Собственность леди Картар

Размер шрифта: - +

Шесть

Шла довольно быстро, временами переходя на лёгкий бег, поэтому к краю крыш и стенам дворца соответственно подошла довольно быстро. Разбежавшись, легко перепрыгнула оказавшуюся внизу дорожку, зацепилась за раму одного из окон, поднялась и полезла вверх.

И вот лезу я себе, лезу, потому что так куда спокойнее и быстрее, чем разбираться со всей внутренней стражей, которая меня наверняка пускать не захочет, уже почти до светлой крыши доползла, как вдруг откуда-то сверху звучит:

– Знаешь, в следующий раз можно просто попросить, – и протянутая сверху рука, появившаяся прямо перед моим лицом.

Подумав, всё же приняла её, узнав голос случайного незнакомца. Рука оказалась удивительно крепкой, а сам он сильным настолько, что без труда поднял всю меня и поставил на краю крыши прямо перед собой, а потом ещё и шаг назад сделал, уводя за собой от опасного обрыва.

– Воспитанным леди не пристало заходить в порталы к незнакомцам, – забрав ладонь, выдала я умную фразу, ловя себя на мысли, что начинаю с ним заигрывать.

– А, – улыбнулся он, складывая руки на груди, – то есть ползать по стенам чужих дворцов воспитанным леди можно.

Криво улыбнулась, оценив шпильку, и отозвалась:

– Я обязательно вынесу данный вопрос на обсуждение Законодательного Парламента, – серьёзно пообещала.

– Уверен, они внесут его в свод запретов, – кивнул также серьёзно мужчина, но я отчётливо видела его едва сдерживаемую улыбку и собравшиеся в уголках глаз морщинки.

– Тогда я официально откажусь от статуса воспитанной леди, – решила я и всё же коротко рассмеялась.

Незнакомец посмотрел на меня со странной улыбкой, а потом без каких-либо видимых усилий вообще создал горящий чёрным пламенем портал, а мне протянул ладонь.

– Нет уж, – покачала головой, – я пока ещё ни от чего не отказывалась.

И раньше, чем он успел что-либо сделать или сказать, развернулась и пошла по крыше своими ногами.

Не то, чтобы у меня была паранойя или я не доверяла каждому встречному. Просто я доверяла себе и своей интуиции, и если она шептала, что лучше чего-то конкретного не делать, то я прислушивалась. Сейчас она шептала, чтобы я не доверяла этому мужчине и опасалась местного правителя.

Я не была самоуверенной на столько, чтобы ожидать, что после моих слов незнакомец просто исчезнет. Поэтому я даже не удивилась, когда его фигура появилась слева от меня и спокойно пошла рядом.

– Вы уже разобрались с пожаром? – Поддела я, отлично отсюда видя золотое пламя.

– Я решил дать Мьярису погеройствовать, он это любит.

– Мьярис – это тот псих с нелюбовью к Королевским Теням? – Догадалась я.

И нет, я не злопамятная, но это высказывание местному правителю вряд ли прощу. Не погибни тут до меня двенадцать экспедиций, я бы вообще забыла, но так…

– Нужно было сразу догадаться, что ваше с ним знакомство было запоминающимся.

Да-да, верно сказал: я его запомнила.

– Куда ты направляешься? – Задал мужчина вопрос, когда я не ответила на его прошлые слова.

– К вам недавно прибыл отряд Королевских Теней, – не видя причин скрывать, просто сообщила я.

– Я разместил их в южном крыле, – кивнул, подтверждая, незнакомец, – могу проводить.

И остановился, вопросительно на меня глядя.

– Сама дойду, – решила, поблагодарила его за помощь кивком головы и развернулась, намереваясь пойти и найти уже, наконец, свою сестру.

Всё внутри предупреждающе сжалось за миг до того, как на запястье сомкнулись крепкие мужские пальцы.

Дальше действовала уже не я – дальше действовали выработанные многолетним опытом рефлексы.

Резко остановившись, обернулась и рывком крутанула зажатую руку. Удар свободной рукой по сгибу мужского локтя, собственным локтем удар по челюсти снизу вверх, от которого он всё же успел увернуться.

Наверно, лишь факт его полного бездействия вынудил меня сделать быстрый шаг назад и прекратить нападение. Впрочем, незнакомца это вот нисколько не разочаровало, даже наоборот, он почему-то не мог сдержать широкой улыбки.

И вот с этой самой улыбкой он, дёрнув плечами, так радостно вдруг сказал:

– Ты только что напала на эймонта Кормэйа, малыш. Знаешь, что за это светит?

Я не знала даже значения слова «эймонт», о чём, думаю, лучше всего свидетельствовал мой скептический взгляд.

И тогда мужчина смилостивился, коротко пояснив:

– Я правитель этого государства.

Вспомнив всё, что он мне успел сказать и сделать, пришла к выводу, что отрицать это было бы глупо. Но тут же вспомнила и того мужчину на пристани, его слова и поведение и… пришла к выводу, что мои первоначальные выводы всё же оказались ошибочными. Он вёл себя слишком эмоционально и недружелюбно для правителя.

Тут же заинтересовало другое:



Валентина Гордова

Отредактировано: 18.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться на подписку