Согреваясь тобой

3.2

Огонь в камине почти догорел и лишь угли, словно драгоценные камни, вспыхивали в темноте комнаты. Я сел на диван и уронил голову на руки.

Больше всего на свете я ненавидел неопределённость. И уж тем более не мог предсказать, что в одночасье окажусь в самом её эпицентре. Повышенная активность орков не давала покоя - такого на моей памяти не было никогда. Налет на деревню, массовые жертвоприношения и этот неизвестный бой шаманского бубна, услышанный нами с Шеррхом на стене. Кстати, о бое.

Я поднял голову и прислушался. Тишина вокруг сгустилась и, кажется, стала осязаемой. Даже угли в камине, казалось, померкли, уступив место ночи.

Нет, тихо. Будто в склепе. Вполне допустимо, что из комнаты не слышно - однако там, на стене, я готов был поклясться, что этот неизвестный, дробящийся ритм я слышал не ушами. Он зарождался изнутри, как рождается гнев, или радость. Он был эмоцией, не выраженной словами, но всё же существующей. 

Бред какой-то. Слишком много мыслей свалилось разом на мою неспящую голову.

Я сходил в ванную, плеснул себе в лицо несколько горстей ледяной воды и вернулся в зал. Покосился на дверь в спальню подопечной.

Зайти, что ли? С одной стороны - девушка, негоже без стука. А с другой… чего я там не видел?

Стараясь не задумываться о мотивах своего поступка, я пересек гостиную и остановился у двери, ведущей во вторую спальню. Прислушался. Потоптался - может, не надо? Скорее всего, она спит. Вдруг разбужу?

Нет. Утром, всё утром. Лорейн даст добро - вот и зайду. 

Удовлетворенный выводами, я сделал шаг в сторону… и неожиданно для себя, нажал на ручку двери.

Черт!

Вирра спала, разметавшись по кровати. Вроде не такая бледная, как раньше - хотя я не стал бы утверждать это, не имея нормального освещения. А почти догоревшая свеча освещением называться не могла по определению.

Я подошёл к тумбочке, шаря по ней взглядом. Вроде были ещё запасные свечи… наверное, стоит в зале посмотреть.

— Сайрус, - тихий голос вырвал меня из размышлений. Я застыл, словно застуканный на месте преступления мародер.

— Ты не спишь? — я не нашёл ничего лучше, как задать этот нелепый по сути своей вопрос.

— Как видите, - слабо улыбнулась племянница Авериса, - вы не поможете мне?

— Что тебе нужно? - сделал шаг к кровати я.

— Дайте мне… там, на столе, - она кивнула в сторону окна. Я обернулся и смерил взглядом армию разноцветных флаконов, выстроенных, как на парад,  ровными рядами. Покачал головой.

— Нет, прости. Завтра придет лекарь, если он разрешит - возьмешь.

Ответом мне был вздох. Вирра повозилась в кровати, устраиваясь поудобнее, и затихла, а я, не сдержавшись, сделал ещё один шаг вперед.

— Может, тебе принести чего-то? - спросил невесть зачем и тут же выругал себя за несдержанность.

— Может, - тихо ответила племянница, - воды, Сайрус, пожалуйста.

Я мысленно застонал. Как же, старый медведь. Всё предусмотрел - кроме главного.

— Сейчас.

Заботами Валькора на столе оказался графин с водой и два стакана. Наполнив один из сосудов жидкостью, я принес стакан в комнату и со всеми предосторожностями передал Вирре. Племянница жадно, в несколько глотков, осушила стакан и протянула мне.

— Ещё?

— Нет, спасибо, - вновь улыбнулась она, откидываясь на подушку, - мне хватит. Спасибо.

— Если что-то понадобиться - зови, - как-то совсем стушевался я, отходя к двери.

— Хорошо, спасибо, - кивнула она, - спокойной ночи.

— Спокойной, - и я закрыл за собой дверь.

 

Рассвет застал меня на ногах. Нет, пару часов я все же уделил сну, прикорнув на диване в гостиной - идти в спальню почему-то не хотелось. А, вскочив, первым же делом расстелил на столе карту - и склонился над нет.

Гарнизон шестиугольной кляксой выделялся на желтой выделанной коже. Я поморщился - терпеть не могу эти шкурные дела, принятые так же у орков. Но что поделать - бумага мокла, рвалась, не выдерживая суровых военных условий. Поэтому приходилось довольствоваться насущным.

Первым делом я поставил на схематично изображенной неподалёку от гарнизона деревушке жирный крест. Вздохнул, вспомнив о дикой привычке орков выжигать селение до последнего жителя. И до последнего дома, оставляя после себя лишь пепелище.

Лишь в последний раз что-то изменилось. Орки не оставляют разведотряды. Уверенные в своей скорости, они совершают налет и укладываются в три четверти часа - время, за которое мы не преодолеем и трети пути. Зачем им выставлять охрану? Уж не потому ли, что, они преследовали какую-то другую цель, используя налет как прикрытие? Маловероятно, конечно, но отбрасывать эту мысль не стоило - толика истины в ней вполне могла быть.

Ещё одной проблемой, над которой мне предстояло серьёзно поломать голову, были снежные волки. Эти выродки орочьей магии требовали огромного количества силы. И вряд ли кто-то из шаманов стал разбрасываться ею просто так. Конечно, если бы мы выступили всем гарнизоном, то овчинка выделки бы стоила. Но облегченный отряд с минимумом бойцов не стоил этого риска.

Такие проблемы поодиночке не происходят. Если орки изменили своему привычному поведению - значит, что-то происходит. А если я не понимаю, что происходит, то я уже проиграл.

Окончательно запутавшись в происходящем, я присел на стул и зажег ещё одну свечу. Покосился на окно - синий предутренний свет проникал в комнату. 

Нет времени на лишние мысли. Думай, Сайрус, думай.

Неподалёку от разорённой деревни находилось ещё две. За одну я не переживал - половина дневного перехода, если без привалов. А вот вторая находилась куда ближе и, что странно, я готов был поклясться, что для орков нападение на вторую деревню прошло бы успешнее и без таких жертв.

Стук в дверь прервал мои мысленные потуги.

— Войдите!

За дверью обнаружился Лорейн в теплом, похожем на мой, бушлате.

— Уже выделили паёк? - кивнул я ему.



Варвара Ветрова

Отредактировано: 01.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться