Собственность

Размер шрифта: - +

13

От неурядиц всей земли
я шла озябшим делегатом,
и дом смотрел в глаза мои
и добрым был и деликатным.

На голову мою стыда
он не навлек, себя не выдал.
Дом клялся мне, что никогда
он этой женщины не видел.

Он говорил: — Я пуст, Я пуст.–
Я говорила: — Где–то, где–то…–
Он говорил: — И пусть. И пусть.
Входи и позабудь про это.

О, как боялась я сперва
платка или иной приметы,
но дом твердил свои слова,
перетасовывал предметы.

Он заметал ее следы.
О, как он притворился ловко,
что здесь не падало слезы,
не облокачивалось локтя.

Как будто тщательный прибой
смыл все: и туфель отпечатки,
и тот пустующий прибор,
и пуговицу от перчатки.

Все сговорились: пес забыл,
с кем он играл, и гвоздик малый
не ведал, кто его забил,
и мне давал ответ туманный.

Так были зеркала пусты,
как будто выпал снег и стаял.
Припомнить не могли цветы,
кто их в стакан граненый ставил...

«Твой дом»
Отрывок
Белла Ахмадулина.

Яркие лучи зимнего солнца проникают в комнату и заливают ее светом через тонкую, прозрачную тюль. Лучи игриво скачут по мебели, отражаются в большом зеркале шкафа, который как раз стоит напротив окна, скользят по стенам и полу, по кровати, освещая два полностью обнаженных тела. Но мимо проплывающая туча заслоняет солнце собой, словно не позволяет тому следить за этой картиной, закрывает ему глаза. И в этот момент комната вновь возвращает себе сероватые оттенки, что придают комнате немного мрачности.

Андрей лежит на боку, подперев голову рукой, и наблюдает за Ариной. Она лежит на животе и простынь прикрывает лишь нижнюю часть тела, оставляя спину полностью обнаженной, каштановые волосы разметались, скрывая ее сонное личико за плотной, непроглядной шторой. Мужчина прислушивается к тихому сопению и ухмыляется, указательным пальцем вырисовывая на ее чистой, без единой родинки, спине незамысловатые узоры. Арина вздрагивает и переворачивается на спину, натягивая простынь до самой шеи, когда его пальцы пробегаются по ребрам. Теперь он видит ее спокойные черты лица, немного приоткрытые губы, которые так и манят к себе. И Андрей поддается этому влечению, наклоняется и целует ее.

Арина спала крепко и сладко, впервые за долгое время ей не снились кошмары. Но сквозь сон она чувствовала приятные поглаживания, теплое дыхание на своей коже и тихий шепот, который она не могла разобрать. Потом ей стало щекотно, и Арина поспешила перевернуться, но и тут ей не дали поспать. Кто-то настойчиво пытался добиться ответа на свой поцелуй. Сначала девушка не поняла, что происходит, но стоило ей открыть глаза и увидеть лицо своего директора, который теперь перешел на ее лицо и стал его покрывать поцелуями, как воспоминания вчерашнего дня, хоть и мутно, но все же стали всплывать в ее памяти. Одна картинка медленно заменяла другую, тем самым возрождая в памяти Арины целостность изображения.

Она пришла к нему… Сама… Рассказала о смерти матери… Шампанское… Разговоры… «Не уходите»…

А дальше Арине было просто стыдно вспоминать. Девушка никак не могла поверить, что могла это сделать… Сделать с директором. Что теперь будет?

Заметив ее испуганный взгляд, Андрей усмехнулся и прекратил ее целовать. Он видел, как она с ужасом смотрит на его обнаженный торс, на свое нагое тело, что скрыто лишь простыней, и все больше и больше ужасается.

— Жалеешь? — приподняв правую бровь, спросил он и внимательно посмотрел на нее.

Молчит, не знает, что ответить. Кусает губы и избегает его взгляда.

Арина не может понять жалеет она или нет. Этот день начался с такого происшествия, что она просто не может прийти в себя. Девушка шокирована и подавлена. У нее и без этого было много проблем, а теперь еще ночь с директором.

Как теперь ей вести себя с ним, и что будет дальше?

— Не знаю, — честно отвечает Арина, понимая также то, что она переспала не просто со своим директором, а со взрослым сороколетним мужчиной.

— Понятно.

Он встал с кровати и, не удосужившись даже прикрыть свою наготу, вышел из комнаты, оставляя девушку наедине со своими мыслями и терзаниями.

Арина долго сидела на кровати и прижимала к груди простынь, стараясь смириться со случившимся. Дать какое-то объяснение всему этому. Но кроме сожаления она не испытывала ничего, и никакие убеждения не могли успокоить взбунтовавшуюся душу, готовую разорваться в клочья от этого всего.

Ее душили подступающие слезы, а в голове вертелись одни и те же слова: «Я не хотела этого!»

Она действительно не этого хотела. Арина искала поддержку, защиту, и в глубине души надеялась, что нашла ее в директоре. Она видела в нем человека, который даст ей все это. Но много чего не учла…

Были такие моменты, когда ей казалось, что Андрей Сергеевич для нее больше, чем просто учитель, или, как бы глупо это не звучало, друг. Но иногда он нравился ей как мужчина, а тот поцелуй в машине и пугал ее, и будоражил что-то внутри. Но стоило Арине вспомнить кто он, сколько ему лет и что будет, если она посмеет намекнуть о подобном ему, как иллюзия влюбленности сразу же рассеивалась, а на ее место приходил страх. И так раз за разом, пока не настала эта ночь, что кардинально изменила ее жизнь.

Теперь Арина не знала как себя вести с ним, что делать и к чему все это приведет. Все что ей оставалось делать, это действовать по обстоятельствам.



Линда Диабулус

Отредактировано: 07.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: