Социализм

Размер шрифта: - +

Социализм

Л.А. Гриффен

СОЦИАЛИЗМ
НЕКОТОРЫЕ  ВОПРОСЫ  ТЕОРИИ

Киев   1998

 


Предлагаемое рассмотрение некоторых вопросов теории социализма выполнено автором с использованием материалов, изложенных в книге “Диалектика общественного развития (опыт современного марксизма)” — Киев: Наукова думка, 1994. — Изд.2-е, а также в статьях: “Судьба великой идеи”  — “Политика и время”, 1991, №№ 14, 15, 16; “Развитие отношений собственности при социализме” — “Марксизм и современность”, 1995, № 1; “Классовый анализ в теории социализма” — “МиС”, 1995, № 3; “О характере производственных отношений социализма” — “МиС”, 1996, № 1-2; “Имеет ли марксизм “теорию социализма”?” — “МиС”, 1997, № 1-2,  и некоторых других работах.

 

СОДЕРЖАНИЕ

1. Что такое социализм ……………………………………..…..   2
2. Марксизм и «теория социализма» ……………………..…...   5
3. Социализм как общественно-экономическая формация .  15
4. Классовый анализ в теории социализма ………………….  22
5. Социальная структура советского общества …………….  33
6. «Реальный социализм»: критика «слева» ………………..  41
7. Производственные отношения при социализме …………  55
8. Становление и развитие социализма ……………………...  68
9. Нынешний кризис социализма …………………………….  80
10. Будущие судьбы социализма ……………………………… 93

 

 

 

 

1. Что такое социализм
Неблагоприятные тенденции общественного развития, вызванные сепаратизмом и капитализацией, резко усилились, что, как и следовало ожидать, ведет к подъему коммунистического движения. Но, к сожалению, возрождается оно в виде разрозненных, нередко соперничающих между собой партий и групп, что сильно затрудняет достижение столь необходимого сейчас единства действий. Причина этого отнюдь не сводится к несомненно имеющим место амбициям их лидеров. Куда важнее отсутствие достаточно четких представлений о целях и задачах коммунистического движения в современных условиях. Еще раз подтверждается та ленинская мысль, что “крепкой социалистической партии не может быть, если нет революционной теории, которая объединяет всех социалистов”.1 Трудно достичь организационного единства, когда при наличии общности взглядов на то, против чего необходимо бороться, она зачастую отсутствует в определении положительных целей. Конечно, в коммунистическом движении существует согласие о необходимости социалистического пути развития, но сам этот путь представляют себе весьма по-разному.
Существовало и существует множество теоретических “моделей” социализма, по поводу которых ведется незатихающая дискуссия. Но в наше время вопрос о социализме не решить, не определив отношения к строю, существовавшему в нашей стране на протяжении последних десятилетий, тем более, что именно это отношение в значительной мере определяет и нынешние цели. А в данном отношении сторонники социалистического пути разбились на множество течений, которые, однако, если исключить второстепенные моменты, достаточно четко укладываются в три основные схемы.
Согласно первой из них у нас несомненно был социалистический строй. Он имел множество положительных черт, хотя не был лишен и определенных недостатков. С течением времени по ряду причин как внутреннего, так и внешнего порядка эти недостатки усилились, что и привело к кризису социализма. Следовательно, его необходимо восстановить, ничего принципиально не меняя, но, естественно, очистив наше общество от недостатков и развив положительные его стороны. Дальше нужно только совершенствовать этот строй, переходя, таким образом, от первой ступени коммунизма, которой является социализм, ко второй, к полному коммунизму (в том числе и в “отдельно взятой стране”).
Вторая схема также не отрицает наличия у нас социализма, однако как бы не настоящего, с “извращениями”. Сторонники этого взгляда считают, что у нас был не “истинный”, а некий “феодальный”, “казарменный”, “бюрократический” и какой там еще социализм. Поэтому о восстановлении такого социализма не может быть и речи. Наученные горьким опытом мы должны учесть ошибки и на этот раз построить “настоящий” социализм (“демократический”, “гуманный”, “с человеческим лицом” и т. п.).
И, наконец, согласно третьей схеме никакого социализма у нас вообще не было, ибо отсутствовали его самые необходимые признаки. Поэтому дело построения социализма необходимо начинать с самого начала (конечно, используя те положительные моменты, которые все же имели место). А потому сколь бы ни было желательно начать это строительство уже сегодня, необходимо разрешить еще ряд предшествующих задач, а уж потом, постепенно, создавать у нас социализм.
Казалось бы, точки зрения куда как различные, однако парадоксальным образом базируются они на общих основаниях  – утопизме и антиисторизме. Действительно, определяя сущность господствовавшего у нас строя, во всех этих случаях пользуются некоторым (часто весьма различным) набором “характерных черт” социализма, заданных априори; сравнение их с действительностью (корректность которого часто оставляет желать лучшего) и позволяет сторонникам этих взглядов делать вывод как о наличии социализма, так и о его “качестве”. С другой стороны, сторонники всех трех точек зрения смотрят на социализм как на нечто раз и навсегда определенное (во всяком случае, в главных чертах), и допускающее разве что улучшение и совершенствование, но никак не качественные изменения.
Вот ведь что удивительно. Как-то легко допускают существеннейшие изменения других укладов во времени, например, то, что домонополистический капитализм, тем более капитализм эпохи первоначального накопления, в весьма существенных чертах отличаются от современного империализма. А вот для социализма ничего подоб­ного в расчет не принимается, хотя, казалось бы, для строя, осуществляющего коренное преобразование общества, различия его этапов должны быть еще более значительными. Так нет же, вынь да положь именно то, что считается “истинным социализмом”, а нет, так его и вообще не было, разве что какой-то искореженный.
Но что же это такое – социализм? Вряд ли стоит спорить о том, был ли у нас социа­лизм, и какой он был, равно как и рассуждать о будущих судьбах социализма, не определив достаточно четко того, что мы понимаем под этим термином. Как всегда в таких случаях, здесь возникают определенные методологические сложности: с одной стороны, прежде чем исследовать какой-либо предмет, следует определить, что же именно мы собираемся исследовать, выделить объект исследования из ряда других объектов; с другой стороны, удовлетворительное определение того или иного объекта может быть получено только в результате его исследования, когда выявлены его характерные черты, обуславливающие упомянутое его выделение. Указанное противоречие разрешается только в самом процессе изучения данного объекта. Однако термин “социализм” имеет уже достаточно длительную историю, и невозможно обойтись без того, чтобы определиться в отношении того содержания, которое в этот термин вкладывалось прежде и вкладывается теперь.
Прежде всего следует отметить, что слово “социализм” многозначно, и чтобы избежать путаницы, необходимо четко различать по крайней мере два основных его употребления: как наименование определенного состояния общества, и для обозначения определенного течения общественной мысли. Первоначально слово “социализм” использовалось для обозначения будущего общества, основывающегося на идеалах социальной справедливости. Разное понимание принципов социальной справедливости приводило к возникновению различных “моделей” предполагаемого общественного устройства, по названию романа Т.Мора получивших наименование “утопий”. Социалисты-утописты рассчитывали реализовать свои проекты идеального общества, убедив остальных в их преимуществах, полагая, что “истинный разум и истинная справедливость до сих пор не господствовали в мире только потому, что они не были еще надлежащим образом поняты”.2 Стремление идеологов различных социальных групп обосновать и внедрить в общественное сознание свои представления об “истинной справедливости” породили соответствующие течения общественной мысли, которые также получили название социализма. Когда Маркс и Энгельс в “Манифесте коммунисти­ческой партии” пишут о “феодальном социализме”, “мелкобуржуазном социализме”, “буржуазном социализме”, они, естественно, не допускают и мысли о возможности действительной реализации такого рода общественного строя, и говорят о них только как о соответствующем комплексе представлений той или иной социальной группы. Что касается развитого Марксом и Энгельсом научного социализма, то он, в отличие от других видов социализма, не рисует конструкцию “общества социальной справедливости”, а указывает “такие силы, которые могут – и по своему общественному положению должны –  составить силу, способную смести старое и создать новое”.3 Именно это, а не “проект” нового общества, Ленин считал содержанием научного социализма. Более того, по его мнению вообще "никаких особенно перспектив будущего научный социализм не рисовал; он ограничивался тем, что давал анализ современного буржуазного режима, изучая тенденции развития капиталистической общественной организации  –  и только".4 Разумеется, классики марксизма не могли не пытаться спрогнозировать результаты такого развития, но, как видим, такой прогноз имел факультативное значение и вовсе не входил в понятие научного социализма. Таким образом, в марксистской литературе было принято слово “социализм” использовать для обозначения определенного общественного устройства, а система взглядов, отражающая представления о законах развития капиталистического общества, результатом которого неизбежно явится его революционное преобразование, называлась “научным социализмом” (Маркс и Энгельс вопрос о разных видах социализма в “Манифесте...” даже рассматривают в разделе, посвященном социалистической и коммунистической литературе).
Что касается самого Маркса, то он для обозначения нового общества предпочитал не применять слово “социализм”, а называть его коммунизмом, особо выделяя в нем первую – переходную – ступень, для которой потом использовалось указанное понятие. Зато этим понятием широко пользовался Энгельс, чему имелись веские причины.5 Еще позже этот термин столь же широко применял Ленин. Именно так он называл тот общественный строй, который под его руководством строился у нас после Великой Октябрьской социалистической революции. Да, результат этого строительства во многом расходится с предположениями классиков марксизма. Но следует учитывать и то, что тот строй, при котором мы прожили столько десятилетий, исторически получил такое наименование. Вся наша история, все наши победы и поражения связаны с общественным строем, носившим такое название. Этот строй определял жизнь не одного поколения советских людей, он оказывал и продолжает оказывать огромное влияние на ход мировой истории. И вряд ли нам следует сейчас по каким бы то ни было соображениям отказываться от того наименования, которое он носил на протяжении многих лет.  Единственная причина, по которой это можно было бы сделать – если бы было практически доказано, что реально возможен какой-то другой социализм. Но таких данных мы не имеем. Потому когда мы в данной работе говорим о социализме, рассматривая некоторые вопросы его теории, то имеется в виду именно такое значение данного слова. А вообще-то, говоря словами Ленина (относящимися, правда, к другому вопросу), “совершенно несерьезен тот спор о словах... Называйте, как хотите; это безразлично”.6 Дальше ведь речь пойдет не о предполагаемом, а о том реальном общественном строе, который существовал у нас на протяжении нескольких десятилетий: "Ныне о социализме можно говорить только по опыту".7 И целью нашей будет не судить этот строй на основе неких априорных представлений о том, каким ему положено быть, а постараться понять сам этот строй как данность, его место в процессе развития общества, его сущностные характеристики, закономерности функционирования и развития, его нынешнее положение и будущие судьбы – независимо от того, совпадают ли они с чьими бы то ни было представлениями о том, какими они должны быть для “истинного” социализма – что бы под ним не понимали.



lagrif

Отредактировано: 29.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться