Сокол и Ворон

Размер шрифта: - +

Глава 3

 

«В нашей роще есть хоромы,

А кругом хором - туман...

Там на тропках вьются дрёмы

И цветет трава-дурман...»

Сергей Клычков

 

Милош не мог заснуть. Он слушал стрекотание сверчка в тёмном углу и далёкое уханье филина в полях, вдыхал терпкие запахи сухих трав и зерна, хранившихся на сеновале. Под навесом громко дышала корова. Рядом тихо сопел Ежи. А через щель в крыше сарая подмигивала одинокая звезда.

За долгий день, проведённый в пути, Милош устал не меньше своего друга, но в отличие от него не мог сомкнуть глаз.

Его мучила боль в ноге, которая становилась невыносимой по ночам. Всё чудилось, что чернота разрастается, проникает в кровь и бежит прямо к сердцу. В темноте казалось, что она оплела всё тело, и Милош обратился в чёрный гниющий труп. Но наступал рассвет, и солнце прогоняло кошмары. Пятно на ноге оставалось совсем небольшим. Милош всё ещё был собой. Но он понимал, знал благодаря всем тем книгам, что прочитал в библиотеке Стжежимира, что подобные проклятия нельзя побороть просто так. Они страшнее любого сглаза, самой страшной болезни.  

Милош смотрел в тёмный потолок и всё думал, думал обо всём на свете. В его мысли вплетался плеск воды и холодный свет тонкого месяца. Милош вспоминал как впервые в жизни выбежал на покатую, покрытую черепицей крышу дома Стжежимира. Живой шумный город Совин открылся ему таким, каким Милош никогда не видел его прежде. Голуби ворковали на крышах, а внизу мельтешили люди. Разносились крики торговцев и рабочих, смех детей и лай собак. Стучали сотни молотков, летела пыль от строящегося королевского замка. Милош застыл, жадно оглядывая столицу Рдзении.

Ему тогда было всего шесть. Худющий смешной мальчишка с дыркой на месте переднего зуба. Глупый мальчишка, впервые почувствовавший свою силу. В кулаке он сжимал гусиное перо. Милош нашёл его в кабинете учителя и сразу ощутил трепет и дрожь во всём теле. Он схватил перо, взбежал по шаткой лестнице на чердак, распахнул окошко и вылез на крышу. Мальчик разжал ладонь и изо всех сил дунул на перо, и оно взмыло ввысь, прямо к солнцу. Весёлый ветер подхватил перо, пускаясь в пляс, и Милош заворожённо смотрел, как оно улетало вдаль, обращаясь на короткое время в птицу, взлетая вверх и вновь становясь лишь лёгким, подвластным воле ветра пером.

Стжежимир разозлился тогда на Милоша. Он схватил мальчишку за шиворот и стащил с крыши, но мальчик даже не обиделся, хотя всегда отличался гордым нравом. Он лишь с непоколебимой уверенностью сказал:

− Я тоже буду так летать.

 

Многие и многие воспоминания вставали перед мысленным взором Милоша. Думал он и минувшем вечере, когда они с Ежи сидели за столом мельника. Хозяин расспрашивал гостей об их странствиях, но в его светлых глазах крылась неприязнь. Ратиславцы славились своим радушием, не могли отказать путнику, попросившемуся на ночлег, но появление Милоша и Ежи насторожило мельника и его семью. Хозяйка поставила на стол угощения, ничего не пожалела для рдзенцев, но губы её оставались недовольно поджаты.

Даже младшая дочка мельника, присев рядом на лавку, скромно потупила взгляд, опасаясь посмотреть на гостей. Ежи обмер, завидев миловидную девушку. Весняна и впрямь была хороша. Круглощёкая, улыбчивая, лицо её от знойного летнего солнца покрылось веснушками, а голубые глаза были огромными, как озёра. Милош и сам залюбовался ею, ловя на себе недовольный взгляд хмурой чернявой Дарины.

− А вы из Совина? − поборов робость, полюбопытствовала Весняна.

− Как ты догадалась? − спросил Милош.

− Непохожи вы на деревенских.

− Твоя правда, − ответил чародей и обвёл взглядом всех сидевших за столом, чтобы родители девушки не насторожились из-за его излишнего внимания к младшей дочери.

В Рдзении было всего два города, и король восседал в Совине. В отличие от ратиславцев, рдзенцы не строили городов, да и некогда им было. Почти сто лет разрывали их земли вражеские набеги и войны между наследниками правящего рода. Но пусть ратиславцы возводили новые города один за другим, ни один из них не мог сравниться с древним Совиным, стоявшим ещё со времён первых князей.

− Какой он, Совин? Похож на Златоборск? − спросила Весняна.

− Нет, совсем нет. Мы в Совине всё строим из камня.

− Это ж холодно на голом камне жить, − хмыкнул старик, которому Дара положила голову на плечо.

Милош довольно улыбнулся и принялся разъяснять, как отапливаются дома в Рдзении, как красивы и крепки новые постройки, как вырос за последние лета Совин. Родиной он гордился и ему приносило немалую радость наблюдать за раскрывшими рты ратиславцами, которые, наверное, сроду не слышали о домах выше двух этажей, о башнях и подъёмных мостах. Ему почти понравились эти простые люди, и на время он позабыл о давней вражде между их народами.

Долго они говорили, прогорела не одна лучина, и пора было ложиться спать. Милош и Ежи заночевали на сеновале. Ежи тут же заснул, а его друг не мог сомкнуть глаз.

Воспоминания уносили Милоша далеко от Заречья.

Лёжа на стоге колючего сена, вспоминал он надменные голубые глаза и золотые локоны, загадочную улыбку и те редкие нежные слова, что были сказаны ему немыслимо давно и далеко в Совине.

И вдруг − шаги. Он не услышал их, почувствовал. Магия, что была в его крови, заискрила, и Милош присел, вглядываясь в ночь.

Неслышно приоткрылась дверь сарая, и в просвете показался девичий силуэт. Дара поманила рукой. Милош тихо, стараясь не разбудить Ежи, поднялся, спустился с навеса  и подошёл к выходу.

Дара ждала его снаружи. Она была одета лишь в длинную белую рубаху. В темноте её глаза казались совсем чёрными, а кожа неестественно бледной. Милош отчего-то вспомнил историю о молодой девице, утопшей в пруду у храма в Совине и возвращавшейся каждую ночь, чтобы соблазнять мужчин и утягивать за собой на дно. В детстве эта история пугала Милоша, но теперь он по собственной воле последовал за Дарой.



Черкасова Ульяна

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться