Размер шрифта: - +

Часть 4

После пары минут аутотренинга в таком духе, я посчитала себя готовой к выходу. Поправив и без того идеально сидящий серый в четную тонкую полоску костюм, вышла из ванной, обула любимые туфли на высоких каблуках, взбила перед зеркалом прическу и решительно открыла дверь.

Едва не закрыла обратно, потому что сразу углядела нарушителя спокойствия моего упорядоченного мирка.

Саша стоял у стены напротив и писал что-то в телефоне. Услышав скрип петель, приподнял голову и ровно сказал:

- Ты вовремя. Пошли?

- П-п-пошли, - немного заикаясь, согласилась я и тут же разозлилась на такое поведение.

Вот… овца блондинистая, а?!

Пока закрывала дверь, он прошел мимо меня и начал медленно спускаться по лестнице, все еще копаясь в  мобильнике. Как же я была счастлива по этому поводу!

Не надо разговаривать.

До машины все прошло благополучно. Он молчал, я тоже. Так как его гимнасток, владеющих техникой стрип-данса, не наблюдалось, то я предприняла попытку сбежать.

Не удалось. Рыжий подошел и, ни слова не сказав, вежливо подцепил меня под локоток, подвел к машине, распахнул дверь и помог сесть.

И что-то мне подсказывает, что в случае моего сопротивления итог остался бы тем же.

Саша обошел геленд и сел на водительское место, бросив лишь короткое:

- Адрес?

Я назвала и сжалась, ощущая себя на редкость неуютно.

Уже через две минуты, я в полной мере оценила такое чудо человеческой мысли как радио! Магнитола успешно болтала самостоятельно и вроде как разряжала атмосферу в машине.

Блин, такое впечатление, что это я провинилась, а не он себя как последний гаденыш повел!

Слава Богу, ехать было не очень далеко, а дороги оказались свободны, потому уже через двадцать невыносимо долгих минут мы с Сашей лишились общества друг друга.

- Спасибо, - поблагодарила я, открывая дверь, как только он затормозил, не желая находиться в салоне дольше необходимого.

- Пожалуйста, - не отрывая взгляда от лобового стекла, ответил парень и добавил: - Не пропадай, главное. И помни… о договоренности.

- Одна встреча с твоим кругом.

- Одна, - повернувшись ко мне, кивнул он. – А там посмотрим.

- Нет. Учись и ты помнить о договоренностях.

Не дожидаясь ответа, я сильно хлопнула дверью, хоть в чем-то вымещая свои истинные эмоции, и уверенной походкой направилась к подъезду.

Чего мне стоила эта легкость, не знал никто.

Но… нужно держаться Ласточка… нужно. А то тут столько хищников, что бдительности терять не стоит.

А еще нужно навести справки о соседе.

Я же не знаю о нем практически ничего, кроме факта нашего соседства. А также того, что он рыжий, хамоватый и по профессии художник-дизайнер.

Маловато.

Но как? Как выяснить необходимую информацию? Я не общаюсь с жителями нашего дома, все как-то прошло по касательной.

Даже фамилии его не знаю!

Да ничего не знаю…

Кошмар какой!

Пока я поднималась на лифте и подходила к дверям родительской квартиры, успела немного успокоиться и попыталась выкинуть из головы мысли о Саше и его странном поведении.

Как-то не ассоциируется оно с озвученной для меня ролью.

Хотя… то, как он меня целовал было похоже, скорее, на наказание. Ставил на место, понимая, как я на такое отреагирую. Потому что романтическим порывом это дело не назвать даже с крайнего перепуга. А вернее особенно с перепуга.

Вот же подлец!

Нажала на кнопку дверного звона, закрыла глаза, глубоко вдохнула, затем выдохнула, и когда мама открыла дверь, на лице цвела лишь жизнерадостная улыбка.

- Привет, блудная дочь, - радостно воскликнула мамочка, затаскивая меня в квартиру и крепко обнимая. – Как же я соскучилась!

- Я тоже, - поцеловала ее в щеку, с наслаждением вдыхая тонкий аромат цветочных духов и запах свежей выпечки. – Прости, что не появлялась. Забегалась.

- Еще и на звонки через раз отвечаешь, - обиженно посмотрела на меня синими глазами моя красавица-мама.

Елена Георгиевна. Элегантная и строгая в миру, дома мягкая и уютная. Самая лучшая, самая хорошая и любимая на свете мама.

- А папа где? – поинтересовалась я, аккуратно высвобождаясь из крепких родительских объятий. Сняла жакет и наклонилась, расстегивая туфли. – И Юлька?

- Папа второй час полоскается в ванной, так что скоро должен выйти. Юлька ускакала в магазин, у нас сливочное масло Ханурик сожрал, и пироги обмазывать нечем. А они скоро должны дойти!

- Опять Юлькин зверь вредительствует? – усмехнулась я и прошла на кухню.

Там, на коврике у окна обретался сам вредитель. Доберман приподнял голову и, увидев меня, вскочил, рванув здороваться и выражать свой восторг от встречи.

Я послушно почесала псинку сначала за ухом, а после и по подставленному пузу.

Хануриком эту тварюшку обозвал папа и оно, как ни странно, прижилось.

Хотя по документам доберманчика звали как-то многосоставно, длинно и чрезвычайно заковыристо.

Пока мама суетилась, из ванной выполз закутанный в полотенце здоровенный бритый бугай в татуировках. Увидев меня, просиял и рванул на кухню с басовитым воплем:

- Доча!

- Папа, - пискнула я, приподнятая со стула и малость придушенная крепкими руками, имитирующими любящие объятия.

- И не заходила, и даже не звонила, - проворчал папочка, наконец, отпуская меня. – Мы с мамой переживаем, места себе не находим, а она!

- А вот не надо! – сварливо заявила я. – По проверенным сведениям, вы про меня вспоминали не до такой степени часто. И если ты, папочка, так уже переживал, то сам бы приехал!

- Ну, так я могу и приехать! – усмехнулся отец. – С орлами своими даже. Посмотрим там, есть ли у Светочки любовники по шкафам!





Пожаловаться