Собственность чародея

Размер шрифта: - +

Глава первая. Лот № 17

 

СОБСТВЕННОСТЬ ЧАРОДЕЯ

Аннотация:

Лот номер семнадцать. Именно он стал решающим в жизни Алисы. Она искала защиту, готова была стать собственностью, рабыней, кем угодно, лишь бы спрятаться от них, темных тварей, лишивших ее детства. Однако появился он, чародей, что сломал пространство, открыл врата в другой мир и стал ее господином.

 

 

Глава первая. Лот № 17

«Не мы выбираем. Нас выбирают».

 

- Вы не пожалеете об этом?

- Нет.

Я опускаю перо в чернильницу, а затем уверенно вывожу на белой бумаге свое имя. Вот и всё. Дороги назад нет. Кладу в сторону писчий инструмент и смотрю на сидящего передо мной молодого человека. Его длинные медные волосы собраны в высокий хвост. Они тонкой кистью ниспадают на плечо, контрастируя со светло-голубым пиджаком. В солнечных лучах, проникающих сквозь распахнутое окно, блестит нагрудный знак с серебряной эмблемой крысы.

- Что ж, Алиса Закруд, - тяжело вздыхает представитель самого ненавистного в народе Объединения, - договор подписан. Отныне ты лишена права иметь свой род и становишься временной собственностью Дома Пожирателей. Ближайший аукцион состоится через неделю. До тех пор ты не будешь испытывать недостатка в пище и воде.

- Я поняла.

- Вот и хорошо. Лари! - забирает он подписанную мной бумагу.

За моей спиной протяжно скрипит дверь. Спустя несколько секунд рядом останавливается низкий старичок. Его обвисшие щеки при виде меня покрываются легким румянцем, а в глазах появляется блеск. Не нужно быть эмпатом, чтобы почувствовать повисшее в воздухе предвкушение чего-то и плохо скрываемую похоть.

- Переоденься, девочка, - протягивает он мне бежевую робу.

- Здесь?

- А где же еще?

Я выдыхаю в попытке унять волнение и расстегиваю пуговицы, стараясь не глядеть на присутствующих мужчин. Нельзя перечить тем, кто секундой назад стал моим хозяином. Я стягиваю с себя платье, оголяя ноги, бедра, опоясанные бельем, и, наконец, грудь. Восхищенный старческий вздох действует на меня своеобразно: хочется быстрее уйти, запереться в купальной и тереть кожу до покраснения. Избавившись от последнего клочка ткани, я стараюсь не подавать виду, насколько неприятны эти липкие взгляды, и как можно скорее скрываю свое тело под предложенной одеждой.

- А теперь меры предосторожности, - подходит ко мне молодой хозяин.

Холод металла заставляет вздрогнуть. Спустя короткое мгновение щелкает замок. Теперь мою шею опоясывает украшение для рабов, а руки сковывают кандалы, соединенные тяжёлой цепью - неудобно, но придется привыкнуть к тому, что на тебе посмертно.

- Не жмёт? – с заботой интересуется представитель Дома Пожирателей, незаметно притрагиваясь к груди, очертания которой наверняка видны под тонкой тканью.

- Нет.

- Тогда следуй за Лари.

Старик ухмыляется и направляется к двери. Идти сложно, но жаловаться не приходится. Пусть и ненадолго, но теперь мои тело и душа принадлежат им и они вправе даже меня убить. Впрочем, это даже хорошо. Ответственность за собственную жизнь всегда была в тягость.

Коридоры меняются один за другим, отличаясь лишь вазами для цветов, в которых благоухают то гиацинты, то гермины. В остальном же они полностью совпадают: светло-серые стены, антрацитовые шторы и коричневый ковер, на который бросает блики полуденное солнце. Я же пытаюсь отвести в сторону висящую на мне цепь. Она мешает идти, бьётся о колени и вынуждает горбиться.

- Прошу, - указывает провожатый на открытую дверь. Стоит мне войти в помещение, как за спиной раздается протяжный скрип, а затем лязг тяжелого металлического засова. Пробегаю взглядом по помещению. У высокой кровати с тяжелым балдахином цвета крысиной шкуры лежит еще одна пара кандалов. Стол с резными ножками приколочен к деревянному полу. Сквозь прорезь висящих от самого потолка штор видна добротная решетка. Я подхожу к окну, смотрю на разноцветные крыши домов, деревья, цветочные клумбы, синее небо, яркое солнце… Отворачиваюсь, стискивая зубы. Не стоит делать себе больнее. Разве мало страха и отчаянья я испытала за прожитые годы? Стоит ли бередить раны, рубцы которых едва зажили?

Дни летят только на свободе. Когда ты заперт в четырёх стенах и каждое движение сопровождается лязгом металла, время тянется как древесная смола. Идеальное место, чтобы подумать о жизни и убедиться в правильности принятого решения. Потому как там, за позолоченной решеткой, смысла существования нет. Как минимум я не нахожу.

Под вечер в комнату заглядывает лекарь. Он удивляется моей непорочности и в полном восторге покидает комнату. После него приходит горничная. Накрытый белой скатертью стол с ее легкой руки заполняется яствами. Эта милая девушка помогает мне во время поедания пищи, а затем посещения уборной и принятия ванны. Кажется, будто я, находясь в уютной и мило обставленной комнате, должна почувствовать себя королевой. Маленькая привилегия от Дома для тех, кому суждено стать чьей-то рабыней, однако на деле все иначе. Давит. Эта обстановка на меня давит.



Майя Чи

Отредактировано: 06.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться