Сокровище Скифов

Размер шрифта: - +

6

Я знал. Я – знал! Я просто был уверен, хотя это знание ещё не сформировалось в моей голове окончательно и должным образом не приняло чёткий образ логической завершённости. Где-то в глубинах мозга шевелился змеевидный клубок мыслей, пока бледненьких и расплывчатых, но уже начинающих прозревать, и готовых вот-вот прорваться наружу яркой молнией откровения и вывести меня на путь истины... Божественной и неповторимой... Типа архимедовой «эврики»... или какой-то другой «эврики»… моей собственной, например…

О чём это я? Сейчас я должен думать о Любаше, о том, как найти её и спасти, а не забивать голову всякой ерундой вроде поиска давно потерянных и, возможно, никогда не существовавших, сокровищ. Нет! Нет? Да, я иду в правильном направлении. Сокровища и исчезновение Любаши – тесно связаны. Очень тесно! Может её потому и похитили, что я слишком близко подобрался к ним? И если я найду сокровища, то найду Любашу?

Стоп! Ещё не факт, что Любашу похитили. Обычно похитители выдвигают заинтересованной стороне какие-то требования, условия, угрозы. Я есть заинтересованная сторона, очень заинтересованная, но я ничего такого не получал, даже малюсенькой записки с вырезанными из газеты буковками... Газета, газета... Портье? Он любит читать газеты, значит... Нет, Данилушка. С такими выводами недалеко и до психушки. Газеты читают все, хотя бы в туалете, и то, что человек читает газету, ещё не даёт тебе права обвинять его в похищении твой любимой женщины. Значит кто-то другой. Фон Глыба отпадает. Тот ещё гад, конечно, но похищать Любашу ему нет смысла. Что может сделать такого одна-единственная женщина?.. Оооо! Много чего! Особенно в расстроенном виде! Кто-кто, а я сам видел что она сделала с Шуриком...

Значит не Глыба... Шурик? Да, у Шурика есть все основания не любить и даже ненавидеть её. Схлопотав два раза по самому уязвимому месту, он почти наверняка проникся к ней стойким чувством обиды, и не остановиться ни перед чем, чтобы расквитаться... Хотя нет, в этом случае у него появляются все шансы схлопотать в третий раз...

А может быть прав Андрей Фёдорович? Вряд ли кротам нравится наша деятельность. Они считают, что сокровища должны принадлежать им и только им, а мы считаем, что только нам. Их больше, нас меньше. У них сила, у нас маневренность. Но Любаша не смогла увернуться и влипла, и если она у них...

Урчание автомобиля вернуло меня в мир обетованный. Метрах в пятнадцати впереди припарковался жёлтый уазик, дверца открылась, и на тротуар ступил дяденька в фуражке. В свете уличного фонаря тускло заблестели звёздочки на погонах и пуговицы на форменном мундире.

Мент!

Я прыгнул к ближайшему дереву и зачем-то полез на него. Наверное, от растерянности. Однако залезть на дерево я не смог, для этого оно было слишком тонким и чахлым. Тогда я попытался спрятаться за него, но ввиду уже упомянутой тонкости, сделать этого у меня тоже не получилось. Плюнув на всё, я ничком упал на землю и притаился.

Милиционер зевнул на молодой месяц, почесался, достал пачку сигарет и закурил. Потом прошёлся немного по тротуару туда-сюда и вновь обратил взор на месяц. Звёзды он там считает что ли? Я приподнялся на локтях и вытянул шею, чтобы удобнее было следить за ним.

В машине запищала рация, в водительское окно высунулась ещё одна голова в фуражке.

– Товарищ майор, четвёртый на связи.

– Чего им?

– Говорит, что оставили пост у гостиницы, а сами пошли прочёсывать ближайшие улицы...

– Скажи, пусть направят одну машину к вокзалу. И пусть перекроют все дороги на выезде из города... Никуда он от нас не денется, возьмём...

Обложили!

Я сразу понял, что речь идёт обо мне. Кого ещё искать им в гостинице, особенно учитывая тот факт, что кроме меня и Любаши там никто не жил? А этот майор, судя по всему, командует облавой. Вот ведь фон Глыба, будь он неладен! Завалил белого чудика, чтобы организовать на меня эту охоту. И из-за чего, казалось бы? Сам же говорил, что никакой опасности я для него не представляю... Ещё работать предлагал... Ничего себе работка, чуть что – сразу валят!

Вновь запищала рация.

– Товарищ майор, они говорят, что на вокзале его нет. Из города он тоже не выезжал. Спрашивают, что дальше делать.

Майор оказался человеком несдержанным. Он смачно выругался и плюнул на асфальт.

– Вы что, работать разучились?! Пусть ждут, должен же он куда-то прийти?! Допроситесь, всех, премии лишу! Может тогда начнёте мозгами шевелить!

Водитель обиженно засопел.

– А я-то здесь причём? Моё дело баранку крутить...

– Ладно, - смягчился майор, - скажи, сейчас приеду. Пусть ждут.

Когда я работал в одной государственной организации, нас тоже регулярно грозили лишить премии. Зарплата была копеечная, работа опасная, людей вечно не хватало, но начальство с завидным постоянством трепало нам нервы всякими лишениями и выговорами. А на наше вполне обоснованное возмущение отвечало так: Не нравится – увольняйся! Политика у них что ли такая? Сначала завлекают всякими льготами и привилегиями, а потом гнобят и мурыжат... Ну да ладно, проехали. Пусть это останется на их совести, бог потом всех рассудит. Одного только не понимаю – если нас не будет, кому они нужны будут?



Олег Велесов

Отредактировано: 31.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться