Соль для вкуса

Глава 25

ЛИЗА.

Божеее, что с моими глазами? Почему они не открываются?

Что с языком? Он пропал? Почему я не могу им пошевелить? Почему я его не чувствую?

Что с телом? Кажется, мой позвоночник прибили гвоздями к полу…

Почему я ощущаю только мочевой пузырь и странное гудение в ушах?

И что так смердит?

Я поняла. Меня убили.

На меня напали, избили палками и оставили умирать…

Хорошо… не паникуем. Где свет? Надо найти свет и идти туда… Там уже кто-нибудь подскажет, что делать дальше…

Только вот незадача – хулиганы зрения лишили!

И ещё одна проблема… по мне что-то ползает… Мамочки! Меня не до конца добили и сейчас что-то меня доедает…

- Я не увлекаюсь каннибализмом, малявка. – сказал где-то поблизости голос Петюни.

Всё ясно. Меня убил чернявый.

- Слишком много чести для тебя. – прорычал голос. – Заканчивай строить из себя умирающую и открой, наконец, глаза!

Чернявый и в этом мире меня достанет…

У меня нет глаз… Как я их открою?

- Есть у тебя глаза! Только склеились от стыда и косметики. Разлепи веки и узри всю правду жизни!

Даже умереть спокойно не дадут…

С трудом, но всё же мне удаётся раскрыть скованные веки. Лучше бы я этого не делала. Один взгляд и меня ослепило светом, а следом и голову пронзила ударная боль.

- Что? – с насмешкой спросил голос Петюни. – Неужто головушка бо-бо? Давай я тебе помогу быстро в себя прийти.

Как ты мне поможешь помочь, черн… АААААА!!!

Лицо с грудью прижгло от холода, и я от неожиданности распахнула широко глаза и попыталась принять вертикальное положение, но мне этого сделать не позволили, прижав обратно… к кровати.

- Где я? – прохрипело моё горло, раздираемое дикой сухостью.

- А-а-а, проснулось, спящее чудовище? – с сарказмом произнёс Фролов, сидящий рядом с пустой бутылкой из-под воды.

- Что со мной? – накрыла голову руками, будто это поможет избавиться от дезориентации.

- Это, девочка, называется «похмельный синдром». – учтиво объяснил Петюня. – Это, когда пьёшь как «не в себя», а потом просыпаешься голая в мужской постели. – с меня содрали покрывало, обнажая моё тело до единственных трусов.

Вот есть люди добрые на свете. И покажут всё, и расскажут…

- Где моя одежда? – в ужасе спросила я, краснея и отбирая покрывало обратно, чтобы прикрыть свою голую грудь.

- Ты про ту тряпочку, которая на тебе была? – приподнял тёмную бровь Фролов. - Забудь про неё. Твоя рвота прожгла её насквозь. Это ответ на вопрос, что так смердит… - и вставая с кровати, иронично бросил. - ТЫ.

- Боже. – закрыла глаза и попыталась восстановить в памяти вчерашние события.

Какие-то размытые обрывки в клубе, а дальше полнейшая темнота.

Краем уха слышно, что Петюня вышел из комнаты.

Открыла глаза и осмотрелась. Его спальня.

В углу валяются мои туфли. А на кресле мой лифчик.

Интересный расклад.

Удивительно, что стринги на люстре не болтаются…

Что мы имеем?

Провал в памяти, злой облёванный Петюня и голая я, воняющая как бывалый бомж с вокзала. В сумме может получится боксирующий кенгуру из Австралии в образе моей мамы.

Нужно срочно исправлять ситуацию. Начнём с контрастного душа, а дальше будем действовать по ситуации.

Замоталась в бельё и воровато озираясь, на цыпочках направилась в душ. Путь чист. Только тихонечко отворила дверь в ванную, как сзади донеслось грозное:

- После душа жду в гостиной. Советую морально подготовиться.

Инстинктивно в целях защиты натянула повыше покрывало, но спину обожгло ещё одним броском «гранаты»:

- Что я там не видел?

Немного шатко, но в целом стойко выдерживаю прилив смущения и желания открутить одному чернявому барану башку. Не поворачиваясь к парню, как гордая императрица в шёлковых одеяниях вошла в ванную комнату и бесшумно прикрыла за собой дверь, за которой увидела своё отражение в зеркале и чуть не померла от страха, думая, что наткнулась на жуткое привидение.

Кое-как угомонив бешеное сердцебиение, скинула на пол свою «накидку» и оглядела себя с головы до ног.

Мдааааа.

Пора набивать татуировку «Алкоголь – зло!», а то смысл, вот, ну никак, не хочет доходить до моего мозга.

Голая, страшная и даже подаренные Димой серьги уже не придают красоты, как перед клубом.

Горестно вздохнула и настроилась стерпеть маленькое наказание. Включила воду и сомкнула челюсть, смиренно позволяя ледяным струям выжигать с моей кожи наслоившиеся ароматы девичника.

ПЕТЮНЯ.

Дыши, Фролов, дыши! Бить женщин нельзя.

Упираюсь лбом в прохладную дверцу холодильника и пытаюсь утихомирить зуд в ладонях, жаждущих хорошенько приложиться к одной аппетитной белой попке. Вот для идеальной картины прям не хватает розовых отметин от парочки шлепков.

Вдыхаю всей грудью и растворяю обезболивающее лекарство в стакане с водой. Этой заразе понадобится трезвая голова, чтобы до конца выслушать всё то, что я намерен ей высказать. А за последние часы слов накопилось предостаточно.

Это надо так, а? За раз укоротить мне жизнь на несколько лет.

Память любезно ставит на повтор короткометражку, главной героиней которой является моя маленькая гадина.

К тому времени, когда пришло сообщение: «Абонент снова в сети.» я уже лежал при смерти, держа руку на сердце.

Три долгих гудка, учащённый пульс и я услышал долгожданное… мычание в трубку.



Марта Крон

Отредактировано: 10.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться