Соль для вкуса

Глава 8

Передёрнула плечами и пошла за ним. Петюня уже сидел за столом напротив мужчины в возрасте и сильно хмурился.

Поздоровавшись с врачом, я села на стул рядом с брюнетом.

- Ну-с, с чем пожаловали, молодёжь? – отвлёкся мужчина от заполнения каких-то бумаг и вперился взглядом в Петра. – Ооо, где так умудрился-то?

- Да я… - замялся парень. Кажется, кто-то не успел придумать душещипательную историю.

- Шайба ему прилетела. – пришла на подмогу. - Он у меня хоккеист. – гордо улыбнулась я, и немного прильнув к возмущённо задышавшему чернявому, ласково погладила его по голове.

- А вы у нас…? – перевёл на меня взгляд доктор.

- Счастливая невеста. – и подкрепляю слова действиями: улыбка на миллион, подбородок выше, грудь вперёд, восторженный взгляд на «любимого» и всё. Кто теперь поверит, что я «Халк в юбке»?

Что-то Петюня странно на меня смотрит…

Чего надо, малыыыыш?

- Ну что ж, давайте посмотрим. – встал из-за стола мужчина и указал рукой на кушетку за ширмой.

Горжусь Петюшей. Обмяк, но со стула ещё не упал. Держится.

Улучив момент, когда врач отвернулся к раковине, чтобы помыть руки и потом надеть перчатки, я налетела на парня с грозным шёпотом:

- ВСТАВАЙ!

С видом побитого щенка замотал головой.

- Кому сказала! Иди на кушетку!

Та же песня.

- Только посмотрят. Откроешь рот и всё! – начала толкать брюнета в плечо, чтобы сдвинуть с места, но тот видимо зажал натренированными ягодицами сидушку стула и упорно не хотел подчиняться.

- Готовы? – подал голос врач.

- Да-да! – закивала я. – Идём, мой хороший! – пропела елейным голоском и уставилась в упёртого гада «людоедским» взглядом. – Я помогу тебе подняться, милый… - наклонившись поближе к «выпустившему колючки» парню, угрожающе прошептала:

- Сейчас пришибу. Вставай, сволочь! Не позорь меня.

- Он мне там сейчас всё порвёт! – зашипел Петюня.

- Чего тебе там рвать? И так всё порвано! Не беси меня! Ляг на кушетку, закрой глаза и получай удовольствие.

- Не пойду!

Глубокий вдох. Где тут скальпель? Убью.

Повернула голову в сторону доктора. Он уже был готов и терпеливо ждал пациента. Поймав мой сдавшийся взгляд, приподнял уголок губ и вдруг запел себе под нос: «В Хоккей играют настоящие мужчины… Трус не играет в Хоккей…».

У пришибленного Петюни аж шея вывернулась от удивления. Скрестившись с врачом, понятными только мужчинам, взглядами, он как по указке расправил плечи и встав со стула, молча и прямым шагом прошёл за ширму.

Вааау. Гипноз что ли?

- Вы тоже можете подойти. - незаметно подмигнул мне мужчина. Я слегка кивнула в благодарность за помощь.

- Тааак, что тут у нас? – протянул врач, направляя лампу в лицо Петюни и заглядывая в рот. – Ох, красота какая! – усмехнулся мужчина. – Гематома цветёт прямо на глазах.

Я осторожненько стояла в стороне, чтобы не мешать, как неожиданно моей руки коснулись пальцы Петра, влажные и мелко подрагивающие. Обхватив мою ладонь крепко, но в то же время сдержанно и бережно, он издал рваный выдох. Мужчина поднял на меня взгляд, и я отчётливо увидела, как в нём пляшут смешинки.

- Ну, что могу сказать? Сейчас будем зашивать. Посидите пока. Я позову медсестру и начнём. – подытожил мужчина, и сняв перчатки, вышел из кабинета, оставляя нас с брюнетом одних.

- Лиз? – посмотрел на меня Пётр.

- Мм?

- Не уходи, ладно?

- Ладно. – и сжала его руку. – Я посижу в углу, хорошо?

- Хорошо… - неуверенно протянул Петюня и нервно сглотнул.

- Тебе плюшевую игрушку принести для успокоения? – хихикнула я.

- Нет. Лучше принеси тот лифчик, в котором ты тогда тёрлась об мою дверь… он мне понравился. – самоуверенно выдал брюнет.

- Всё. Ухожу.

- НЕТ! Всё, я молчу. – цепкий захват моего запястья и умоляющие глаза, красивые такие… голубые… как море на открытках, которые присылает папа.

Немного замешкалась, оторопев от своей реакции. Поймала себя на том, что даже наклонилась поближе к Петюне, любуясь наглыми зенками. В ответ и он как-то загадочно вглядывался в моё лицо.

На этом моменте и вошли в кабинет врач с медсестрой.

- Так, голубки. Потом целоваться уже будет нельзя. Так что сейчас давайте один «страстный» в щёку и закругляйтесь. – заявил мужчина.

Кинув на Петюню предупреждающий взгляд, робко ответила:

- Я его уже сегодня поцеловала так, что на всю жизнь запомнит.

- Какая у вас предусмотрительная невеста. – хмыкнул доктор. – А главное заботливая. Вон как переживает. Повезло вам.

- Не то слово… - растянул свои багровые «силиконовые» губёшки Петюша.

- Могу я остаться в кабинете? – уточнила у врача. – Буду тихонечко в углу сидеть.

- Можете.

Кивнув головой, позволила отцепить от себя недовольного происходящим парня и уселась на диванчик.

Полтора часа «пролетели» как черепахи на марафонском забеге. Я просто сидела, умирала от голода и тихо злорадствовала, когда чернявый вздрагивал или постанывал от «новых» ощущений.

Под конец мне на руки выдали «желеобразную субстанцию» и пожелали нам долгой и счастливой жизни.

Петюня, весь кривой-косой после заморозки и злой, как дворник с похмелья, по приезду домой ворвался в квартиру, будто за ним гонятся черти. А это всего лишь я шла следом….

Пока хозяин дома переодевался в своей комнате, я кинулась на кухню.



Марта Крон

Отредактировано: 10.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться