Сокол и Ворон

Размер шрифта: - +

Глава 16

Оставаясь в тени высокого свода княжеского терема, Вячко наблюдал за братом издалека. Просторный чертог, где обычно гремели пиры, был почти безлюден, и тяжёлые шаги Ярополка разносились по палатам.

Глаза Снежного князя загорелись яростью, когда он закончил говорить с матерью.

Княгиня Фиофано, окружённая служанками, холодно смотрела вслед своему сыну, пока не столкнулась взглядом с байстрюком Великого князя. Не смогла княгиня сдержать презрения и недовольно поджала губы.

Ярополк тоже заметил Вячко, и на мгновение в его глазах можно было прочитать сомнение. Он хотел, кажется, уйти прочь, но всё же подошёл к брату.

− Что это было? − Вячко всем нутром своим почувствовал недоброе. Фиофано следила за ними издалека, лицо её было мрачным.

− Идём, − только и услышал княжич в ответ

Вячеслав оглянулся на мачеху, та внимательно смотрела на них, гордо вздёрнув голову, отчего стала видна её полная смуглая шея. Чёрные глаза словно дыры зияли на одутловатом лице. Вячко с детства избегал княгини. Он помнил как мать сторонилась Фиофано и учила тому же сына. Полюбовница Великого князя Милава жила в тереме госпожой, носила дорогие наряды и украшения, но стоило появиться рядом Фиофано, и Милава бледнела, словно видела саму Морану. Мать никогда не гнула спину в поклонах, никогда не заговаривала с княгиней, но Вячко знал, что она боялась её до дрожи.

Когда Милава умерла, князь велел не хоронить её тело, а сжечь по древнему обычаю. Так не осталось от Милавы, матери Вячеслава и сестры Горыни на земле никакой памяти, кроме её сына. И каждый раз когда Вячко видел Фиофано, то вспоминал, о чём в тот год шептались в княжеском тереме.

«Фиофано отравила любовницу князя».

 

Ярополк вывел Вячко во двор, где дождь и холод размыли землю, и не было больше никого кроме братьев.

Снежный князь без лишних слов достал длинный нож и скинул лазурный кафтан. Он вышел из-под навеса и остановился на середине двора, не страшась осеннего ливня. Белая рубаха быстро намокла, чёрные волосы прилипли ко лбу, но Ярополк будто вовсе того не замечал.

− Что стоишь? Боишься намочить волосы? − насмешливо и хрипло прокричал он.

Вячко стиснул зубы и расстегнул застёжки кафтана, неохотно снимая его, чувствуя, как мороз склизкой змеёй ныряет за ворот и скользит по груди, обвивая тело. У него не было такого же ножа, как у брата − широкого, крепкого, какие носят скренорцы. Вячко вовсе сбросил наземь ножны с кинжалом. Задумчиво он обвёл взглядом стену, на которой висело оружие, с которым тренировались остальные дружинники. В углу было оставлено деревянное копьё.

− Надеешься достать издалека? − посмеялся над его выбором Ярополк. − Трусишь, братец?

Вячко не ответил, поглаживая руками древко, приноравливаясь к оружию.

− Я бы предпочёл вовсе на кулаках, но тебе будет сложновато без преимущества, − ухмыльнулся он.

− Не зазнавайся, Вячко. Давно я тебе бока не мял, повезло тебе.

− Когда ты последний раз меня одолел, мне было двенадцать.

− И ты мало с тех пор изменился, − оскалился Ярополк.

Вячко ступил под струи дождя, щуря глаза. Под ногами булькала вода, мягкая рыхлая почва напомнила ему Мёртвые болота, где в любое мгновение земля могла засосать в свои недра да оставить гнить вместе со всеми другими жертвами, собранными за долгие века.

Он обходил Ярополка кругами, примериваясь и прокручивая копьё, привыкая к его весу. Древко намокло, и рука чуть скользила по гладкой поверхности. Краем глаза Вячко следил за братом, а тот стоял неподвижно, сжимая в руках скренорский нож.

− К Моране всё это, − прохрипел Ярополк.

В мгновение ока он оказался рядом, налетел стремительно, но с пугающей силой. Как медведь. Нож просвистел рядом с ухом Вячко, тот увернулся, и лезвие вошло с глухим ударом в деревянную стену позади. Ярополк не умел драться не по-настоящему, без крови.

− Хочешь на кулаках, − прорычал он, выбил копьё из рук брата. − Будем на кулаках.

Вячко ушёл от удара и нырнул ему за спину. Ярополк − высокий и широкоплечий − развернулся и вновь бросился на него, попытался обхватить могучими руками. Но пусть Вячко был меньше брата, зато проворнее. И он вновь отпрыгнул в сторону, на этот раз схватил Ярополка за руку, пытаясь вывернуть за спину.

Ярополк вырвался и с размаху ударил Вячко кулаком, отчего тот согнулся пополам, рвано выдыхая и ругаясь.

И, разозлившись, кинулся на брата, сбил его с ног.

Ярополк был тяжелее, но Вячко пнул его под ноги, уронил на землю, и бросился на сверху, теряя себя от злости. Брат успел ухватить его за грудки и подмять под себя.

− Как легко тебя вывести из себя, − прорычал он. Его рука замерла у самого подбородка Вячеслава, жилы надулись от напряжения.

Вячко чувствовал воду под собой и грязь, прилипающую к коже.

− Это ты как бешеный волк. Что, мать побранила словно мальчишку?

Ярополк всё же ударил. Ударил сильно, и Вячко зарычал, скинул брата в сторону. А в следующую минуту они уже катились по земле, словно два сцепившихся кота.

Пока Вячко не смог наконец разбить Ярополку губу.

На этом и закончилась их нелепая потасовка.

Они сидели под дождём среди воды и грязи, утирая кровь на лице.

− Вставай, − велел Ярополк. − Скучно с тобой на кулаках.

− Только не говори, что жалеешь меня, − с обидой проворчал Вячко. Ему не меньше досталось, чем брату.

Дождь попадал в глаза, и он часто моргал, пытаясь разглядеть Ярополка. Тот быстро поднялся и теперь возвышался над ним словно скала. Вячко встал, чуть не поскользнувшись на грязи. Брат удержал его на ногах и неожиданно обхватил в крепком объятии.



Черкасова Ульяна

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться