Сокровище Скифов

Размер шрифта: - +

4

Проснулся я, когда солнышко уже во всю барабанило в окошко. Не знаю как вы, но я очень люблю понежиться в кровати, потянуться, сладко зевая, и на секунду забыть о том, что пора вставать. Именно так я и поступил: понежился, позевал, потом отбросил одеяло и резко сел. Встаю я всегда резко, иначе потягивания затягиваются на целых полчаса. А это не правильно, даже когда идти, в общем-то, некуда.

Судя по солнцу и по гулу за окном, время подходило к полудню. Завтрак я бессовестно проспал, но оно и понятно, и потому на обед опаздывать не собирался. Если я пропущу и обед, то желудок мне этого никогда не простит. Я быстро встал, оделся, вышел в коридор и постучал в дверь Любашиного номера. Завтракать, обедать и ужинать мы всегда ходили вместе, ибо у неё были деньги, а у меня аппетит. То, что сегодня этот распорядок немного нарушился, не моя вина, а её упущение. Надо было своевременно заниматься моим образованием.

Итак, я постучал и стал ждать ответа. Обычно Любаша вальяжно говорила: «Войдите», после чего я входил, она вставала и мы шли в ресторанчик, что напротив гостиницы. К моему удивлению в этот раз привычного ответа не последовало. Я постучал снова – результат тот же. Значит, ушла. Обиделась, наверное, что вчера вечером я столь бесцеремонно выдворил её из своего номера, вот и укатила куда-то по делам, не пожелав предупредить меня. Нет так нет, тоже мне цаца. Я пожал плечами и спустился вниз. Аппетит у меня не пропал, и в глубине души я надеялся, что она оставила портье денег на обед или хотя бы сказала, где её искать.

Портье по обыкновению читал газету. На мой вопрос оставила ли Любаша мне денег, записку или какой-нибудь бутерброд он отрицательно помотал головой. А когда я спросил, куда она ушла, то просто указал на дверь. На меня он даже не взглянул, что было с его стороны очень невежливо, но ругаться с ним и объяснять, как он должен вести себя с постояльцами я не стал. Не хотел тратить ни времени, ни нервов. Я показал ему язык (всё равно он ничего не видел) и вышел на улицу.

На улице был самый настоящий летний день – яркий и солнечный. Разморенные жарой голуби вяло клевали серую дорожную пыль, такие же вялые прохожие шаркали сандалиями по асфальту. Возле входа в ресторан сидел квёлый дядечка, разложив перед собой лоток с газетами и журналами, и очумело-сонными глазами смотрел в небо. Именно у него наш неразговорчивый портье покупал каждый день газеты. Чуть дальше по улице облезлая дворняга лаяла на припаркованную у обочины чёрную «девятку». Наверное, она ей чем-то не нравилась.

Я с завистью и сожалением посмотрел на вывеску ресторана. В кармане у меня лежала пара сотен рублей, но я берёг их на всякий непредвиденный случай и тратить во благо желудка не собирался. Каких-то серьёзных неприятностей от наших поисков я не ждал, но в жизни всякое случается. Я покрутил головой по сторонам, в надежде увидеть знакомое платье цвета свежей сирени, но по тротуару шли лишь светлые блузки, джинсовые шорты, да блёклые юбки. Любаша, конечно, могла одеть и что-то другое, чего-чего, а нарядов у неё хватало, однако ничего похожего на её идеальную фигуру в пределах моей видимости не проходило.

Я ступил на тротуар, пытаясь быстренько сообразить, куда мне направить свои стопы, чтобы унять, наконец, надоедливое урчание в животе, но в голову как назло ничего не лезло. Ещё бы, какие мысли могут быть на голодный желудок? Я начал злиться. Тоже мне работодательница. Слиняла куда-то, оставила единственного сотрудника без обеда и хоть бы хны. Да за такое, вообще-то, можно и по шее получить. Вот была бы она мужиком...

– Гражданин!

Передо мной встали два чудика в штатском: в костюмах, при галстуках, в чёрных лакированных ботинках и в чёрных солнцезащитных очках. Я не сразу сообразил, откуда они взялись, потом увидел распахнутые дверцы «девятки» и понял, почему лаяла дворняга. Мне эти двое тоже не понравились. Неприятные типчики, два таких братика из ларца одинаковых с лица, только один рыжий, а другой блондин. Блондин протянул мне красные корочки.

— Следуйте за нами!

Вот те здрасти. Что было написано в корочках, я не разглядел, но на ментов они не походили. Наши российские милиционеры на ту зарплату, что им платят, так одеваться не будут, иначе по миру пойдут. Эти же походили на манекенов из витрины дорогого магазина, к тому же, на манекенов, которых очень хорошо кормят.

— А в чём, собственно...

– Вам всё объяснят!

Нет, это точно не менты. Говорят резко, но вежливо. А менты обычно сразу руки крутят.

– Никуда я не поеду, - наотрез отказался я. – Некогда мне.

Зря я это сказал. Пусть эти двое ментами не были, но повадки у них были самые что ни на есть ментовские. Один, не раздумывая, дал мне под дых, потом вместе они подхватили меня согнувшегося пополам под мышки и поволокли к машине. Сопротивляться я не пробовал, не хватало воздуха, поэтому они безо всяких проблем затолкали меня на заднее сиденье, а сами сели по бокам. Наверное, для того, чтобы я не сбежал. За рулём сидел ещё один чудик в костюме. Не обращая на меня внимания, он завёл мотор, и мы поехали по трясучим дорогам Березовска.

Говорят, что в экстремальных ситуациях наши организмы мобилизуются, силы удесятеряются, в кровь поступает мощная порция адреналина и мозги начинают работать быстрее. Не знаю, может так оно и есть, но только не в моём случае. Минут пятнадцать я ждал, когда силы мои удесятеряться, чтобы одним ударом расправиться с чудиками и вернуть себе свободу. Но то ли ситуация была не экстремальная, то ли со мной что-то не в порядке, однако никакого прилива адреналина я не почувствовал. Посмотреть в окно, чтобы хоть немного сориентироваться, я тоже не мог. Один из чудиков своей тяжёлой дланью прижал мою голову к моим же коленям, а когда мы, наконец, остановились, натянул мне на глаза повязку, лишив последней возможности узнать, где я нахожусь.



Олег Велесов

Отредактировано: 31.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться