Соколиный Камень

Размер шрифта: - +

Соколиный Камень

Данный рассказ целиком и полностью посвящается человеку, без которого не было бы этого дня. Кейт. Владелица и владычица приюта-передержки для животных «У Кейт», человечек с большим сердечком. 

Спасибо. 

 

***

Испытывали ли вы за последнее время чувство искренней радости, беззаботного счастья или детского восторга? Если бы кто то спросил меня об этом неделю назад - сказала бы, что последний раз я механически смеялась картинке в интернете. Наши переживания стали скучными и однообразными: квартплата, продукты, работа. Страшное слово - рутина - стало нашим (моим так уж точно) жизненным спутником. 

Однако, у всего есть мера. Моя мера закончилась прямо тут. Вот здесь. 

 

"Я хочу поехать с вами на прогулку с собаками. Можно?"

 

"Конечно."

 

Не до конца понимая концепцию происходящего я уже стою на остановке и жду знакомый с детства автобус, следующий в поселковые дали. Холодно. Волнительно. Замёрзли ноги, в голове много мыслей: как это будет, куда мы едем, с какой собакой я буду гулять? Автобус, как дорогие швейцарский часы с таганского рынка, опоздал ровно на тридцать минут. Морозит уже не от холода, а от нарастающего беспокойства. Утрирую, просто отопление в стареньком Икарусе отсутствует, но и нервничаю, куда же без этого. 

Когда автобус, превзойдя свои старческие ограничения по скорости, довёз меня до места Х - сердечко ушло в гости к почкам. Я оказалась на заснеженной дороге, справа лес, слева лес, посередине я, а впереди - дорога, бесконечная из за белеющего снега. Быстрыми шажочками, скрипя и скользя в силу естественных зимних обстоятельств, я преодолела небольшое расстояние и тихонько поскреблась в калитку. Я боялась нарушить покой, царящий по ту сторону двери; даже собаки, которых я видела в щёлку, не обращали на меня никакого внимания, творя свои важные собачьи дела. Набираюсь смелости, скребусь громче. Есть отклик! Собаки залаяли, я посеяла разруху! Оторопев, думаю: что я наделала?! Калитка открывается. 

 

"Привет", - здоровается со мной коренной обитатель этого места. 

 

"Здрасстеее", - пискнула я и ввалилась в открывшуюся калитку. 

 

Меня приветствует гомон, собаки лают на все лады, уверенно гавкает окрепшим баритоном Форест, показывает своё хриплое меццо Флорида. Я немного забываюсь, останавливаюсь по среди тропинки. Пропадаю в этом многоголосии, меня попросту утягивает в неведомое пространство. 

 

"...не укусит", - мягкий голос приводит в чувство. 

 

Конечно не укусит. Глажу лохматую собаку по голове и иду дальше. Уже осознанно, без страхов и сомнений. Вижу знакомое лицо - владычица всея того хаоса, что я посеяла своим приходом стоит и утихомиривает своих подопечных. 

 

"Привет," - многозначительно говорю я, показывая всю свою доброжелательность. 

 

"Привет..." - по свойски, немного недоумевая о чем то, наверное, своём, отвечает Кейт.

 

Я молчалива, неразговорчива, на моем лице редко бывают эмоции. Это отталкивает.  "Характер - нордический", - шутят друзья и родные. Лирика. В этот раз я боялась показаться скованной, боялась обидеть хороших людей своей кислой миной. Боялась ровно до того момента, когда Аня - девушка, ехавшая с нами на прогулку, открыла тепличку с маленькими щенятами. Заинтересованные, любопытные и любопытствующие мордочки высыпались к дверке. Раздался скулёж, в котором сердце отчаянно улавливало слова: я - комочек счастья, ты пришла за мной? Нет, кутятки, я пришла не за вами. Вот так - моментально, в один миг, можно испытать восторг и бездну отчаяния. 

 

"Невидимая Российская дверь, новейшая разработка", - ехидно прокомментировала Кейт, наблюдая за тем, как щенки останавливаются у распахнутой двери, тыкаются в пространство впереди себя носами, но не выходят. Послушание, скажете вы. Пусть так. 

 

Сосредоточенная морда одного из кутят притянула моё внимание и я подошла к порогу, присев на корточки. Кутята на миг отпрянули, но быстро вернулись, тыкаясь мокрыми носами. Щенок, носик которого имел форму милого сердечка, начал грызть мой палец. Именно тот палец, на котором была дырка в перчатке. 

 

Залаял Форс, отвлекая внимание и служа нам каким то своеобразным будильником - мол всё, соберитесь, уже пора. Форс - Форест - вызывает у меня странные ощущения. Он очень серьезный, не смотря на то, что шебутной. Очень взрослый, хоть и подросток. Он был бы имперским дольником в мирах стихосложения, не меньше. Человеку, который даст ему своё тепло крупно повезёт: этот пёс скрывает в себе нечто неведомое, нечто важное и необъятное. Знаете, что? Любовь. 

 

Мимо меня проводят Флошу - собаку, которая навсегда поселилась в моем сердце. Рыжую (не люблю рыжих!), длиннолапую, почти борзую (не люблю борзых!), с висящими ушами (...), но такую любимую. Собаку, которая жила у меня дома два дня, ласковое существо, готовое следовать за мной по пятам и дикошарую бестию в одном лице. Морде. Дурондосина. Наверное, наше с Флоридой тогдашнее времяпрепровождение я опишу отдельно, сейчас же просто скажу - Флорида - мой личный сорт любви. 

Взяв с собой двух собак - Флошу и Далласа (с которым я была не знакома до нашей поездки), мы загрузились в большую машину и двинули в неизвестном (буквально) направлении. 

 

"Тут поворачивать?" - осведомляется наш супер-водитель Кейт. 

 

"Нет!"



Люциана Мёркер

#6831 в Проза
#3965 в Современная проза

В тексте есть: собаки, лес, природа

Отредактировано: 26.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться