"Сокровище Хаоса"

Размер шрифта: - +

Сокровище Хаоса. Книга 1. Глава 8

“Вопрос времени”

Глубокий сон выплюнул меня, когда нога взорвалась болью.

Резко открыв глаза, я осмотрелся. Маленький дом, единственный стол завален кипой бумаг, слышно потрескивание огня в очаге и сладковатый запах, из маленького окна льется яркий свет.

“Покосившаяся хижина,” – понял я, и приподнялся на твердом лежаке.

И увидел Орителина.

- О, ты проснулся, - мастер, склонившись над моей ногой, медленно, но уверенно, прикладывал к ране куски ткани, смоченные в каком-то мерзко пахнущем растворе, - очень хорошо. Как самочувствие?

Я прислушался к своему телу: ничего не болело, кроме раны на бедре.

- Все замечательно, мастер. Немного болит нога, и все.

Орителин виновато глянул на меня:

- Прости, но моей ауры не хватило на ногу. – Он отвел взгляд и приложил еще одну примочку, отчего ногу опять пронзила боль. – Да и у меня всегда были проблемы с исцелением, и… - он резко запнулся.

“… ауры не хватило…”

С этими словами все вчерашние события всплыли в моем разуме. Бой с Краем. Лезвие ножа пронзает мое бедро. Орителин… сияет. 

Заветы. 

Во имя великих Достоинств, Орителин знал силу Заветов!

Мое сердце забилось в бешеном ритме.

- Вы знаете Заветы, - выпалил я. Это было невероятно! Хоть практика Заветов была официально запрещена во всем Ардене – знания об этой силе старались уничтожить, как и все, что было связано с нашими павшими богами, - некоторые люди, в основном джераиты, все еще владели ими. И Орителин был одним из них… 

Мастер молчал, продолжая работать.

- Откуда? – не отставал я. – Вы можете меня научить? Или показать? Ну, пожалуйста!

Несмотря на мое рвение и желание что-либо узнать, Орителин продолжал трудиться над моей раной. В конце концов, он наложил последнюю примочку, и туго обмотал место раны бинтом. Затем тщательно вымыл руки, и сложил инструмент. И лишь после этого поставил стул напротив меня и сел.

- Элорин, - устало проговорил он. Только теперь, когда мастер был так близко, я разглядел его лицо, - он будто постарел на десять солнцеоборотов. – Ты никогда и никому не  должен об этом говорить, хорошо?

- Хорошо. Но вы же можете показать…

- Элорин, - Орителин глубоко вздохнул, - эта тема закрыта навсегда. Я никогда не буду учить тебя этому, или показывать. Постарайся забыть. – Он помолчал. – Я знаю, что тебе это кажется жутко интересным, но поверь, что это темное знание не приносит ничего, кроме боли. Просто верь мне, и забудь.

Я хотел возразить, но по взгляду мастера понял, что это бесполезно. Возможно, когда-то в будущем, но точно не сейчас.

- Тем более, - сказал Орителин, - у нас есть другие темы.

- Например?

- Ректор услышал от меня эту версию вчерашних событий, которую ты должен запомнить, - сказал мастер. – Вчера я попросил тебя и Ритара помочь мне собрать краснолист, и когда мы с Ритаром нашли поляну этих цветов, ты отошел по нужде, где на тебя напал молодой вепрь и ранил в ногу. Ты начал кричать, и когда подоспели мы с Ритаром, он убежал.

- Не слишком героично, - улыбнулся я. – И меня интересует еще один вопрос.

- Слушаю.

- Вепрь напал на меня во время процесса моего… дела, или уже после?

Орителин засмеялся так, что на глазах выступили слезы:

- Слава Мудрости, Алай про такое не спрашивал!

 - Но он поверил? – спросил я.

- Думаю – да, - ответил гармоник. – По крайней мере, он принял решение оставить тебя в лагере до тех пор, пока нога не придет в порядок. Под моим присмотром, конечно.

Я застыл. Только сейчас я вспомнил, что сегодня – последний день перед тем, как вся мужская часть Академии уйдет на лагерные сборы. И я оставался, впервые за все время обучения. Мое сердце сжалось от мысли, что я так долго не увижу друзей, но…

Но внезапно я понял, что это лучшее, что могло со мной случиться.

“Я смогу учиться у Орителина! И быть с Тай! И никаких проблем!”

Словно увидев блеск в моих глазах, мастер проговорил:

- Но сначала ты должен помириться с Краем, Элорин.

Я мигнул, осознавая смысл этих слов. Помириться с Краем…

Перед глазами сразу всплыл образ: я лежу на земле, Край на мне. Он избивает меня, а потом, когда я уже сдался, пронзает ножом.

Но более лезвия меня пронзили его слова:

“… когда ты здохнешь – никто никогда не вспомнит о тебе.”

Я почувствовал, как пламя разгорается внутри.

- Никогда, - отрезал я, сжав кулаки, - разве вы не видите, что он за тип? Он вечно лезет ко мне, вчера избил, а затем сказал…

- Все мы совершаем ошибки, мой друг, - спокойно произнес Орителин. – Сам вспомни, как опозорил его на Вечере. Разве ты думал, что после такого Край будет сражаться честно? – Он удержал мой взгляд. – Тем более, что Край поступил как мужчина, вызвав тебя разобраться наедине, а не опозорив также перед всеми. И он не рассказал о событиях на Вечере Алаю, хотя таким образом ты бы мог оказаться вновь на Кричалке.

Я молчал, борясь с досадой на самого себя из-за того, что меня одолевало чувство, что Орителин прав.

- Чего ты боишься более всего? – внезапно спросил гармоник.

Я ответил быстро, потому что задавал этот вопрос себе тысячи раз:

- Осознать, что все мои мечты так и останутся мечтами. Что я останусь никем…

Орителин кивнул:

- Путь к своей цели порой бывает длиннее и опаснее всех дорог Ардена, Элорин. Если ты хочешь отправиться в него, не следует оставлять за спиной таких врагов, как Край. Они могут всегда догнать и ударить в спину в момент, когда цель совсем рядом. – Он помолчал. – Я обещаю подготовить тебя к этому пути, мой друг. Дам тебе все, что смогу, и даже больше. Но всего одно условие: ты должен помириться  с Краем, согласен? – он протянул руку.

Я смотрел на нее, думая. Но что тут было думать? Внезапно для самого себя я осознал, что ради учения у Орителина готов был на куда более безумные поступки. Я чувствовал, что мне нужен этот человек.

- Согласен, - улыбнулся я, пожимая его предплечье. – Но я не могу обещать, что он согласится.

- Уверен, Край лучше, чем хочет всем казаться, – в ответ улыбнулся мастер. – Ну, вот и славно! А сейчас отдыхай. Отправление назначено на третий дневной колокол, но я зайду за тобой немного раньше. Как раз попрощаешься с друзьями и исполнишь наш… уговор.

Орителин поднялся со стула и направился к выходу.

- Спасибо, что не бросили меня, - мои слова застигли его уже на пороге.

Мгновение Орителин стоял, а затем обернулся и произнес:

- Тебе спасибо, - и исчез за дверью.

***

Орителин пришел за мной сразу после второго дневного, принеся с собой что-то на подобие наскоро сделанного костыля. Вначале я отказался от этого “помощника”, как назвал его мастер, но, ступив на раненую ногу, которую тут же пронзила боль, понял, - без него не обойтись. 

И вот спустя почти два часа – большая часть времени ушла на наложение новых примочек и дорогу – я стоял, опираясь на костыль, на вершине небольшого холма, откуда плац у Магистрата был виден как на ладони. Сотни серых фигурок – на сборы айлоры надевали светло-серые штаны и рубашку, которые были куда практичнее традиционных белых хитонов, - сновали взад и вперед, готовясь покинуть Академию почти на пять оборотов.

Я смотрел на них, и, несмотря на все… чувствовал легкую печаль.

- Сам спустишься? – спросил Орителин, указывая вниз. – Мне нужно отойти на пару слов к ректору.

- Конечно, - кивнул я.

- Не печалься, - Орителин положил руку мне на плечо, - просто сделай то, что должен. Я найду тебя позже.

И он зашагал в обратную сторону, к палатке мастеров и Алая.

Постояв еще пару мгновений, я начал спускаться вниз. Спуск был пологий, поэтому сильно напрягаться не приходилось. Уже у подножия меня накрыла волна звуков: все что-то говорили, кричали, перетаскивали вещи. Пройдя еще немного и достигнув самого плаца, я окунулся в настоящий человеческий шторм.

И опять на меня все смотрели. Внезапно я почувствовал себя опять на Вечере. Но с одной разницей.

Теперь на меня смотрели с уважением. Пару дней назад я на глазах у всех вырубил того, кто наводил на всех страх, - да, пусть пьяного вдребезги, но это уже другой разговор. Все помнили мой удар, все остальное – лишь детали. По крайней мере, на время я стал знаменитостью.

И тогда, рыская взглядом в толпе в поисках Края, я понял, что мне это нравится. Победы всегда приносят наслаждение, хочешь ты этого, или нет.

Однако, новообретенная слава не могла мне помочь найти одного единственного – хоть и такого здоровенного – человека в такой толпе. Уже через время раненая нога стала неприятно тянуть. Я остановился, чтобы обдумать план поиска, когда в меня кто-то врезался плечом.

В голове сразу промелькнули десятки мыслей о Крае и еще одной мести, но теперь привселюдной. Я обернулся настолько быстро, как мог, и машинально выставил костыль вперед для защиты. Но Края не увидел, - всего лишь Сейхиана и Филиара, моих соседей по комнате.

- Тебе выдали меч раньше времени? – улыбнулся долговязый Сейхиан, отодвигая конец моего костыля, все еще направленного ему в грудь.

Я неловко улыбнулся и убрал костыль.

- Неспокойные времена, знаешь ли.

- Круто ты его тогда, вся Академия гудит - с восторгом проговорил рыжеволосый и упитанный Филиар, поправляя штаны. – Но правильно делаешь, - Края надо опасаться, - он замолчал, проверяя, не слушает ли кто нас, и добавил тише: - он тип тот еще.

- Так он никому не рассказал? – удивился я.

Сейх и Филиар переглянулись:

- Что не рассказал? 

“Значит, он никому не рассказал о вчерашнем издевательстве надо мной. Очень странно.”

Я был уверен, что Край всем разболтает, да еще и приукрасит свой рассказ. Он должен был поквитаться со мной, но не сделал этого. Возможно, Орителин прав, и он действительно не такой, каким хочет казаться?

Никогда не думал, что Край на такое способен.

- Да так, ерунда, - я рассеянно улыбнулся. – Кстати, я как раз ищу Края. Вы его видели?

Сейх беспокойно пригладил свои буйные черные волосы.

- Элорин, - медленно проговорил он, - то, что ты сделал тогда на Вечере, конечно, очень… героично, но…

- Но вчера против вепря у тебя было куда больше шансов, чем сейчас против Края, - закончил за него Филиар. И, заметив мое удивление, добавил: - Нам Ритар рассказал. Да, нехорошо получилось…

Я с облегчением вздохнул: Ритар уже все рассказал, чем избавил меня от этой обязанности.

- Я хочу с ним только поговорить, – улыбнулся я. – Обещаю, только поговорить.

- Ну, смотри сам, - ответил Сейх. – Кажется, я видел его у центрального входа в Магистрат.

- Спасибо, парни, - я пожал им руки. – Удачи в походе.

На этом мы и распрощались. Еще немного постояв на месте, я отправился к Магистрату.

Я нашел Края именно там, где указал Сейх, - у центрального входа. Рыжеволосый громила со своими дружками стояли в тени янтарного дерева. Они громко рассмеялись, когда Край подставил подножку проходившему мимо них айлору, и тот вместе с огромной кипой вещей завалился на землю. Никто не помог бедняге подняться, - это означало навлечь на себя внимание Края и его банды.

Я остановился позади них, глядя Краю в спину, во мне начал закипать гнев. Как можно хотеть помириться с этим чудовищем? И главное – зачем? 

Но я знал ответ.

Орителин. Я нуждался в нем и его учении. И если для этого требуется помириться с Краем, - это будет сделано. Я решительно захромал вперед.

- Край, - уверенно позвал я его, подойдя ближе.

 Смех компании мгновенно стих. Край медленно повернулся ко мне, и, взглянув на мое лицо, застыл.

Из толпы послышались голоса:

- Ни одной царапины… 

- Во имя Отваги, как такое возможно?

- Я сам видел его кровь!

Край выглядел… встревоженным. Я вздрогнул, когда он медленно поднял палец и провел им по моей губе, которая вчера наверняка превратилась в месиво. Он словно хотел убедиться, что глаза его не обманывают.

- Ничего, - прошептал он, опуская руку.

- Орителин готовит потрясающие мази, - с улыбкой сказал я. Если хочешь с кем-то загладить отношения – всегда улыбайся.

Конечно, он в это не поверил. Край хмурился, и по его глазам я видел, что его мозг работает так, как никогда до этого.

“Я должен сделать это ради Орителина. Ради Орителина. Ради Орителина…”

Я резко протянул руку вперед, отчего Край сделал небольшой шаг назад, будто опасался удара.

- Я думаю, Край, что мы квиты. Предлагаю забыть все это, и постараться больше не… быть такими идиотами, какими мы были.

Кто-то из толпы засмеялся, будто призывая своего лидера отбросить мою руку прочь и хорошенько врезать. Если честно, я ожидал примерно того же. Но Край просто смотрел на меня внимательным изучающим взглядом.

А затем крепко пожал мою руку.

- Ты хорошо сражался, - серьезно сказал он, - для такого хлюпика, конечно. Да и вообще я был уверен, что ты не прийдешь… Короче, нахрен это все. Я согласен на мир.

Я был настолько ошеломлен услышанным, что лишь через несколько мгновений осознал, что стою с открытым ртом.

- Я рад это слышать, Край, - выдавил я, - удачи в походе.

Он улыбнулся и кивнул, а затем повернулся обратно к своим не менее удивленным, чем я, друзьям. 

Все еще не веря своему успеху, я снова начал пробираться сквозь толпу. Одна часть плана выполнена. Теперь нужно попрощаться с…

Внезапно в меня врезался и обнял за пояс комок золотых волос. Сейм крепко прижался к моей груди, словно не ожидал больше когда-нибудь увидеть.

- Привет, друг, - улыбнулся я.

- Я знаю, что Ритар лжет, и это сделал Край, - тихо сказал он.

Я нахмурился:

- Сейм, ты обещал молчать.

Он наконец отпустил меня.

- Клянусь, что никто не узнает, – а затем лукаво улыбнулся: - Но я уже придумал, как отомстить ему!

Я вздохнул:

- Сейм…

- Когда я буду помогать повару, то наплюю ему в миску! – затараторил он, восторгаясь своей местью. – А если еще найду кусок навоза…

Мы засмеялись, я потрепал его по волосам. В тот момент я понял, что Сейма мне будет не хватать больше всех.

Затем Сейм потащил меня к остальным. Мы нашли их в самом центре плаца, они стояли кругом, каждый был с небольшим походным мешком. 

Наверное, я опущу многочисленные приветствия, сочувствия моей ноге и прочее.
 
Скажу лишь самое главное.

В тот миг все мы были счастливы.

Марс стоял в обнимку с Илирой, они о чем-то тихо шептались. После событий на Вечере они были практически неразлучны. Конечно, им не хотелось расставаться, но тогда я был уверен, что разлука лишь укрепит их чувства. Они выглядели такими счастливыми, что, казалось, ничто не может омрачить их будущее. Честно говоря, я хотел извиниться перед Марсом за свой поступок, но… разве я имел право мешать им?
 
Хотя теперь это звучит лишь как оправдание.

Йеро также был не один. Скила, вроде так звали его новую красавицу. Он как всегда громко шутил, развлекая всех вокруг. Я навсегда запомнил его именно таким – смеющимся, полным уверенности и обаяния, клянущегося в вечной любви девушке, имя которой через десятидневье даже не вспомнит. Он выкинул очередную шутку, и все вокруг залились смехом.

Смеялся даже Ритар. Да, всего лишь полуулыбка, - но для него это было более чем достаточно. Вскоре к нам подошла Тай, облаченная в обычный белый женский хитон, но прекрасная, как всегда.

Мы стояли вместе – я, Сейм, Ритар и Тай, и говорили о тех грустных вещах, которые звучат при прощаниях. Воздух на плацу наполнился ароматом печали – не знаю, как это объяснить, но, уверен, ты поймешь.

Затем Алай приказал строиться. Плац зашевелился – все, кто не отправлялся в поход, должны были покинуть это место.

Мы простились на удивление легко. Сейм был печален, но я знал, что дорога отвлечет его. Йеро обнимался и шутил про мой костыль. Ритар кивнул и пожал мне руку, а затем крепко обнял и поцеловал Тай – несмотря на различия в характере, они были очень близки. 

Когда подошел Марс, я уже открыл рот, чтобы извиниться, но он лишь хлопнул меня по плечу и подмигнул. Этого хватило, чтобы я полностью расслабился. Конечно, он не обижался.

Потом они ушли.

Как и полагала традиция, все провожавшие забрались на вершину холма, провожая взглядом уходивших. Я стоял в обнимку с Тайлан, затем к нам присоединился Орителин. На его немой вопрос я улыбнулся и кивнул, и он улыбнулся в ответ. Тем временем наши друзья удалялись навстречу солнцу. 

Тогда я понял, что все позади. Тай со мной. Проблемы с Краем не существует. Мечты… с помощью Орителина я был уверен, что это просто вопрос времени. Все просто было хорошо.

Наступило самое счастливое время моей жизни.



Алекс Холин

Отредактировано: 09.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться