Софья. Иллюзия любви

Размер шрифта: - +

Глава 13

После злополучного бала Софья зареклась бывать в доме Корсаковых. Лидия уж несколько раз присылала ей записки с приглашением на чай, но Софи неизменно отказывалась, отговариваясь тем, что занемогла. Даже вспоминая прошлые годы и все свои обиды, когда Лиди вовсю потешалась над её неуклюжестью и старалась уколоть, забавляясь её нелепой влюблённостью в своего жениха, Софья не находила себе оправдания. Разве желала она отомстить своей кузине? Вовсе нет. Внимание Алексея не стало для неё реваншем за прошлые обиды. Софья металась между привитыми ей с самого детства понятиями о нравственности и собственными желаниями. Разум говорил ей о том, что у неё нет будущего рядом с Корсаковым, что ей следует держаться с ним холодно и неприступно, но сердце замирало каждый раз, когда Алёна недовольно поджав губы, приносила очередное письмо от него. Уж сколько раз она порывалась сжечь эти послания, наполненные признаниями о самом сокровенном, но так и не смогла. Она не могла отказать себе в удовольствии раз за разом перечитывать эти строки, полные страсти. Всего лишь слова на бумаге вызывали трепет во всём теле, заставляли алеть пунцовым румянцем лицо. Разве могла она подумать, что когда-нибудь она вызовет, у кого бы то ни было такие чувства? Сознание своей власти над ним, над его желаниями и чувствами горячило кровь, но, тем не менее, всякий раз, когда Корсаков являлся с визитом в дом на Мойке, ему неизменно сообщали, что барыни нет дома, или что она не принимает.

Однако вынужденное затворничество вскоре наскучило ей, и Софья стала выходить. Ей нравилось неспешно прогуливаться по улицам столицы. Она часто ловила на себе заинтересованные мужские взгляды, но всякий раз принимала вид равнодушный и неприступный.

На Невском заканчивалось строительство громады Казанского собора. В который раз, проходя мимо, Софья замерла, любуясь величавым творением рук человеческих.

- Грандиозно, не правда ли? – услышала она за спиной знакомый голос.

- Bonjour, Алексей Кириллович, - обернулась девушка. – Вышли подышать свежим воздухом?

- Можно сказать и так, - улыбнулся Корсаков. – Я давно не виделся с вами и, признаюсь, меня сей факт весьма огорчает. Вы меня избегаете, Софи.

- А вы меня преследуете, - вздохнула Софья.

- Я не могу иначе. Вы воздух, которым я дышу, вы - моё солнце, Софи.

- Прошу вас, - понизила голос Софья. – Не нужно начинать всё сызнова, Алексей Кириллович. Тогда в вашем доме, в библиотеке… я совершила ошибку и безмерно раскаиваюсь в том, не усугубляйте моего положения. Я приехала в Петербург, чтобы устроить свою жизнь, а не ради встречи с вами.

- Отчего же не в Москву тогда? – поинтересовался Алексей, подстраиваясь под неспешный шаг спутницы.

- С Москвой меня связывают не самые приятные воспоминания, - грустно улыбнулась Софья,

пряча замёрзшие руки в беличью муфту. – Может быть, здесь, в столице мне улыбнётся счастье.

- Мы с вами можем быть счастливы, Софи, если вы перестанете прятаться от своих чувств, - склонился к ней Корсаков.

- Нет, Алексей Кириллович. Не сможем, - оборвала его Софья. – Разве ж смогу я быть счастлива, глядя на страдания Лидии? Уступи я вам, и все мы станем несчастливы.

- Если Лиди не узнает о нас, то и причин для страданий не будет, - возразил Корсаков.

- Она узнает, - остановилась Софья. – Всё тайное рано или поздно становится явным. Я не хочу так: скрываться от всех, встречаться тайком украдкой. Я не хочу такой жизни. Не провожайте меня далее, прошу. Не надобно, чтобы нас видели вместе. Прощайте, Алексей Кириллович, - ускорила шаг Софья, сделав знак Алёне следовать за ней.

- Софи! – окликнул её Корсаков.

Но она не остановилась, сделав вид, что не расслышала. Алексей долго смотрел вслед удаляющейся девушке, до тех самых пор, пока её точёная фигурка в ярком, цвета красного вина, бархатном салопе не скрылась из виду за поворотом на набережную Мойки. Развернувшись, Корсаков направился в обратном направлении. По пути он раскланялся со встреченными знакомыми и тихо чертыхнулся, когда рядом с ним остановились небольшие сани, из которых ему приветливо махнула рукой княжна Черкасская.

- Bonjour, Алексей Кириллович! Какая приятная встреча!

- Елизавета Андреевна, - наклонил голову Алексей, - рад видеть вас.

- Присаживайтесь, - подвинулась в санях Бетси.

- Благодарю, но я пройдусь. Погода нынче благоприятствует.

- Ну как пожелаете, - нахмурилась княжна. – Я слышала, madame Раневская тоже предпочитает пешие прогулки, - заметила она.

- Мне о том ничего не известно, - сухо отозвался Алексей. – Рад был увидеться с вами, - откланялся Корсаков, спеша проститься.

- Всего доброго, Алексей Кириллович, - кивнула головой княжна, прощаясь с ним.

Позже, сидя в уютной гостиной дома Любецких за чашечкой чая, Бетси с воодушевлением рассказывала Наталье о том, что ей довелось увидеть утром, проезжая по Невскому.

- Ты преувеличиваешь, Бетси, - отозвалась Наталья, аккуратно поставив чашку на блюдце. – То, что Корсаков прогуливался по улице в компании кузины его жены, ещё не говорит о том, что они любовники.



Леонова Юлия

Отредактировано: 02.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться