Собственность

Размер шрифта: - +

9

Снег (20.09.10)

Я помню свет от фонаря
и снег,
Её по снегу бег,
Двух нежных тонких ног.
И если б смог
Я изменить, что сложено
На тысячу ошибок множено,
И раз ещё увидеть это буйство красок,
Без вальса театральных масок
Кристальной чистоты улыбку,
Из глаз блестящих счастье выткано.
И даже снег остановился,
В картину эту взглядом впился
И замер…


Полтинин А.О.



Шли они недолго, даже слишком быстро. Арине хотелось как можно дольше брести по заснеженным улицам, вдыхая полной грудью морозный, режущий горло воздух. Она готова была бродить до тех пор, пока не окоченеют руки и ноги, пока не загрубеет и не начнет трескаться кожа. Да все что угодно, только бы не возвращаться туда. А Леша все идет вперед уверенной походкой, что-то насвистывает, улыбается широко и так мило, что кажется, будто он один из многочисленных лучей солнца, который решил скрасить своей улыбчивостью хмурые, унылые дни. Это очень даже хорошо, но улыбался бы он так же, если бы знал куда идет и что его ждет?

— Ну что, какая квартира? — спрашивает он, стягивая с головы шапку.

— Вот эта.

Дрожащей рукой стучит и ждет, отсчитывая про себя секунды до… Вот щелчок замка, скрип двери, все тот же убогий коридор и отец по среди него, загораживая тем самым проход, и страшно представить, что сейчас будет, страшно включить свет и увидеть ненавистное лицо, которое сейчас скрыто полумраком, но и назад дороги нет, ведь рядом стоит Леша и недоуменно смотрит то на нее, то на мужчину, ожидая хоть какой-то реакции от этих двоих.

— Что вы стоите, проходите, — хрипловато отзывается он и уходит, оставляя на этот раз недоумевать Арину.

Что это было? Игра на публику? Галлюцинация? Выходка ее больного воображения? Да черт знает что, но от этого становится только страшнее.

Стараясь унять нарастающую панику, Арина пропускает вперед Лешу и ждет, когда тот разуется, после чего проделывает то же самое. И вот, когда ботинки убраны в сторону, а куртка повешена на крючок, она делает шаг вперед, но спотыкается и чуть ли не падает, ее вовремя ловит сильная рука друга.

— Осторожнее.

— Да, спасибо, — молвит она и замирает, смотря себе под ноги.

Препятствием на ее пути оказались довольно-таки массивные мужские ботинки, которые ну никак не могли принадлежать ее отцу. Дорогие, блестящие, без единого пятнышка стояли возле стены, но благодаря невнимательности Арины пара была разделена — один все так же находился на оставленном месте, второй же валялся безобразно в противоположной стороне. Не долго думая, она взяла его и вернула на место, после чего, не раздумывая, направилась на поиски хозяина обуви.

Искать долго не пришлось. Обладатель ботинок находился в зале, сидя на старой тахте, застеленной потертым пледом. Его надменный, немного усталый взгляд на мгновение оторвался от созерцания пыльной картины на противоположной стене, когда в помещение вошли Арина с Лешей, а потом вновь вернулся к своему прежнему занятию. Отец же стоял около балконной двери и пристально смотрел на только что вошедших подростков, пытаясь подавить в себе нарастающее чувство призрения и ненависти.

— Андрей Сергеевич, вы? — удивленно спросил Леша, все свое внимание обращая к мужчине.

— Вы кого-то другого ожидали увидеть, Алексей? — холодно вымолвил он.

Парень промолчал, вовремя прикусив язык. А ведь так хотелось сказать, что он не только его, но вообще никого не ожидал увидеть, кроме родителей своей подруги. Да и тот факт, что директор сидит у нее дома так, словно не в первый раз находится здесь, немного настораживает, если, конечно же, учесть и то, что в последнее время Арина с этим мужчиной проводила слишком много времени.

Если же говорить до конца откровенно, Лешу много чего настораживало, а особенно все то, что было связано с директором и Ариной. Его странные взгляды, которые подруга не замечала, ну или делала вид, что не замечает, а теперь еще и тайны. Да, он понимал, что девушка ничем ему не обязана, что знакомы они мало, но и в то же время он понимал, что кроме него ей никто не поможет… Или поможет?

— Эм, Леш, спасибо, что проводил, — немного скованно улыбнулась Арина.

— Думаю, вам пора домой, Алексей, — все также отчужденно и тихо сказал он, делая не двусмысленный акцент на середине предложения.

Сжав плотно челюсть и подавив в себе нарастающую злость, Леша попрощался с подругой и, приобняв ее на прощание, краем глаза успел заметить прищуренный и злой взгляд директора. После чего развернулся и пошел к выходу, попутно бросив сухое «до свидания».
 

***


 

Нет дня, чтоб я не думал о тебе,
Нет часа, чтоб тебя я не желал.
Проклятие невидящей судьбе,
Мудрец сказал, что мир постыдно мал.

Постыдно мал и тесен для мечты,
И все же ты далеко от меня.
О, боль моя! Желанна мне лишь ты,
Я жажду новой боли и огня!

Люблю тебя капризною мечтой,
Люблю тебя всей силою души,
Люблю тебя всей кровью молодой,
Люблю тебя, люблю тебя, спеши!

Константин Бальмонт



Подозрительно тихая за завтраком, отстраненная от утренней рутины в машине. Понурая, бледная, подавленная. Именно такой ему запомнилась она сегодняшним днем. Да, хотелось поговорить с ней, начать какой-нибудь глупый разговор, чтобы привлечь ее внимание к себе, но она словно нарочно не замечала его взглядов, да и вообще его существования.

На уроке была погружена в работу, а вот ее сосед наоборот — он внимательно следил то за ней, то за ним, хмурясь и что-то обмозговывая, и уж точно не важную контрольную. Казалось, будто он о чем-то догадывается, но пока не решается задать тревожащий его вопрос подруге, и это нервировало. Мысль о том, что какой-то сопливый подросток может все испортить, приводила в бешенство. Нужно было действовать быстро и точно.

План предстоящих действий он обдумывал весь урок и все оставшееся время, но прийти к чему-то одному Андрей так и не смог. Слишком много идей было, и каждая глупее предыдущей, но пинка для скорости ему дала сцена в коридоре. Она невероятно взбесила его, выбила почву из-под ног, и он, сидя в машине, мчась по дороге и лавируя между медленно ползущими автомобилей, не мог дать себе точного ответа, который смог бы объяснить его действия.

Почему он поступил как юнец? Зачем сделал необдуманный ход? Он, человек, который всегда сначала все хорошо обдумывает и только потом делает, совершил резкий, опрометчивый поступок. Чего он этим добьется? Что будет потом? Андрей не знал, даже не хотел предполагать, так как боялся узнать на все эти вопросы ответ. Но и долго бегать от самого себя он не сможет, и все равно в один прекрасный день этот ответ сам его настигнет, и он будет самым неожиданным и страшным…

А пока он просто действовал, не задумываясь ни над чем.

Андрей опередил идущих по тротуару подростков на минут десять-пятнадцать. И когда те только подходили к дому, он успел подняться по уже знакомой лестнице на нужный этаж, и встретиться с самым ненавистным ему человеком.

Даже стоя возле его квартиры, он не медлил, а действовал так, будто его судьба зависела от скорости последующих действий. Резко поднятая рука, звук настойчивой мелодии, один короткий, но уверенный стук и ожидание, которое нервирует точно так же, как его ученик по имени Алексей, что в последнее время слишком часто мелькает у него перед глазами, а теперь еще и в мыслях.

Наконец дверь открывается и на пороге показывается заспанный, неухоженный мужчина, который на этот раз узнает его куда быстрее, нежели тогда.

— Андрей? Здравствуй, — неуверенно молвит он, пытаясь пригладить торчащие в разные стороны грязные волосы.

— Пропустишь или будем стоять тут?

— Д-да, проходи.

Разувшись, но не решаясь снять пальто, он прошел в глубь и опустился на край дивана, переплетая пальцы. Виктор же не решился слишком близко к нему приближаться, поэтому встал почти у самой двери, что вела на балкон.

— Какими судьбами? Эта чертовка что-то натворила? Ты только скажи и я…

— Что ты? — это было сказано настолько жестко, что мужчина запнулся на полуслове, побаиваясь продолжить. — Вновь ударишь ее? Или, быть может, позволишь своим друзьям проучить девчонку? Ты думаешь, я ничего не знаю?!

— Так вот, где эта сука все время была!

Стоило ему закончить предложение, как Андрей резко встал со своего места и, за каких-то пару секунд преодолев разделяющее его и Виктора расстояние, схватил мужчину за растянутую и заляпанную футболку, сжимая ее и притягивая того ближе к себе. Из-за того, что Андрей был на пол-головы выше Виктора, да и куда массивнее, он довольно устрашающе выглядел в глазах отца Арины, от чего отчетливо ощущал свое преимущество над ним. Это дурманило разум, а возможность прямо сейчас отправить этого недочеловека в травматологию и вовсе застилала глаза кровавой пеленой, и он уже был готов впечатать свой кулак в его лицо, как во время взял себя в руки, понимая, что на данный момент это не выход из сложившейся ситуации.

— Ты как был мразью, так ей и остался, — припечатывая того к двери, прошипел он. — У меня был прекрасный план, но я ведь не знал, что ты плевать хотел на Арину. А помнишь, как ты использовал ее, а потом выкинул, словно поломанную вещь, которая больше не была тебе нужна? Помнишь?! — выкрикнул он, отстраняя мужчину от двери и вновь впечатывая его в нее, только на этот раз приложив куда больше сил, от чего Виктор глухо вскрикивает и пытается отстранить его руки от себя. — Если бы я тогда не был занят своими проблемами и вовремя обратил внимание на тебя, я бы смог отгородить свою маленькую девочку от такой твари. Но нет, не уследил, а ты этим воспользовался! Из-за тебя она по…

Но договорить Андрей не смог. На самом важном моменте его разговор был прерван вполне ожидаемым звонком в дверь, и ему нехотя, но все же пришлось отпустить Виктора и вновь вернуться к дивану, краем уха слыша приглушенный голос мужчины и шорох в коридоре. А затем этот ненавистный человек вернулся, приведя за собой удивленную Арину и… Алексея. Последнего он никак не ожидал здесь встретить. Андрей надеялся, что этот наглец только проводит ее, но то, что он еще и зайдет… Он не до оценил его.

— Андрей Сергеевич, вы? — спросил он, чем еще больше разозлил мужчину.

— Вы кого-то другого ожидали увидеть, Алексей?

Молчит, и правильно делает, ибо Андрей точно бы не выдержал, если бы он решил дальше продолжить этот глупый разговор.

— Эм, Леш, спасибо, что проводил, — спустя какое-то мгновение говорит Арина, тем самым намекая, что ему пора уйти.

 — Думаю, вам пора домой, Алексей, — следом за ней говорит Андрей, прямо давая понять, ибо был неуверен, что он своим крохотным мозгом сможет понять столь сложно зашифрованную информацию.

И он нехотя уходит, на прощание обнимая Арину. И Андрей вновь злиться, пытаясь понять, на что или кого: на такое действие парня, на самого Алексея или себя?

В последнее время в его жизни творятся непонятные вещи, на которые он боится найти ответы. Точнее, он догадывался, но боялся, что эти догадки оправдаются.

— Андрей Сергеевич, а что вы тут делаете? — поглядывая на отца, спрашивает девчонка.

— Пришел поздравить тебя, — без стеснения соврав ей, он встает и подходит к Арине почти вплотную, не замечая Виктора.

— Поздравить?

— Да. Ты прекрасно справилась с контрольной работой, — его сердце забилось чаще, когда он увидел на ее лице счастливую улыбку, но не обратил на это внимание. — У тебя у единственной в классе пять.

 — Спасибо большое, это все благодаря вам!

Арина сделала шаг вперед и намеревалась обнять его, но остановилась, от чего Андрей ощутил разочарование, которое уже никак невозможно было игнорировать, и он решил, что позже обязательно должен об этом подумать.

— Что ты, многое зависело и от тебя, так что ты молодец! — приподняв уголки губ в подобие улыбки, Андрей положил увесистую ладонь ей на плечо и немного сжал его. — И еще. Я хотел бы с тобой поговорить, у тебя есть время?

Было видно, что она растерялась и не знала, что ответить на его просьбу, да еще и присутствие ее горе отца не давало ей возможности говорить спокойно и не зажато.

 — Да, если только недолго, — стараясь не смотреть в сторону балкона, ответила она.
 



Линда Диабулус

Отредактировано: 07.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: