Согрей меня в зимнюю стужу

Часть 5

***

Просыпаться не хотелось. Тёплый кокон из старого толстого пледа и мягкая постель дарили ощущение покоя и умиротворения. Зарыться поглубже и ни о чём не думать, такой была единственная мысль. Но насущные телесные потребности не давали снова погрузиться в уютную дрёму, а пробуждающееся сознание, уловившее интересные звуки с улицы, желало полюбопытствовать.

Я села, рассеяно потирая глаза. Повторившийся весёлый детский визг вперемешку со смехом повлёк меня к окну. Снегопад, наконец, прекратился, оставив после себя ослепительную белизну, лишившую всё вокруг собственного цвета. Пришлось поморгать, привыкая к однотонному пейзажу.

Там перед домом, утопая в пушистых сугробах, беззаботно носилась Танюша, нарезая круги вокруг смешного, кособокого снеговика в старой папиной меховой шапке и улыбающегося Марэка.

Выцветшая синяя куртка, позаимствованная из шкафа в прихожей, туго натянулась на широких плечах, короткие рукава только подчёркивали рельефные руки, ветер трепал непослушные каштановые волосы, мужчина выглядел бодрым и довольным.

Я замерла, впитывая открывшуюся картину и ощущая, как тепло стремительно расползается по грудной клетке. Один день. Мы знакомы всего один день. Вдруг Марэк поднял голову и посмотрел прямо на меня, будто почувствовал, что я наблюдаю. Открытое, по-мужски красивое лицо засветилось неприкрытой нежностью, заставляя моё сердце пуститься вскачь.  Губы сами собой расползлись в ответной улыбке. Он прищурился и помахал, привлекая внимание маленького урагана «Татьяна». Сестрёнка обернулась и с заразительным энтузиазмом последовала его примеру, как мельница размахивая ручками. Я засмеялась, любуясь её баловством.

Внезапно малышка оступилась, я дёрнулась, но Марэк успел подхватить её, не дав упасть, и шутливо щёлкнул по носу, как я совсем недавно, вызвав новый взрыв весёлого смеха.

Мою грудь распирало изнутри яркое щемящее чувство, которому я пока была не в силах дать название.

Марэк снова поднял голову, знаками попыталась показать, что скоро спущусь, он кивнул и засмеялся, возвращая внимание Тане.

Отошла от окна и поймала своё отражение в зеркале. Всклокоченная, помятая, с засохшей слюнкой в уголке рта. Лицо тут же залилось краской. Я раздраженно стёрла следы сладкого сна и кое-как пригладила волосы, беззвучно ругая себя. А когда заправляла постель, поняла, что бодрость появилась не просто так, часы показывали без двадцати час, я беспечно проспала всё утро.

Наверное, стоило бы заволноваться. В доме чужой человек, мужчина, о котором я совсем ничего не знаю, кроме того, что его кто-то ранил, и он едва не умер у меня на руках. А раны подозрительно быстро стали затягиваться, так что сегодня он даже самостоятельно вышел на улицу и выглядел почти здоровым, дурачась в снегу с моей маленькой сестрёнкой.

Но почему-то тревога не приходила. Вместо этого меня накрыло радостным нетерпением, и появилось непреодолимое желание поскорее присоединиться к веселью. Только в дальнем уголке сознания раздражающе мигала красная лампочка, предостерегая от опасной беспечности.

Умылась и собралась за рекордно короткие сроки, вышла на улицу, жадно вдыхая свежий морозный воздух и щуря, заслезившиеся глаза, пока спускалась на прочищенную дорожку.

- Доброе утро, - хрипло поприветствовал Марэк, посылая толпу беспокойных мурашек по спине.

- Доброе. Хотя ведь уже день, - зачем-то ляпнула я и смутилась.

 - Мама! – закричала Таня, врезаясь и обхватывая меня за ноги, - А мы снеговика слепили! Смотри, смотри!

Я смотрела. Смотрела и видела сказочный зимний пейзаж, заботливо расчищенный двор, обещанного забавного снеговика, счастливого ребёнка. И мужчину, каким-то образом всего за один день перевернувшего весь мой мир.

- Извини, пришлось немного покопаться в шкафу, чтобы найти одежду и обувь, - виновато сказал он, привлекая моё внимание к ногам, скрытым под отцовскими резиновыми сапогами, единственной парой слишком большого для него размера, чтобы носить на несколько пар носков на рыбалке.

- Таня мне помогла, - мягкая улыбка и обмен заговорщическими взглядами, - Не хотелось будить тебя после предыдущей бессонной ночи. И мы решили, что справимся сами и дадим тебе отдохнуть, - он смущённо кашлянул, - Я и на кухне без спроса похозяйничал. Надеюсь заслужить твоё прощение сытным подношением в виде мяса с овощами.

Я снова почувствовала себя в тёплом уютном коконе. А ведь уже начала забывать, каково это, когда кто-то думает о тебе, заботится. Марэк улыбался, и я не могла оторвать взгляд от морщинок, лучиками расходившихся из уголков его красивых янтарных глаз.

- Как ты себя чувствуешь? – наконец отмерла, - Мне кажется, тебе и вставать ещё рано, а ты уже чистишь снег и готовишь.

Ой, получилось как-то осуждающе, даже немного покраснела, но я же и правда беспокоюсь.

- Не волнуйся, я знаю свои пределы, и не так уж напрягался, - тут у меня в животе смущающе заурчало, и он весело добавил,  - Лучше пойдём в дом, оценишь мои кулинарные таланты.

И мы пошли. Но только после того, как слепили ещё одного снеговика, хм, снежную бабу, по настоянию Тани. Сестрёнка заявила, а мы, конечно, согласились, что никто не должен быть один, даже если он из снега.



Анна Винишкина

Отредактировано: 16.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться