Соль для вкуса

Глава 19

ЛИЗА.

Кричать, вырываться и убегать резко перехотелось. И тому виной… подогрев сидения. Мне стало так хорошо, что я блаженно закрыла глаза и наслаждалась эффектом разморозки.

На несколько минут выпала из реальности и забыла, что не одна.

Открыв глаза, повернулась к Петюне.

Он молчал, но при этом таращился на меня как какой-то дикарь, наконец-то нашедший выход из леса.

Поёжилась.

- Отогрелась? – нарушил тишину Фролов.

- Угу. – только и ответила я.

- Лиз… - робко произнёс Петюня и замолчал.

- Не надо ничего объяснять. Ничего такого не случилось. – покачала головой я.

- Нет… - стыдливо опустил глаза брюнет. – Я правда хотел… к тебе… и…

- Главное, что приехал. – перебила я.

Видеть застенчивого и нерешительного Петюню как минимум странно. Обычно он прёт как танк, а тут не знает куда деть глаза и краснеет как помидор в теплице.

Парень ничего не ответил. Только с особой осторожностью накрыл мои пальцы тёплыми ладонями и притянув к своему лицу, стал медленно согревать их, выдыхая горячий воздух изо рта.

- Прости… - виновато прохрипел он.

Я смущённо улыбнулась и отняла свои руки обратно. Фролов громко сглотнул и на короткий миг закрыл глаза. Открыв их, он изменился в лице и уже более уверенно спросил:

- Поехали?

- Да. – согласилась я и потом тихо добавила. – Гони, а то описаюсь.

Чернявый расплылся в своей подбитой улыбке и завёл машину. Пока ехали, не проронили больше ни слова. Петюня что-то хотел спросить, но не решался. Я видела его колебания и старалась дать ему возможность самому пойти на контакт, а не тянуть из него информацию клещами. Изредка он кидал на меня заинтересованные, но при этом задумчивые взгляды. Возможно, что он нервничал перед приёмом у врача. Вспомнив его «трясучку» в прошлый раз, беззвучно рассмеялась.

Взглянула на профиль брюнета и стала незаметно всматриваться в напряжённые черты лица.

Красивый падла…

У него что-то есть от Димы… мужское.

И дело даже не во внешности. Это энергетика. Со стороны кажется, что это суровость и непоколебимость. Но только самый близкий круг людей, у кого есть доступ к непосредственной глубокой и скрытой части их сущности, знают, что они оба ранимы и совершенно непоседливы как малые дети.

Для внешнего мира Дима жёсткий, властный и закрытый человек. И я безумно рада, что мне позволено видеть не его оболочку, а саму суть. Отчим никогда не скрывал, что всегда мечтал о дочке, о любимой девочке, которую бы баловал и тискал в объятиях. Эта почётная роль досталась мне. Именно мне последние годы Дима дарил всю заботу и нерастраченные чувства. Этот известный в определённых кругах, характерный и авторитарный мужчина, позволял себе быть добрым и ласковым не только с моей мамой, но и со мной. Со своей «малявкой».

Так получилось, что именно с ним, а не с родным отцом я выбирала платье на выпускной в школе. Что с ним играла в карты на щелбан. Что с ним втихаря от мамы обжиралась вредными бургерами в Макдональдсе. Что с ним ходила в зоопарк и у клетки с обезьянами корчила рожицы, делая «селфи» на телефон и выставляя фото в Инстаграм с подписью «Встретили родственников». Что именно ему после расставания с очередным мальчиком плакалась и задавала вопрос: «Почему все уроды достаются МНЕ?».

С Петром у них иные отношения. Дима никогда не прятал от нас свои переживания, что жалеет, что в своё время уделял всё внимание работе, а не родному сыну. Когда-то произошёл переломный момент, и Петя отдалился от отца настолько, что, если Диме задать вопрос: «Что представляет из себя его сын?», он не сможет ответить.

Возможно, Петюня терпеть меня не может как раз из-за этого. Ведь даже из Австралии Дима звонит чаще мне, чем ему… И меня при прощании он крепко держал в объятиях и целовал в макушку, а не сына, который пытается делать вид, что ему всё равно, но на самом деле его душа плачет и хочет настоящей, искренней и безграничной любви.

Только вот Дима сейчас далеко, а рядом с Петром только я и «дракониха». Если она ему дарит любовь как возлюбленная женщина, то я постараюсь это сделать как «сестра».

Я так сильно задумалась, не моргая смотря на Петюню, что пропустила тот момент, когда мы уже давно припарковались около клиники и чернявый молча рассматривает меня в ответ.

Придя в себя, мягко улыбнулась и негромко спросила:

- Готов?

- Нет. – честно ответил брюнет.

- Я буду рядом. – подбодрила его, беря за руку.

- Обещаешь? – понизив голос до шёпота и бережно сжимая мои пальцы спросил Петя.

- Да. – чётко произнесла я. – Поторопимся.

Чернявый поморщился и уставился на меня жалобным взглядом.

Я похлопала его по коленке в знак поддержки:

- Не волнуйся. Они только посмотрят и мазью помажут и… - но парень оборвал на последнем слове и захныкал как маленький.

- Ага. Ты это в прошлый раз тоже говорила. В итоге они вонзили мне скальпель в десну.

- И ничего. Живой же. Радуйся, что в челюсть ударила, а могла и в пах зарядить… Сидели бы сейчас в очереди к урологу…

- Откуда в такой маленькой девочке столько жестокости? – с усмешкой поинтересовался Петюня.

- Ты первый полез ко мне! – возмутилась я.

- Яяя? – округлил глаза чернявый. – Это ты ко мне голая заявилась!

- Я была пьяна! – рявкнула на весь салон, вырывая руку из его хватки. – Кстати, об этом… В пятницу у меня девичник, так что квартира в вашем полном распоряжении. Порадуй Карину.

Парень как-то неестественно дёрнулся и плотно сжал губы.



Марта Крон

Отредактировано: 10.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться