Сокол и Ворон

Размер шрифта: - +

Глава 23

 

Дара не сразу смогла подняться. В груди горел пожар, её скрутило, разрывало на части. Она вновь обращается? А если нет, то откуда боль, откуда жар в крови? Голову охватил мороз, а сердце – пламя, не было им вместе покоя.

− Что с ней? – послышался рядом голос.

− Моране неприфтало делить фмертную ф другими богами. Дефочонка должна отречься, − отвечал старушечий голос.

− Не глупи, Здислава, − прохрипел мужчина. – Как можно отречься от Лесного Хозяина?

− А так же как твоя жонка отреклась от Мораны.

− Помолчи!

Чернава помогла Даре подняться, но ту шатало, и слабые ноги едва держали.

− Драган, не стой столбом! – разозлилась Чернава. – Подай одежду. Не видишь, она замерзает?

На Дару одели овечий тулуп, щёк коснулись тёплые ласковые руки.

− Дара, слышишь меня? Не дай силе тебя поглотить. Ты её хозяйка, а не она твоя, – говорила Чернава.

Голос доносился словно издалека. Взмахами чёрных крыльев мелькали перед глазами воспоминания о долгой ночи, об алой крови и белом снеге, о бесконечном небе и тёмном лесе далеко внизу. Сколько воли, сколько силы изведала в эту ночь Дара! Как никогда в жизни она была свободна и… связана. Словно чёрные путы обмотали тонкие руки и тянули, тянули обратно к лесному капищу.

В этом лесу не было яркого солнца, горящего под самой землёй. Не было внимательного взгляда огненных глаз, не было ни лесавок, ни ауки. Другая хозяйка царила на поляне и по всей округе. Этой госпоже было чуждо тепло, разлившиеся в крови Дары.

Лесная ведьма видела краем глаза белый силуэт в стороне. То была женщина, чьи длинные светлые волосы будто саван опутали всё тело. Она стояла вдалеке, наблюдала. И когда Дара заметила её, то повела рукой, желая дотянуться до новой своей прислужницы, но отчего-то передумала, опустила руку.

Мне пригодится твоя сила,  − прошелестела тысячью теней она. − Храни её покуда не велю отречься.

Дара подняла глаза на Чернаву, только она будто и не видела вовсе богиню-пряху, богиню-смерть.

Боль отступила, золото смешалось с чёрной ледяной водой.  

 

Чернава взволнованно посмотрела лесной ведьме в глаза.

− Дара? – позвала она встревоженным голосом.

Та вздрогнула, обернулась, но не увидела больше женщины, чьи волосы словно два огромных крыла укрывали её белое тело. Ушла. Но надолго ли?

Дара прокашлялась, поправила спутанные волосы, нащупав пальцами вплетённое в них вороново перо.

− Я в порядке, − хрипло выговорила она, закуталась в тулуп и подошла к одному из костров, присела у огня на корточки, вытягивая руки и пытаясь согреться. Она облизала губы и ощутила вкус крови. Всё лицо, шея и грудь были перемазаны кровью зарезанного ворона.

Дара передёрнула плечами от отвращения и постаралась не думать об этом.

Вороны-оборотни собрались вокруг костра. Всё капище ярко освещалось, и из-за высоких елей уже пробивался рассвет. Драган сел прямо на снег, словно холод не был ему страшен. Он вытянул ноги, уставился на Дару. Из-под съезжающей на лоб шапки торчали в разные стороны чёрные волосы. Колдун улыбался чему-то и не отводил глаз от Дары.

− Ранняя зима наступила в этом году, − выдохнул он тяжело, и пар вылетел из его рта.

− Госпожа фильна как никогда, − проговорила Здислава, подбираясь ближе к огню. − Хорофо…

Дара наблюдала за Воронами и всё гадала, что они за люди, как и почему сплела их нити Морана. Много лет как ушли прочь от капищ волхвы, и капища те поросли травой, но вот горят костры вокруг, и богиня является Даре, говорит с ней. И то худшая из богинь − Морана-пряха.

− Вы говорили, что от меня потребуется помощь, − оглядела оборотней Дара. − Теперь расскажите, что я должна буду сделать.

Чернава с облегчением вздохнула, присела рядом и прижала её к себе.

− Хорошо, расскажу, − прошептала она.

В другое время Дара оттолкнула бы ведьму, только на этот раз лишь осталась сидеть, уставившись куда-то в сторону. Чернава же не спешила говорить, и за неё сказал Драган:

− Ты пойдешь в Совин с учеником Стжежимира.

Дара подняла голову, посмотрела на носатого хмурого колдуна. Тот глядел на неё в ответ, светлые глаза сверкали злобой, крючковатый нос словно вороний клюв навис над худым вытянутым лицом, и казалось, что этот нос приделали отдельно, когда Драгана уже слепили боги, отпустили на свет, да в последний миг решили прилепить этот неказистый нос.

− Милош будет против, − возразила Дара.

− Его никто и не спросит, − фыркнула Чернава, наконец, отпуская Дару из объятий. – Я передам Стжежимиру с тобой письмо, он перед нами в долгу и не сможет отказать.

Дара задумчиво кивнула.

В Совине не было духов, не было и богов. Значит, не существовало места лучше, чтобы укрыться от Лесного Хозяина и самой Мораны.

Костры затухали, Здислава, ковыляя, принесла пару поленьев и подбросила в огонь.

− И что мне придётся делать в Совине? − спросила Дара.

Чернава переглянулась с Драганом, старуха Здислава сердито хлюпала носом, но в разговор не лезла. Черноволосый колдун заговорил первым:

− Ты слышала о старшем сыне короля Властимира Карле? Его мать лойтурка, и он благоволит лойтурскому правителю. Карл − следующий правитель Рдзении и через него мы можем повлиять на будущее государства.

Дара вскинула бровь, задумавшись на мгновенье.

− Не легче ли просто убить его и всех остальных наследников?

Драган разразился хриплым смехом.

− Мне нравится твоя девчонка, Чернава, − сквозь смех произнёс он. − Решительная, такая нам и пригодится.



Черкасова Ульяна

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться