Собственность чародея

Размер шрифта: - +

***

- Как в пять раз дешевле?! – возмущается вдруг Сиви, затем подлетает к нам и зависает в воздухе прямо перед Виксом. – Ты что же?.. Ты потратил на нее три с половиной тысячи монет?

Удивленное оханье разносится по террасе и возвращается эхом. Значит, она все-таки защищена каким-то образом. То-то не чувствуется ни холода, ни дуновения ветра.

Хозяин морщит нос, затем устало вздыхает.

- Этгар, - обращается к нему старец, - опять упрямство взяло над тобой верх? Не мог уступить из-за принципов?

Однако ответа не следует. Викс молча отворачивается и направляется к клеткам, по пути доставая из кармана своего плаща черную палочку.

- Этгар, я задал тебе вопросы! – теперь Лаген качает головой. – Понимаешь же, что с золотом у нас проблемы, но тем не менее пользуешься своим положением. Похоже, мне придется заменить тебя.

- И что после? – спокойно спрашивает хозяин, отпирая магией один замок за другим.

- Не заставляй произносить это вслух. Нам ни к чему ссоры. Просто признай вину.

- Это всего лишь монетки.

- Зомы уже отвоевали часть руды. Через пару лет золота не останется вовсе, - встревает в разговор король, кажется, Дурман.

- Да, вскоре мы не сможем помогать тем, кого затягивает грань, - сокрушается старец. Хозяин начинает тяжело дышать, упирается взглядом в одну точку, словно пытается пересилить самого себя. Мне же становится не по себе. Несмотря на то, что их мир терпит бедствия и нашествия каких-то гаверсов, он все равно отдал немалые деньги за мою свободу.

«Этот лот очень дорог», - всплывают в памяти слова Представителя Дома Пожирателей. И снова хочется уточнить: какова моя ценность. Почему Сиви утверждает мое нечеловеческое происхождение?

- Я знаю, что оплошал, Мудрый Лаген, - внезапно произносит хозяин, открыв последнюю клетку, а после приступает к колдовству воздушных  воронок. В это время рядом со мной останавливается Марий, а мой взгляд невзначай касается его ушей. Какие необычные! Словно их специально вытянули.

- Нравится? – улыбается мне существо, похожее на человека, и я тут же прячу глаза. А следом мне на плечи опускается его мантия. – Твой наряд слишком вызывающий. Укутайся.

- Спасибо, - говорю ему, с трудом решаясь спросить: - Вы ведь на самом деле не злой?

- Нет. Я скупой. Именно такой, каким и должен быть идеальный казначей. Поэтому покупка твоей свободы целиком ляжет на кошелек Этгара. Он слишком часто стал самовольничать. Непростительная роскошь для того, кто впустил в сердце тьму.

Я замечаю, как недобро блестят глаза Мария, и ежусь. С таким лучше не водиться, а на пути тем более не следует вставать. Сожрать, как они, не сможет, но продать за кругленькую сумму - запросто. И… хозяин впустил в свое сердце тьму? Что же это значит?

Викс тем временем заканчивает с колдовством. Девять закручивающихся и слегка мерцающих голубоватым светом воронок выстраиваются в ряд. В руках Мудрого Лагена будто из ниоткуда вырастает деревянный посох, и тихий шепот, похожий на шелест листьев, разносится по террасе. Когда все существа, среди которых и много страшных, скрюченных, сморщенных, взмывают в воздухе, то у меня невольно приоткрывается рот. Магия этого мира видимая, сказочная и невообразимо прекрасная. Освобожденных узников окутывают шары из света и блестящей пыли. Они преображаются! У рыб спадает старая чешуя и вырастает новая, у насекомых со множеством лапок меняются формы тела, а главное существо, которое тащил сам Викс, вдруг обретает очертания: появляются глаза, нос, уши, конечности, бугристые и будто покрытые слоем высохшей земли. После животных поочередно засасывает в воронки.

- Это ведь порталы? Куда их уносит? – осторожно спрашиваю у Мария, подмечая в нем недовольство.

- Каждого из них направляют в свое королевство.

- Сколько их, королевств?

- Девять.

- А…

- Довольно! Если я одолжил тебе мантию, это вовсе не значит, что можешь выведать у меня всю информацию об Аратисе. Я не настолько глуп и беспечен.

Я тут же умолкаю и увожу в сторону взгляд. Зачем же сразу обижать?



Майя Чи

Отредактировано: 06.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться