Согрей меня в зимнюю стужу

Часть 4

Танюша заелозила и громко провозгласила, что надо «зажечь огонёчки», а потом нам предоставлялся выбор: мультики, снеговик или санки. Я глянула в, украшенное морозом, окно, за которым всё также мело, хотя, кажется, ветер с ночи немного поутих. Наверняка снега навалило столько, что и выйти-то сложно будет, какие прогулки? Да и стоит ли после ночного происшествия? Вряд ли, конечно, напавшие на Марэка бродят по округе, но всё равно на душе неспокойно.

Не успела и рта раскрыть, чтобы как-то объяснить Тане, почему сегодня останемся дома, Марэк заявил, что выступает за мультики. Этот взрослый, крупный мужчина неожиданно изобразил на лице обиженное выражение и сказал, что они не могут бросить его скучать в одиночестве. И выглядел при этом так мило и забавно, что я не смогла сдержать глупой улыбки. Он заметил, хитро прищурился и подмигнул мне, заставив губы растянуться практически до горящих ушей.

Сестрёнка пару минут подозрительно на него посматривала, а потом согласилась остаться, взяв честное - причестное слово слепить снеговика, как только ему станет лучше.

Вопрос был практически решён, ёлка зажжена, в камине вновь весело потрескивал огонь, наполняя комнату уютным теплом и свежим древесным ароматом, осталось только выбрать, что смотреть. Для Тани момент принципиальный, она вознамерилась выяснить, какая принцесса у нашего гостя самая любимая и почему. Нравятся ли ему истории о драконах или он предпочитает мишек Гамми? Но больше всего, и это сразу стало ясно, она хотела поделиться своими впечатлениями, и, Марэк позволял ей, не проявляя никакого недовольства. Даже, вопреки всему, казался довольным, слушая детское щебетание. Русая и каштановая головы склонились друг другу, на лицах улыбки. Такая простая, и в тоже время завораживающая картина, что у меня ком встал в горле.

В конце концов, выбор пал на мишек, и на экране запрыгали разноцветные Гамми, поглощая внимание Танюши, устроившейся в дальнем кресле.

Я помогла Марэку дойти до ванной и обратно, на этот раз устроив его на диване вместо пола, старательно игнорируя неуместных бабочек, бесившихся в животе. Для чудом пережившего ночь, он выглядел просто отлично. Бледное лицо лишь пару раз выдало признаки испытываемой боли. Я принесла обезболивающие таблетки, которые он проглотил без лишних слов, мягко взяв их губами прямо с моей руки, пока смеющиеся глаза удерживали мой растерянный взгляд. Уже который раз рядом с ним я краснела как глупая школьница и не знала, как себя вести. У него с этим проблем явно не возникало. Будь я потщеславнее, решила бы, что тоже понравилась ему с первого взгляда. Хотя эта мысль всё равно вертелась в голове, как ни пыталась от неё избавиться. Ему сейчас для простой вежливости сил хватать не должно, не то что для флирта. Да и с чего бы? После суматошного дня и бессонной ночи, осунувшаяся, не накрашенная, в домашней одежде, выглядела я наверняка не на миллион. Почему же кажется, что ему до этого нет дела? Может, мне просто слишком сильно хочется верить, что внешность не главное? Пусть обратное уже не раз доказано наглядно.

Вот так в полном внутреннем раздрае пролетело утро.

Кашей привередливого пациента накормить не удалось, а вот куриный бульон пришёлся ему по вкусу. Судя по хорошему аппетиту и игривой улыбке, которой он одарил меня вместе со словесной благодарностью,  ему много лучше. Это одновременно радовало и напрягало, стоило вспомнить слишком хорошо затянувшиеся раны. Я так и не решила, что думать на их счет. Ну не сошла же я с ума?

После обеда Таня решила переключиться на другое занятие и очень вовремя вспомнила про старую настольную игру, в которую мы играли с родителями. Цветные карточки с цифрами и заданиями, вроде «спеть песню», «показать танец маленьких утят» или «трижды прокукарекать», заняли нас до самого вечера. Марэк снова удивил меня, согласившись играть и даже проявляя энтузиазм в выполнении заданий, по мере возможностей. Не жаловался, не ругался, а будто радовался, проведённому вместе времени.

В какой-то момент я отбросила беспокойство и тревожные мысли, всей душой наслаждаясь тёплой, весёлой атмосферой игры, неподдельной радостью сестрёнки и ласковым вниманием случайного гостя, так легко и быстро вписавшегося в нашу маленькую семью. Ловила его взгляды и улыбки, в равной мере достававшиеся и мне и Тане и чувствовала, будто знаю его очень давно.

Часам к восьми туман в голове стал настолько плотным, что игнорировать его не осталось сил. Всё-таки бессонная ночь давала о себе знать, я начала клевать носом.

 - Кому-то пора ложиться спать, - прошелестел тихий голос над самым ухом.

Я распахнула осоловевшие глаза и поймала мягкий взгляд медовых глаз. Кажется, задремала. Завертела головой, Тани нигде не было.

- Я отправил её умываться.

Марэк слегка передвинулся на диване, устраиваясь удобнее.

- Могу я сегодня остаться здесь?

- Конечно, - удивилась я.

Не думал же он, что выгоню его на улицу в таком состоянии. У него и одежды-то подходящей нет.

- Спасибо, - улыбнулся он, - Знаю, что доставил тебе кучу проблем и тревог, но всё равно счастлив, что прошлой ночью оказался именно тут, - его ладонь накрыла мою, - Вы с Таней лучшее, что случилось со мной за очень долгое время.

Я поняла, что задержала дыхание и глубоко вдохнула, не зная, что ответить. У самой было похожее ощущение, но признаться в этом ему не могла.

Смущаясь, забрала руку, испытывая странное сожаление, расправила одеяло, прикрывая мужчину под его внимательным взглядом, прошлась по комнате, выключая гирлянды, принесла обезболивающих и воды, на случай, если Марэк ночью захочет пить.

- Отдыхай, - шепнула и неуверенно замерла.

На второй этаж ему сейчас не забраться, и оставлять здесь одного показалось как-то неправильно, пусть он больше и не похож на умирающего. Поэтому, подавила накатившую неловкость и предложила:



Анна Винишкина

Отредактировано: 16.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться