Согрей меня в зимнюю стужу

Часть 6

***

Мясо получилось вкусным. Марэк подогрел его на сковороде и сам разложил по тарелкам, отлично ориентируясь на кухне. Он так и ходил с голым торсом, стянутым повязками, и сегодня на них даже не было пятен крови. Я периодически посматривала на его правый бок, но он постоянно отвлекал внимание какими-нибудь забавными шутками или разговорами с Танюшей. Они на удивление быстро поладили. Сестрёнка и вчера была очарована, а сегодня липла к нему, как к родному.

О чём говорить, если я сама уже к нему привязалась. И бесконечные мысленные пинки и напоминания о том, что ничего о нём не знаю, не могли это остановить.

После обеда мы остались на кухне. Мне нужно было приготовить праздничный ужин, Марэк с Танюшей вызвались помочь. Изначально я не планировала ничего особенного, одному взрослому и ребёнку много не надо, несколько салатиков впрок, да основное блюдо – картошка, запечённая с курицей и сыром. Но теперь нас трое, курица уже съедена, так что пришлось срочно менять планы.

Марэк предложил интересный рецепт салата, который любила делать на праздники его мать, почти все нужные ингредиенты оказались в наличии, главное, мясо было. Как я поняла, без него никуда. А пока мы готовили, рассказывал о своей семье, родителях, старшем и трёх младших братьях. О родной деревне, простой привольной жизни. Лицо его при этом будто подсвечивалось изнутри, выдавая глубокую привязанность и грусть от разлуки.

- В разгар зимы мы празднуем Идгрун. Все мужчины клана собираются вместе на большую охоту, юноши проходят посвящение в мужчины, женщины готовят, гадают на будущее. Праздник длится несколько дней, днём охота, вечером пир, танцы, развлечения…

Мы с Танюшей заворожено слушали, она с детской непринуждённостью, нетерпеливо подпрыгивая на стуле, я внимательно, добавляя деталей в загадочный образ Марэка.

- А я и не знала, что у нас ещё где-то с таким размахом праздники отмечают, - вставила, пока он переводил дыхание, - По старинке, с охотой и посвящениями. Ты несколько раз сказал «клан», у тебя большая семья? Двоюродные, троюродные и все общаются? Здорово, наверное.

Толпа родственников, которым на тебя не плевать, в моём представлении казалась невероятно привлекательной. Всеобщее веселье, вечерние посиделки. Марэк так заманчиво расписывал, что я не могла не позавидовать. Захотелось стать частью такой большой и дружной семьи.

 Он переложил порезанное мясо в салатник и лукаво улыбнулся.

- Клан больше, чем семья. Хотя мы все в той или иной степени родственники, связи могут быть дальними и не очевидными. Вместе нас держат общие ценности и представления о жизни и долге, взаимопомощь и уважение традиций. И глава, конечно.

Я не удержалась и подколола:

- Звучит, будто на дворе Шотландия семнадцатого века: «За лэрда! За клан МакТавишей!», - вспомнила когда-то прочитанный роман, - Ты случайно не оттуда?

Марэк усмехнулся и ответил:

- Похоже, но не совсем.

Я проверила картофельный пирог в духовке, помешала мясную подливу, повернулась, сложила руки на груди и приподняла бровь.

- А откуда? И почему зимуешь далеко от дома, если так скучаешь?

Вроде он много говорил, рассказывал о себе, а всё как-то без конкретики. Никаких названий, опознавательных знаков. Я даже его родную страну до сих пор не узнала, и так и не выяснила, что он делает здесь. Не то чтобы я против, просто это всё слегка подозрительно. И красный огонёк так и мигает, заставляя пытаться прояснить ситуацию.

- Не по собственному желанию, - печаль стёрла улыбку с лица, и он усталым жестом потёр лоб, - Я бы и рад вернуться, но не могу, - вскинул голову и укутал меня ласковым взглядом, от которого я могла впасть в зависимость. – С другой стороны, стоит быть благодарным судьбе, я ведь мог и не встретить вас.

Страсть и нежность смешались в его голосе, лишая меня воздуха и опоры под ногами, наполняя новыми, доселе не испытанными, эмоциями и надеждами. Он сказал «вас» и потрепал по голове Танюшу, признавая её чудом, за которое стоит благодарить. А когда посмотрел на меня, голова опустела, остались только эти волшебные медовые глаза.

***

В гостиную мы перебрались уже под вечер. Включили гирлянду, по телевизору шёл новогодний концерт, наполняя комнату атмосферной музыкой. Я немного устала от готовки, но чувствовала себя замечательно. На самом деле, не помню, когда последний раз было так хорошо.

Таня, пританцовывая, носилась по, наполненной мерцающими тенями, комнате и весело подпевала знакомым песням. Энергия в ней так и искрилась.

Мы с Марэком сидели рядом на диване и улыбались, посматривая на неё. Он держал меня за руку, осторожно поглаживая чувствительную ладонь и легкими прикосновениями перебирая пальцы. Делал он это так естественно, будто мы уже много лет проводим вот так вечера. И эта мысль с каждой минутой казалась всё привлекательнее. Рядом с ним меня наполняло тепло и спокойствие, казалось, давно исчезнувшее из моей жизни. Не удивительно, что захотелось задержаться в этом состоянии подольше. И время будто услышало и замедлилось, позволяя в полной мере ощутить волшебство наступающей ночи.

Праздничный ужин накрывали на кухне в шесть рук. Я прибавила громкость телевизора, так что музыка из гостиной была прекрасно слышна, но нам и без неё было весело, Марэк снова рассказывал истории из жизни, о детских проделках братьев, забавных случаях на зимней ярмарке и вечерних семейных посиделках. На этот раз расспрашивал и меня, и я впервые с аварии спокойно, пусть и с налётом лёгкой грусти рассказывала о родителях, проведённых вместе новогодних праздниках, маминой заботе, отцовском добродушии. Вспомнила о катании на тройке белоснежных лошадей, впряженных в, стилизованные под старину, сани с бубенцами два года назад. Папа был выдумщик на такие необычные подарки. Однажды, когда я только окончила школу, возил нас с мамой на настоящий костюмированный новогодний бал в старое поместье за городом. И как только приглашения достал? У меня до сих пор осталось синее платье с белой опушкой, в котором я тогда была.



Анна Винишкина

Отредактировано: 16.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться