свой член, издавая громкие стоны удовольствия, при этом продолжая говорить:

— Никто не смеет смотреть или говорить с тобой. Ты только моя! Слышишь?!

Андрей словно обезумел. Он не понимал, что говорит, что делает, он просто хотел избавиться от желания овладеть ее телом. Но почему-то с каждым новым толчком, ему все больше и больше хотелось ее нежно, аккуратно поцеловать, сцеловать слезинки с ее висков, развязать онемевшие руки и прижать к себе худое, дрожащее тело, продолжая входить в нее, только теперь медленно и спокойно, словно пытаясь показать Арине, что ей тоже может быть приятно от этого занятия.

— Девочка моя! — протяжно, закатив глаза от удовольствия, простонал он, кончая на живот девушки.



Линда Диабулус

Отредактировано: 13.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться