Сокол и Ворон

Размер шрифта: - +

Глава 33

 

Рдзения, Совин

 

Вокруг Совиной башни было мирно, как и на протяжении долгих лет, что минули с Хмельной ночи.

Снегопад прекратился, и теперь хорошо было видно и развалины башни, и небольшое озеро, лёд на котором треснул прошлой ночью. Вода вышла из берегов, подкралась к валунам, что окружали башню. Ворон слетел к ним, к самому краю воды, опустился на землю, чтобы обратиться в человека, преодолевая боль сломанных костей и помутившийся рассудок.

 

Дара одевалась торопливо, спасаясь от холода и собственного страха. Руки у неё дрожали, а перед глазами по-прежнему стояло белое лицо Идульфа Снежного, занесённый для удара меч. Два человека, что звались Снежными, пытались её убить. Должно быть, то злая шутка богини-пряхи.

− Ты лесная ведьма? − раздался юношеский голос позади.

Дара вскрикнула, выронила шерстяную накидку из рук.

Позади стоял молодой паренёк, чья кривая чёлка торчала вверх, словно его лизнула корова. Он был вооружён.

− Кто ты? − дрожащим голосом спросила Дара.

− Звать меня Стрела, − представился паренёк. Речь у него была чистая, ратиславская, без обычного рдзенского шипения, к которому уже привыкла Дара. − А тебя?

Дарина молчала. Не сразу ей вспомнилось, что у Совиной башни её должны ждать ратиславские наёмники. Отчего она прилетела туда? Страх гнал прочь от улицы Тихой стражи,  но в голове не было ни единой здравой мысли. Лишь чудом вышло, что она оказалась там, где и должна быть. Только теперь Дара вспомнила о договоре с Ежи, о собственной сестре и отданных драгоценностях. Но всё равно оставался шанс, что парень с нелепой чёлкой ей враг, а не друг.

− Так ты лесная ведьма или как? − переспросил Стрела.

Даже говорить о таких вещах было опасно здесь, в Совине. Парень и вправду пришёл из Ратиславии, не иначе.

− Тише, − шикнула на него Дара.

− Здесь никого нет, − успокоил её Стрела. − Лишь я и Небаба.

− Кто?

− Ага, знаю, − хохотнул парень. Меж зубов у него была приметная щель, но улыбка всё равно выходила приятной. − Прозвище у него на редкость хреновое. Знаешь, как он его получил? Было это, значит, ещё до того, как меня в отряд взяли. Старики учили его жизни, понукали, ну, как это всегда бывает с отроками...

− Помолчи, трепло, твою за ногу, − прорычал голос из кустов.

К берегу вышел здоровый детина: хмурый, сердитый. Длинный нос нависал над тонкими сжатыми губами. Он оглядел Дару, поправил топор на поясе.

− Госпожа лесная ведьма, значит, − проговорил он. − Наслышаны о тебе в Совине, о твоём чёрном колдовстве.

Дара вздрогнула, готовая кинуться прочь.

Стрела зашипел на Небабу:

− Закрой рот, дурья башка. Эй, не бойся, − обратился он уже к Даре. − Мы слышали о твоих делах и покушении на князя, но нам всё равно, мы же наёмники. Мы уважаем силу и деньги. Ты нам платишь − мы выполняем работу.

− Так князь за меня немало, наверное, посулил, − процедила Дара.

− Это, коне-ечно, ве-ерно, − протянул Стрела, растягивая слова. − Но нам лучше его людям на глаза не показываться. Было, знаешь ли, одно гнилое дельце, после которого и ты нас сдать князю можешь.

Недоверие росло в душе Дары, но спешить с выводами она не хотела. Успеет ещё сбежать, а если надо, то и постоять за себя сумеет. Стоило дождаться сестру и сына кухарки.

− Где остальные? − спросила она.

Небаба оглянулся назад, к полузаросшей тропе, что вела к городу.

− Вот ждём, − сказал он. − В городе суматоха, видать, скоро и этот Ежи с бабой своей явится.

Дара щурилась с недоверием, глядя вдаль.

− Как мы будем выбираться из города?

− Как можно быстрее, − хмыкнул Стрела. − Раз ты наделала столько шуму, а я догадываюсь, это ты его и наделала, то Охотники скоро будут и здесь. Где же ещё искать ведьму?

Дара кивнула. Всё верно говорил щербатый, всё правильно. Как только Охотники придут в себя и осознают, что произошло, так прочешут весь город, в каждый уголок заглянут в поисках ведьм. И найдут, быть может, даже там, где их и быть не может. На рассвете запалят костры, казнят невинных.

Шло время, и тягостным стало ожидание.

− Мне нужно отойти к башне, побыть одной, − сказала Дара наёмникам. − Как только появится моя сестра, позовите меня.

− Да конечно, иди, − махнул ей рукой Стрела. − Уединиться перед долгим походом всегда полезно, а то приспичит не вовремя, когда вокруг ни единого кустика.

Болтливый наёмник и дальше что-то говорил, только Дара его больше не слушала. Она взобралась по валунам выше, к основанию Совиной башни и замерла в том месте, где начинались её стены.

От Совиной башни не осталось почти ничего. Там, где стены уцелели лучше всего, то доходили Даре по плечи. Всё разрушил огонь, что бушевал в Хмельную ночь, а после дождь, ветер да корни трав и деревьев год за годом крошили камень.

Дара обошла башню кругом, отыскала место, где легче было перелезть через стену и взобралась по камням внутрь.

Голые кусты и старые, обгоревшие, прогнившие доски лежали внутри. Посередине были свалены мелкие камни, и Даре пришлось разгребать пространство, прежде чем освободить середину.

На голой земле чертить было легко, под камнями не росла трава.

Палкой Дара вывела знак, похожий на лысоватую еловую ветку, отвернулась в сторону и выждала время. А когда посмотрела снова, то увидела, что лежит под ней не голая земля, а каменная плита.

 

* * *

Кто-то подхватил Милоша под руки и потащил к окну. Сквозь рокот пламени и стоны он слышал громкую ругань:



Черкасова Ульяна

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться