Соль для вкуса

Размер шрифта: - +

Глава 41

ЛИЗА.

- Чего задумалась, мелочь? Вон наше такси, пошли скорее! – вырвал меня из ступора Дима и подтолкнул к автомобилю.

Мы только вышли из аэропорта и направлялись в отель. По просьбе мамы мы решили на время остановиться там, а не ехать на квартиру Петюни. Завтра состоится их с Димой свадьба и было принято общее решение не обременять Петра предстоящими хлопотами. Это официальная причина, но я прекрасно понимаю, что просто родители переживают за моё «психическое» состояние. Боятся, что у меня ещё сильнее сдадут нервы. Что моя апатия перерастёт в нечто неконтролируемое. Я соскучилась по Пете. И сильно. Меня тянет к нему каждую минуту. Я думаю о нём постоянно. Меня возмущает до глубины души, что он не приехал за мной в Австралию и не попытался даже вернуть, хотя умом понимаю, что нашу связь разорвала я сама. Но женский мозг остаётся загадкой даже для самих женщин. И меня колбасит от этих внутренних противоречий. За все прошедшие «каникулы» я измотала себя размышлениями так, что уже ничего не соображаю. Не замечаю и не воспринимаю то, что творится вокруг. Знаю лишь одно – я безумно люблю чернявого и без него моя жизнь неинтересна и скучна. Бесцветна. Безразлична. Я не могу наслаждаться. Не могу радоваться. Не хочу. Не получается хотеть. Мне не хватает его. Он как главная часть в моей жизненной «мозаике». Он – сердцевина моей души. Он – это я. Потому что мы уже стали единым целым, как бы не бежали от этого и не противились. Мы слились в один разум и чувствуем друг друга даже на расстоянии. Ему плохо. Я знаю. Каждой клеточкой организма ощущаю это. Каждая мысль ведёт к нему. Каждый сон только про него. Каждый час без него кажется прожитым зря. Мне нужен мой Петя… да, нужен… но только без Карины.

Последнее сообщение от него было больше недели назад перед Новым годом и после этого полнейшая тишина. Означает ли это, что он передумал? Что он поменял мнение и мне больше нет места в его жизни? Что Карина с ребёнком перевесили на чаше весов… Конечно же он выбрал ребёнка… не мог не выбрать. И я бы не приняла от него другого решения. Не поняла бы и не допустила. Но речь о ребёнке, а не о его матери. Быть запасным вариантом и позволять ему жить на две семьи я не смогу. Каждый раз отпускать его к другой я больше не хочу. Мне нужен мой мужчина целиком и навсегда, а не только по утрам и по выходным. Я желаю быть единственной в его жизни, как он и говорил. И если он с этим не согласится, то мне придётся пережить сердечный удар и собирать себя по осколкам, чтобы существовать в этом мире, молясь каждый день, в надежде что мои чувства остынут, и я смогу когда-нибудь вздохнуть, не причиняя себе этим дикую боль.

- Твой номер напротив нашего. – протягивает мне карту-ключ Дима, указывая на одну из дверей в просторном коридоре на нашем этаже. – Если что нужно – сразу к нам, ладно?

- Хорошо. – целую его в щёку и захожу в свой номер.

- Ах да, совсем забыла! – задерживает меня мама. – Я пригласила к тебе Соню с Машей. Они подъедут через пару часов.

- Спасибо. – искренне благодарю и закрываю дверь.

Скучала я и по девчонкам, так что новость об их скором приходе меня немного взбодрила.
***

- Бааа, мать, что с лицом? – открывает рот Сонька, только войдя в номер. – Тебя там пытали что ли?

- Мамина стряпня считается? – подхожу к подругам и крепко их обнимаю.

- Всего-то? А я уж было подумала, что ты там страдаешь по своей несчастной любви… - с иронией говорит Покровская, падая на кровать, как звезда, раскинув руки и ноги в стороны.

- Отвали, Покровская. – мягко отшиваю девушку. – Тебя до кучи не хватало! – кидаю ей на лицо подушку и сажусь у изголовья кровати.

- Если хочешь сменить тему, Лиз, то спроси о её бармене. – шутливо советует Манька, приземляясь рядом с нами.

- Да-да-да!! Я постоянно говорю об Игоре и никак не могу заткнуться… - изображает голос Матвеевой Сонька и швыряет в неё другую подушку. – Так что, Дёмина, я страдаю больше всех из-за твоего отъезда!! Даже поговорить не с кем… - показывает смеющейся Маньке язык. – Эта может только об учёбе разговаривать… - перекатывается на живот и кладёт голову на ноги подруги. – Но бросить её не могу… кто мне ещё с курсовой поможет? – получает за свои слова по лбу щелбан и с чистой совестью добавляет. – Покажи свой наряд на свадьбу!

Качаю головой и улыбнувшись таким «своим» друзьям, достаю из шкафа полное «обмундирование» на предстоящее торжество.

Ещё несколько часов мы посвящаем обсуждению моего намеченного «образа», обмену новогодними подарками и настроение заметно повышается. В близком кругу. Родной женский смех. Привычные шутки и подколы. Незаметно протекающее время. Вот рецепт от всех невзгод.

Ну почти.

Ещё какое-то время после прощания с подругами я пребываю в состоянии лёгкой эйфории, прокручивая в голове свежие истории из их жизней. Рассказ о необыкновенном Игоре-бармене с серьёзным лицом, но с чутким отношением к Соне. Красочное описание новогодней поездки Маньки с родителями на горнолыжный курорт.

У всех жизнь «бурлит». Одна я ничего не чувствую. Только лёгкие намёки на «колорит» мелькающий событий.

Останавливаю себя, в сотый раз беря в руки телефон. Что сейчас делает чернявый? Думает ли вообще обо мне? Приехал ко мне, если бы знал, что мы уже вернулись? Миллион вопросов в голове и все хочу озвучить ему в лицо, но никогда этого не сделаю… Боюсь услышать отрицательный ответ.

В беззвучном режиме проглатываю подкатывающие слёзы и ласково провожу пальцами по искусственным василькам, которыми мне завтра украсят причёску, как и маме…

Глубокий вдох.



Марта Крон

Отредактировано: 10.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться